Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Литовской Республики в Украине Марюса Янукониса.

В Литве завершается подсчет голосования на выборах в парламент. Каким образом могут повлиять результаты парламентских выборов на сотрудничество с Украиной?

У нас так уже сложилось, что неважно, какие партии приходят во власть, но мало что меняется во внешней политике. И я могу прогнозировать, что от результатов выборов и от того, какая будет правящая коалиция, (потому что еще неизвестно, какая она будет, — надо дождаться второго тура) политика в отношении Украины не изменится. Украина как одно из ключевых направлений внешней политики – так и останется.

Если говорить с самого начала Литовской независимости нас отличало то, что все политические силы всегда договаривались по поводу основных приоритетов во внешней политике. Это просто фундаментальная вещь для нашей политической системы. Несмотря на то, что правительства у нас в течение 25 лет были разные, их объединяло то, что внешняя политика была преемственной, и основные направления не менялись. Конечно, мы решали такие фундаментальные вещи, как вступление в Евросоюз и НАТО, и в этом было согласие всех политических сил.

Украина всегда стояла на повестке дня любого правительства. После событий 2013-2014 годов поднялась новая волна солидарности с Украиной, и наше правительство очень активно начало поддерживать Украину. Даже если взять предвыборную программу этих выборов, то ни одна из партий не ставила под вопрос отношения с Украиной или пересмотр каких-то направлений. Я просто уверен, что Украина останется и дальше одним из главных приоритетов, потому что это отражает и наши интересы национальной безопасности, и соответствует духу и истории нашего сотрудничества.

В контексте того, что Россия отправила в Калининградскую область ракетный комплекс «Искандер», чувствует ли Литва в определенном смысле давление со стороны РФ? И готова ли к возможным вызовам собственной безопасности?

Конечно, такие действия России вызывают беспокойство, и это означает наращивание определенного напряжения в регионе, военной мощи. Но мы полагаемся на НАТО, потому что мы члены НАТО, и мы строим свою оборону и безопасность вместе с Альянсом. Также предпринимаются шаги по укреплению обороноспособности вместе с НАТО. Мы верим в НАТО и чувствуем себя в безопасности.

Мне трудно сказать, какие военно-технические шаги могут последовать после этих сообщений о переброске ракет «Искандер» в Калининградскую область, но, как я и говорил, Россия такими своими действиями усиливает напряжение в регионе.

Исходя из того, что посольство Литвы является контактным посольством НАТО в Украине, какие перспективные программы сотрудничества Украины с НАТО?

Литва уже второй год выполняет функцию контактного посольства в Украине и сейчас принято решение продлить эти функции еще на два года – до конца 2018-го.

Говоря о сотрудничестве Украины с НАТО, можно сказать, что оно очень разноплановое и интенсивное, оно состоит из нескольких частей. Первая – это экспертная помощь, то есть разного рода советники и в Министерстве обороны Украины, и Генеральном штабе ВСУ, а также инструкторы, которые напрямую обучают украинских военнослужащих в разных подразделениях. В настоящее время в Украине работает около 50 инструкторов из Литвы. Вторая часть – это передача опыта НАТО и сотрудничество в таких сферах как стратегическая коммуникация, реабилитация раненных, переквалификация бывших военнослужащих, логистика, разминирование и много других направлениях.

Миссия военных инструкторов, например, осуществляется при поддержке определенных стран НАТО, это не является общей программой НАТО, но они помогают Украине приблизиться к стандартам НАТО, как планирует украинское руководство, до 2020 года. Также это реформирование системы оборонного ведомства в целом, что предполагает гражданский демократический контроль в вооруженных силах, который уже давно практикуют в странах Запада. Украине придется пройти еще большой путь к тому, когда всей системой обороны будет управлять гражданское лицо. Это все прописано в стратегических документах самой Украины, и это руководство Министерства обороны Украины поставило как цель.

Вы считаете, что в Украине в условиях войны возможно проведение такой реформы и гражданское лицо во главе Минобороны?

Это зависит от того, как страна видит свои приоритеты, но в целом я считаю, что реформа возможна, пусть она и будет идти медленнее, чем в обычных условиях. Гражданское руководство Министерства обороны не означает, что ослабляется военный компонент. Министр – это политик, он член правительства, он наравне с другими политиками решает стратегические задачи и ставит стратегические цели для системы обороны, а осуществляют это, как гражданские должностные лица, так и военные – Генеральный штаб в первую очередь.

Насколько темпы реформирования Генерального штаба ВСУ соответствуют ожиданиям?

