Милованщина. Ария питтсбургского гостя

492

Гораздо большее возмущение нашей прогресссивной общественности, нежели сама инициатива Минсоцполитики запретить бизнесу оформлять сотрудников как физлиц-предпринимателей (ФОП), вызвала ее поддержка со стороны “социально близкого” почетного президента Киевской школы экономики (КШЭ).

“УкрРудПром” еще два года назад обращал внимание читателей, что Тимофей Милованов — неодномерная личность, поскольку совмещает в своем хрупком теле сразу несколько ипостасей и, соответственно, множество конфликтов интересов. В частности, является не только профессором Питтсбургского университета, но и заместителем главы Совета НБУ. Именно в последнем и кроется причина того, что Милованов неожиданно почуствовал себя “государственным мужом” (именно так, это не описка — ведь речь идет о казенном пресмыкающемся).

Слегка доработав тезис Маркса, предположим, что “источники дохода определяют сознание”. Еще в конце 2016 года Милованов с болью в голосе заявлял, что Совет НБУ разделился на две идеологические группы, в одну из которых (что б вы не сомневались — “прогрессивную”, ратующую за сокращение денежного предложения) он и входит.

С момента раскола прошло уже более двух лет, с поста главы НБУ уже ушла пропихнувшая Тимофея в Совет Валерия Гонтарева, но Милованов спокойно продолжает в нем числиться. Именно так, поскольку согласно откровениям Тимофея его противники, выступающие за стимулирование экономического роста, изначально были в нынешнем Совете НБУ в большинстве. Причина подобного конформизма лежит на поверхности. Еще в начале 2017 года Милованов заявил, что за три неполных месяца работы в Совете НБУ получил 312 855 гривен. И это за part-time работу, явно не отнимающую у него много времени.

Очевидно, что эти деньги он получает не через ФОПа, как впрочем и свою президентскую ставку в Киевской школе экономики. И хотя критики Милованова заявляют, что многие сотрудники КШЭ оформлены как раз как ФОПы и “зачем он пилит сук”, очевидно, что данный кейс описывается фразой “проблемы индейцев вождя не волнуют”.

Впрочем, оставим моральные проблемы на совести персонала КШЭ и задумаемся, почему именно сейчас правительство вышло на люди с такой интересной инициативой, затрагивающей прежде интересы так называемого креативного класса: начиная от айтишников и заканчивая активистами-грантоедами. Рискнем предположить, что цель как в неприличном анекдоте занять руки неприятного собеседника, вручив ему дерьмо. Ведь очевидно, что переключение предвыборной повестки дня с судеб родины на меркантильный вопрос ФОПов — прекрасная возможность слегка заземлить наш креативный класс. Опустить его (пользуясь терминами пирамиды Маслоу) с ценностей самореализации к вопросам выживания. Одним словом, напомнить творческим нашим, кто они есть такие на самом деле.