Миллиард в обмен на е-декларации: ЕС уберет лес-кругляк из условий финпомощи Украине

732

Решение ЕС предложить Украине миллиард евро макрофинансовой помощи не принесло облегчения официальному Киеву. Официально в правительстве заявляют, что ждут деньги ЕС осенью. А в частных разговорах приходится слышать, что чиновники «не рассчитывают на эти средства всерьез».

Причина – не «скупость» европейцев, а тот факт, что для получения денег Киев должен показать успехи в реформах. В том числе – в вопросе противодействия коррупции.

Кстати, на Банковой рассчитывали на значительно большее финансирование и планировали получить первые транши без особых проблем. Сложилось иначе: Украина не смогла «соскочить» с большинства предыдущих требований, из-за невыполнения которых ЕС уже заблокировал перечисление Украине 600 млн евро.

Единственное, что европейцы согласились не включать в пакет второго «макрофина» – это требование об отмене моратория на экспорт леса-кругляка. Этот спор Киев и Брюссель договорились решать в другом формате.

Кредит или помощь?

«Искренне благодарен президенту Юнкеру и всем членам Еврокомиссии за этот решительный шаг поддержки, который является признанием нашего прогресса в реформах», – написал президент Петр Порошенко в Facebook 9 марта.

Признаком такого «признания», по его мнению, стало решение ЕК одобрить новую программу макрофинансовой помощи Украине.

Решение действительно важное, ценой в 1 миллиард евро, но с «признанием прогресса» оно формально не связано. Наоборот, эти средства ЕС выделяет государствам, которые пообещали ЕС проведение реформ. Брюссель согласовывает с государством-партнером перечень своих требований и после того, как это государство проводит определенные изменения, оно получает деньги.

А вот со словами президента о том, что решение демонстрирует солидарность ЕС с Украиной, вполне можно согласиться. Решение о макрофинансовой помощи – политическое, его должны подтвердить Совет ЕС и Европарламент, а также Верховная рада.

«Макрофин» от Евросоюза – это кредит, но на чрезвычайно выгодных условиях.

Средства предоставляются по стандартной для таких договоров ставке EURIBOR+0,2%. Учитывая, что в последние годы EURIBOR имеет отрицательные значения (и уже приближается к показателю -0,2%), фактически Украина пользуется этим кредитом бесплатно. «Длина» кредитной программы – 15 лет.

Ни у одной страны-партнера, пользующейся макрофинансовой помощью, нет возможности занимать средства на рынке по схожим процентным ставкам.

А поскольку наше государство сейчас нуждается в средствах для развития, программа «макрофина» является, пожалуй, самым выгодным источником финансирования. Так что Порошенко прав, когда говорит, что решение Еврокомиссии стало победой.

Вот только на Банковой рассчитывали, что эта победа будет более громкой.

Миллиард за два

О планах Евросоюза предоставить Украине новую финансовую помощь впервые стало известно еще четыре месяца назад. К саммиту «Восточного партнерства», который проходил в Брюсселе в ноябре, Украина подошла с невеселой новостью: выяснилось, что мы потеряли 600 млн евро финансовой помощи, поскольку не выполнили несколько условий ее получения.

Сначала Киев отрицал потерю денег; далее – начал убеждать Брюссель «дать немного больше времени».

Но в конце концов, уже во время саммита, украинский президент вышел к СМИ с хорошей новостью: хотя 600 миллионов мы действительно потеряли, но Брюссель предоставит Киеве втрое больше денег по новой программе.

«Мы договорились, что на следующей неделе Еврокомиссия выпустит коммюнике об амбициозной программе макрофинансовой помощи. Три транша, такой же объем, что и сейчас, причем начинаем работать с января 2018 года», – заявил Порошенко. Вскоре министр финансов Александр Данилюк подтвердил: новая помощь составит 1,8 млрд евро.

Названные президентом сроки, как это порой бывает, не сбылись, но здесь «зрады» со стороны ЕС нет.

Процедура утверждения макрофинансовой помощи – довольно длительная. Ее невозможно пройти от начала до конца за пару месяцев и даже за полгода – это слишком быстро. Вероятно, в вопросе дат Порошенко и Юнкер немного не поняли друг друга.

Но с суммами такая ошибка нереальна; к тому же, слова президента подтвердил министр, который был вместе с ним на встрече. А в разговорах «не под запись» представители АП убеждали «Европейскую правду», что финансирование будет даже выше – мол, сейчас ведется диалог по этому поводу.

Однако в решении Еврокомиссии, принятом в марте, сумма снизилась с 1,8 млрд до 1 млрд евро.

Для Украины это, конечно же, нехорошо. И потому, что меньше денег, и потому, что меньше траншей. Согласно программам финпомощи, для каждого следующего транша расписан перечень реформ, которые должна выполнить страна. Самые сложные изменения остаются под конец, из-за чего последний транш порой так и остается не выделенным (именно это и произошло в прошлом году с Украиной).

А вот когда траншей мало, то сложные условия действуют уже с начала финансирования.

Что должна сделать Украина?

Первое и ключевое условие для получения средств ЕС – возобновление сотрудничества Украины с МВФ. Следовательно, чтобы получить миллиард евро, Киев должен создать Антикоррупционный суд с соблюдением требований Венецианской комиссии. Норму о МВФ никак нельзя обойти, она записана в общих правилах европейского «макрофина», без нее Еврокомиссия не имеет права подписывать договор с украинским правительством.

А уже в этом договоре (точнее, меморандуме) будут выписаны условия траншей. Так же, как это было в 2015 году.