Мы, может быть, и хотели бы достичь более быстрого продвижения на пути этой реформы, но я думаю, что весь процесс находится на верном пути. У нас постоянный контакт с украинскими коллегами, и они прислушиваются к нашим советам. И это не только наша оценка, а и других стран НАТО. Очень важно продолжать эту работу, потому что Украине нужна реформа на уровне принятия стратегических решений. И в этом плане Украине действительно еще нужно подтянуться до стандартов НАТО.

Каковы дальнейшие перспективы сотрудничества стран в рамках совместной литовско-польско-украинской бригады (LitPolUkrbrig)? Как скоро планируются следующие совместные учения?

Трехсторонней бригаде исполнилось два года. Основная цель бригады предполагает, что ее подразделения смогут участвовать в международных операциях по поддержке мира, в рамках ООН, НАТО и т.д. Сейчас уже полностью сформирован штаб бригады, который находится в Люблине.

В ближайшее время, буквально в ноябре планируются международные учения, где будет принимать участие штаб этой бригады.

Возможно, уже в следующем году будут проводиться учения подразделений, которые непосредственно дислоцируются в своих странах, т.е. в одном месте располагается штаб, а подразделения – в своих странах, и при надобности они собираются на совместные мероприятия.

Как оцениваете темп реформ в Украине? Какие преграды в Украине видят литовские инвесторы?

Понятно, что в Украине реформы не могут произойти за один день. И мы видим, что в некоторых сферах реформы займут еще несколько лет, трудно сказать сколько. Но мы также видим и позитивные моменты в определённых точках. Очень надеемся, что такие точечные изменения к лучшему, подтолкнут всю систему к глубоким изменениям.

В первую очередь это касается среды бизнеса, которая однозначно требует изменений к лучшему. Это говорят и наши инвесторы, которые выражают большой интерес к работе в Украине. Несомненно, если решить некоторые проблемные вопросы, в Украину бы пришло гораздо больше иностранных инвестиций, несмотря на войну на востоке страны. Новейший опрос иностранных инвесторов показал, что среди проблемных вопросов «война» занимает только третье место, а на первом месте «недоверие к правовой системе» и «коррупция». Это два фундаментальных вопроса, в которых нужен прогресс, и как можно скорее. Потому что это тормозит всю страну, и эти вопросы нужно решить не только потому, что это нужно инвесторам, а потому что это раскрепостит Украину, у которой огромный потенциал.

В контексте запуска системы электронного декларирования в Украине насколько быстро можно подготовить новый государственный аппарат?

Я думаю, что это довольно длительный процесс — подготовка качественной госслужбы, но Украина уже положила все основы для этого: есть закон, есть видение реформы. Мы понимаем, что сейчас есть проблемы и с зарплатами государственных чиновников, и с их мотивацией, но я думаю, что реформа будет продолжаться, и Европейский союз готов помогать и помогает в этом. Сейчас, например, рассматривается вопрос, как ЕС может помочь в мотивировании госслужащих, как задействовать другие финансовые и экспертные механизмы. В свою очередь Украина должна определиться, какую государственную службу она хочет, и со своей стороны также проводить необходимые реформы.

Электронное декларирование — это важный шаг вперед, и теперь необходимо, чтобы эта система прозрачно и надежно работала. Я думаю, что не так важны какие-то технические нюансы, главное – это понятное и прозрачное функционирование этой системы, которая могла бы четко отслеживать доходы и расходы чиновников. В Литве доходы, расходы и имущество чиновников доступны в Интернете для каждого. Я думаю, что это, в первую очередь, важно для развития общества – понимание того, что нужно жить по честным и прозрачным правилам, и чиновники первыми должны демонстрировать такой пример.

Некоторые депутаты считают необходимым принятие закона о нулевом декларировании. Как вы к этому относитесь?

Я думаю, что это вопрос, который нужно обсуждать. Каждая страна имеет свою специфику и свою уникальную ситуацию. Например, в Литве не вводились какие-то дополнительные налоги – все уплачивалось в соответствие с уже принятым законодательством, и когда в конце 90-х эта система заработала, все государственные служащие, включая дипломатов, стали подавать свои электронные декларации. Люди просто задекларировали то, что у них было в распоряжении на тот момент, а дальше – как с чистого листа.

Насколько, по Вашему мнению, эффективна работа иностранных специалистов в Украине? Как мы видим, пример Айвараса Абромавичуса говорит о том, что взаимодействие опытных менеджеров с украинскими чиновниками происходит довольно непросто.

