Американцы отходят от шока после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Украинская журналистка, руководитель украинской редакции «Голоса Америки» Мирослава Гонгазде в интервью рассказала, какие настроения царили в штабах кандидатов во время подсчета голосов, почему американцы голосовали за кандидата от республиканцев и что общего у будущего лидера Штатов и бывшего украинского президента Виктора Януковича.

Как вы оцениваете результаты этих выборов? Был ли для вас именно такой результат ожидаемым?

Я думаю, что очень для многих именно такой результат является неожиданным, поскольку все социологические опросы и прогнозы говорили о том, что победа будет все же за Хиллари Клинтон. Но можно было ожидать, что Трамп наберет много. С самого начала кампании у него была значительная поддержка, в то же время такая блестящая победа стала неожиданностью.

Сейчас распространяется информация, что в США появляются первые протестные настроения. Можно ли подобные протесты воспринимать как нечто серьезное или это единичные случаи?

Пока люди оправляются от шока, откровенно говоря. Конечно, стихийные протесты возникают, но они не имеют какого-то массового характера. И я очень сомневаюсь, что они могут в принципе иметь такой массовый характер. В Соединенных Штатах есть достаточно механизмов для высказывания своего недовольства правительством, причем разными способами. Для этого не обязательно применять уличный протест. Много недовольных, думаю, если и будут выражать протест, то более серьезными и уже правовыми действиями.

А вообще такое явление, как «майдан», может быть в американском обществе? Или это чисто украинская история?

Что-то похожее на Майдан здесь уже происходило — мы помним акции «Оккупируем Уолл-стрит». Эти движения были достаточно массовыми, но если говорить об этой кампании, то я думаю, в частности, сторонники таких движений также проголосовали за Трампа. Трамп каким-то образом сумел получить поддержку именно такого протестного электората. Его поддержало много молодежи, которая недовольна реальным положением вещей и предварительно поддерживала Сандерса, вроде бы прогрессивного и либерального. Это также было и старшее поколение, консервативное, которое категорически не принимало Барака Обаму. То есть он сумел собрать в свою поддержку радикально противоположный спектр общества. А эта середина общества, преимущественно образованная, с высшим образованием, которая анализировала по-трезвому кандидатов, ее оказалось меньше, чем такого среднестатистического американца. А вот эта середина общества, которая поддержала Клинтон, на улицу не выходит, потому что эти люди не настолько недовольны своей жизнью, чтобы прибегать к уличному протесту.

Из-за такой своеобразной риторики Трампа в Украине его часто сравнивают с Януковичем. Считаете ли вы подобные сравнения корректными и действительно ли есть у них что-то общее?

Если искать общее у этих личностей, то прежде всего у них общие советники, как Пол Манафорт. Благодаря этому их предвыборные кампании были построены на схожих подходах и идеях: раскол общества, выделение себя как идеала протестного электората и прочее. Также общая характеристика для них обоих проявляется в их приверженности к Путину и России в целом. В то же время говорить сейчас, какой будет политика президента Трампа, еще рано. Для начала, принимая свою победу, он уже сказал, что планирует быть президентом всех американцев и что будет работать над тем, чтобы преодолеть раскол в обществе. Политологи, конечно, усомнились в таких его обещаниях. Потому что он, во-первых, это заявление читал с суфлера. И это не был Дональд Трамп, которого мы привыкли видеть в предвыборной кампании. Но, увидим, возможно, должность президента заставит его быть более сдержанным, в конце концов, наложит на него большие ограничения относительно своих высказываний.

А как вообще Трамп будет выстраивать свою политику с Российской Федерацией? Во время предвыборной кампании он заявлял, что готов даже сбивать российские самолеты, если будет потребность.