Формально эти условия еще не определены. Их должны утвердить позже, для чего будет создан спецкомитет из стран-членов и Еврокомиссии. Но некоторые принципы определяются заранее, и они уже сейчас записаны в документах, которые Еврокомиссия передала на рассмотрение Европарламента.

В распоряжении «Европейской правды» оказалась официальная коммуникация ЕК по этому поводу. Она подтверждает: даже первый транш Киеву дадут только после выполнения условий.

«Нужно определить специфические условия для каждого из двух траншей помощи», – говорится в документах ЕК. Напомним, предыдущая программа «макрофина», которая началась в 2015 году, состояла из трех траншей, и первый был передан без дополнительных требований со стороны ЕС (на повторение такого сценария правительство надеялось и сейчас).

Но главное – то, что ЕС потребует от Киева выполнить старое «домашнее задание».

«Планируется, что условия будут отображать те меры, которые не были выполнены в рамках предыдущей программы (макрофинансовой помощи ЕС)», – говорится в документе.

В ноябре, когда ЕС прекращал предыдущую программу, в ней оставалось четыре не выполненных Украиной требования: снятие запрета на экспорт леса-кругляка, запуск автоматической проверки электронных декларации, проверка информации о бенефициарных владельцах компаний и создание кредитного реестра НБУ. Последний пункт Рада уже выполнила; о предпоследнем можно дискутировать. А вот два первых – это серьезная проблема.

Последние годы доказали: реформа лесозаготовительной отрасли (с одновременной отменой запрета) – это неподъемная задача. Голосов на нее в Раде нет, и до выборов точно не будет. Следовательно, наличие такого требования делает макрофинансовую помощь ЕС просто неинтересной – зачем биться за выполнение других условий, если денег все равно не будет?

К счастью, в Брюсселе это тоже понимают.

Деньги отдельно, лес отдельно

Три независимых друг от друга источника в европейских структурах заверили «Европейскую правду», что в вопросе отмены моратория ЕС пойдет на уступки. Этот подход одобрен Еврокомиссией (хотя формальный документ по этому поводу еще не обнародован), а также прошел дискуссию в европейском дипкорпусе.

Отказываться от этого требования к Украине ЕС, конечно же, не будет – Киев нарушил Соглашение об ассоциации, а значит, должен исправить свою ошибку. Однако для переговоров с Киевом по этому поводу используют другие инструменты.

«Критериями финпомощи должно быть проведение структурных реформ, оживляющих вашу экономику. А отмена незаконного запрета – это не реформа, а просто возвращение в правовое поле», – пояснил один из собеседников.

Для решения проблемы леса-кругляка ЕС задействует против Украины процедуру арбитража.

Она предусмотрена Соглашением об ассоциации (глава 14 раздела IV СА, «Решение споров»). Постановление арбитров – обязательное для выполнения. А поскольку Соглашение об ассоциации имеет большую силу, чем национальное законодательство, есть шанс, что нас обяжут отменить мораторий даже в обход решения Верховной рады.

В представительстве ЕС в Украине подтвердили, что ЕС может инициировать в отношении Украины новую процедуру.

«Еврокомиссия считает, что мораторий является ограничением свободной торговли, что противоречит обязательствам Украины как в рамках макрофинансовой помощи, так и в рамках Зоны свободной торговли по Соглашению об ассоциации.

Комиссия будет взаимодействовать с властями Украины, чтобы найти решение этой проблемы с помощью инструментов, определенных для торговых вопросов, включая возможность задействовать механизм разрешения споров (bilateral dispute settlement mechanisms)», – говорится в письменном комментарии представительства ЕС, предоставленном по запросу ЕП.

Какого именно решения стоит ожидать и как оно будет выполняться – заранее предсказать непросто. Украина стала первым ассоциированным государством, которое в споре с Евросоюзом зашло так далеко.

Так когда будут деньги?

Официально в ЕС не комментируют будущие условия финансирования, объясняя, что решение должно быть принято на последующих этапах, и напоминают лишь об общем правиле – восстановлении программы МВФ (то есть – создании антикоррупционного суда).

Но то, что Брюссель отвязал вопрос «леса» от финпомощи – действительно хороший знак. Это дает возможность в принципе запустить данную программу. Однако раньше, чем через 6-8 месяцев, деньги все равно в Украину не поступят. Даже при самой ускоренной процедуре меморандум между правительством и Еврокомиссией не может быть одобрен раньше июля; затем потребуется его ратификация в Верховной раде и подписание конкретных кредитных соглашений.

«Ориентировочно мы ожидаем окончательного утверждения в начале осени», – заявил недавно министр финансов Александр Данилюк, выразив надежду на то, что в этом году Украине удастся получить оба транша. Шеф европейской дипломатии Федерика Могерини также надеется, что хотя бы первый транш помощи поступит в Украину до конца 2018 года.

Но это возможно только в случае, если Украина выполнит ключевое условие ЕС и запустит систему проверки электронных деклараций. Без этого, скорее всего, мы не получим даже первый полумиллионный транш.

Автоматическая проверка е-деклараций – не новое требование к Украине.

Киев должен был выполнить его еще в рамках безвизового плана, но каждый раз откладывал «на потом». В ЕС не сомневаются, что единственная причина задержки – нежелание украинских чиновников запускать механизм, который приведет к массовым уголовным делам против них же самих, из-за неправдивых сведений в электронных декларациях.

Именно поэтому не все верят в выполнение этого требования. Один из проевропейских членов правительства признался в конфиденциальной беседе, что Кабмин «не слишком рассчитывает на эти средства».

Так что ближайшее время покажет, что оказалось важнее для Украины: желание получить миллиард евро в бюджет или боязнь запустить проверку электронных деклараций.

Сергей Сидоренко