Я думаю, что решение принимает украинское руководство, и если оно считает, что стране необходим опыт иностранных специалистов, то, наверное, в этом есть смысл. Мы знаем, что привлекаются советники из таких стран как Польша, Литва, Словакия, которые уже прошли эти трансформационные процессы и могут реально практическими советами помочь Украине. Что же касается их работы в украинской системе, то это уже зависит от конкретного специалиста, личных отношений и его компетенции. Айвараса Абромавичуса пригласило украинское руководство, и мы видели достаточно смелые попытки реформирования системы управления государственными предприятиями. Это та сфера, которая требует изменений, для повышения эффективности работы госпредприятий, чтобы они приносили больше дохода в бюджет и не были убыточными. Абромавичусу не все удалось сделать, последовало его решение уйти в отставку, но важно, что теперешнее руководство министерства продолжает начатую им работу.

Сейчас украинской железной дорогой руководит польский специалист, и пока, я думаю, он довольно успешно справляется со своими задачами.

Литовский бизнес довольно сильно страдает от влияния санкций против РФ, не скажется ли это негативно на продление санкций?

Отвечая на вопрос, страдает ли литовский бизнес от санкций, можно сказать и да, и нет, потому что Россия была всегда нам удобна как экономический партнер – по устоявшимся связям, по логистике, но в период, когда были введены санкции против российских компаний и лиц, литовский бизнес сильно переориентировался. Мы сейчас не чувствуем сильных последствий от санкций. Наша экономика развивается и нашла новые рынки. Конечно, санкции затронули экспорт сельскохозяйственного продовольствия, потому что значительная часть этих продуктов шла на российский рынок, но мы нашли другие рынки: американский, Ближний Восток и сейчас наращиваем экспорт в Китай. Это огромный рынок, и я думаю, что если все удастся, то это будет прорыв. Может на это повлияло то, что экономика Литвы небольшая, мобильная и гибкая.

Нужно также сказать, что порт в Клайпеде, через который проходят важные транспортные и грузовые потоки в направлении «Восток-Запад», развивается рекордными темпами и последние годы наращивал грузооборот и почти достиг своих предельных возможностей.

После постройки терминала сжиженного природного газа (СПГ) в Клайпеде, на сколько удалось снизить зависимость от российского газа?

Литва не так много потребляет газа вообще, но терминал позволил нам примерно на половину снизить зависимость от российского газа. Этот терминал был первым на всем балтийском побережье, и он нам позволяет не только покрыть наши потребности, а и еще и немного экспортировать в другие страны, где это возможно. Пока у нас нет газотранспортного соединения с Польшей, мы не можем направлять газ в Европу. Строительство такого газопровода может занять примерно три года, и тогда Литва теоретически сможет поставлять газ даже в Украину.

Литва оказывает существенную гуманитарную помощь Украине. Какие основные направления этой помощи? Каковы планы в данной сфере на будущий год?

Мы действительно осуществляем проекты, направленные на помощь восточным регионам Украины – это касается образования и гуманитарной помощи как таковой, и лечение раненных солдат из АТО. За это время у нас уже прошли курсы реабилитации примерно 120 военнослужащих, и мы намерены это продолжить.

В основном мы сотрудничаем с украинскими неправительственными организациями, через которые мы реализуем наши проекты. В частности, мы организовали не меньше пяти лагерей для детей с Востока Украины, обучающие курсы для учителей, помогаем украинским специалистам в сфере психосоциальной реабилитации, развития регионов Украины и в других направлений. Совсем недавно мы отправили уже третью группу из 15 учеников 8-го класса, которые целый учебный год проведут в Литве. Это в основном дети переселенцев, которые живут в Луганской, Донецкой и Днепропетровской областях.

В 2017 году в ряде ключевых стран Европейского Союза пройдут выборы. По прогнозам победу в них могут получить евроскептики. По вашему мнению, ЕС готов к новым вызовам в этом контексте?

На мой взгляд, нужно дождаться выборов и посмотреть, кто придет к власти. Я согласен, что есть определенный рост радикальных настроений в Европе, но надеемся, что партии, которые традиционно пользуются поддержкой, удержат свой политический вес в этих странах.

Конечно, это – один из вызовов Европы, как вы знаете, их и так не мало, но есть твердая воля сохранить Европейских Союз, несмотря на все существующие сложности, такие как миграционный кризис и возможный выход Великобритании из ЕС. Даже миграционный кризис показал, что ЕС способен решать проблемы, ЕС справился с огромным потоком беженцев, большую часть которых приняла Германия. Я думаю, что страны Евросоюза осознают, что нужно менять подходы, для того чтобы укреплять ЕС, поэтому какие-то реформы будут неизбежно проведены. Пока есть твердая воля членов Евросоюза сохранять единство и сплоченность.