Я думаю, что пока рано говорить о политике Трампа, особенно относительно взаимоотношений с Россией. Все мы знаем, что он говорил во время кампании. Но предвыборная кампания и все, что во время нее обещается, всегда отличается от того, что будет делаться на самом деле. Мы знаем одно: он хочет восстановить хорошие отношения с Россией. Это мне также подтверждали его доверенные лица, с которыми я общалась. Но говорить о какой-то конкретной политике сейчас еще очень сложно. Кстати, он обещал во время кампании, что посетит РФ еще до инаугурации. Так что, я думаю, достаточно быстро мы увидим, насколько его предвыборные обещания соответствуют реальным шагам.

А что, по вашему мнению, стало основополагающим фактором победы Трампа? Особенно в ситуации, когда для всех это стало неожиданностью.

Главный фактор – это очень большое количество американцев, которые не удовлетворены своим социально-экономическим положением. И они считают, что Вашингтон их не слышит и не борется за их интересы. Как оказалось, этого американского населения достаточно много, настолько, что сделало возможным победу Трампа. Но надо отметить, что все же Хиллари Клинтон получила больше так называемых популярных голосов. То есть, если бы в США были прямые выборы, то победила бы Хиллари Клинтон. Во время этих выборов кандидаты шли наиболее близко по количеству голосов, отданных им, за всю историю США. Страна практически разделилась пополам.

А вы были в штабе Клинтон? Как там вообще отреагировали на эту ситуацию, какие были настроения, атмосфера?

Я не была в штабе, но там были наши корреспонденты, поэтому мы с ситуацией знакомы. Сначала там царили очень оптимистичные настроения, но уже под конец оглашения результатов даже отключили телевизионные экраны, на которых показывали результаты. Хиллари Клинтон не следила за подсчетом голосов со всеми в штабе, а под конец вечера там вообще все просто разошлись, потому что не могли перенести этой печали, которую навеяли результаты голосования. Это, действительно, был удар для них.

А в штабе Трампа? Для него этот результат тоже стал неожиданным?

Они, действительно, не ожидали такого. Трамп изначально планировал делать вечеринку в большом помещении, потом они перенесли эту вечеринку в крохотное помещение, в котором едва помещались журналисты. «Голос Америки», например, получил лишь шесть аккредитаций, то есть в принципе люди не ожидали, что победа будет такой тотальной, скажем так.

А как Украина будет выстраивать свои отношения с новым президентом? Можно ли ожидать, что как-то изменится поддержка по отношению к Украине?

Понимаете, Украине однозначно нужно работать с США. В США выбрали нового президента, состоялось демократическое волеизъявление, и с этой реальностью придется жить. Этого можно было ожидать и к этому надо было готовиться. Сейчас надо искать пути для налаживания сотрудничества с новой администрацией. Насколько это удастся – уже другой вопрос. Трудно пока анализировать политику этой администрации, но в любом случае готовность к данному сотрудничеству, я думаю, надо однозначно проявлять. В штабе Трампа есть разные люди, и они не все исключительно пророссийские. Там есть люди, которые также поддерживают предоставление Украине летального оружия. Есть люди, которые разбираются в международной политике. То есть все зависит от того, кто возьмет контроль над его международным аспектом деятельности. И тогда мы увидим, какие должны быть дальнейшие шаги.

Как вы оцениваете дальнейшее политическое будущее Барака Обамы?

В принципе были разговоры, что Барак Обама хочет получить номинацию в Верховный суд, но с президентом Трампом и полностью контролируемым республиканцами Конгрессом, Сенатом и Палатой представителей, думаю, у него практически нулевые шансы получить такую номинацию. Какой-то период времени он будет приходить в себя. Но Обама покинул должность с впечатляющими рейтингами поддержки, поэтому он в принципе сделал свою работу, и, судя по результатам выборов, по крайней мере половина американцев довольны его работой.

А в каком состоянии он передал свое кресло следующему президенту?

Обама передает страну в хорошем состоянии: экономика начала расти, ситуация стабилизируется. Он провел несколько серьезных социальных реформ, но в целом, как показали выборы, большое количество населения так и не почувствовали на себе положительного эффекта изменений, и именно они сделали победу Трампа возможной.

Автор материала: Светлана Шереметьева