Могильник для «Курчат». Что стоит за арестом экс-нардепа Евгения Сигала и его жены

1231

В 01:40 субботы, 9 июня, со двора здания Печерского райсуда Киева на Крещатике выехал автозак, в котором под конвоем правоохранителей в Лукьяновское СИЗО отвезли экс-нардепа, владельца одного из крупнейших агрохолдингов Украины Евгения Сигала, его супругу Марину Сигал и директора филиала птицеводческого комплекса ООО «Комплекс «Агромарс» Ивана Зозулю.

За несколько минут до этого судья Вячеслав Пидпалый завершил восьмичасовой марафон по избранию задержанным 6 июня собственникам и управленцам «Агромарса» (выпускает продукцию под торговой маркой «Гавриловские курчата») меры пресечения. Судья постановил арестовать их с возможностью выхода на свободу под залоги на общую сумму в 254 млн грн. Именно такой размер ущерба инкриминирует следствие Сигалам и К°, подозревая «аграрного барона» в создании организованной преступной группы, занимавшейся, среди прочего, складированием отходов производства на полях Киевщины в могильниках и загрязнением окружающей природной среды.

Как владельцы агрохолдинга, который дает 3% ВВП Украины, оказались за решеткой и есть ли у их истории «двойное дно», разбиралась «Страна».

Удар током

Завязка сюжета, который привел к аресту Сигалов и К°, произошла осенью прошлого года. Тогда на птицефабрике из-за аварийного отключения электроэнергии перестала работать вентиляция и случился массовый падеж птицы.

«64 тысячи трупов весом в среднем по два с половиной килограмма», – констатировал потери исполнительный директор «Агромарса» Алексей Марченко.

Скопившиеся отходы – 160 тонн тушек предприятие не смогло утилизировать надлежащим образом, и пошло по пути наименьшего сопротивления. Трупы вывезли и «прикопали» на полях, которые использует птицефабрика на территории Гавриловского сельсовета.

По следам этого инцидента было заведено уголовное дело, которое квалифицировали по ч.1 ст.239 УК Украины – «Загрязнение или порча земель отходами… вследствие нарушения специальных правил, что создало опасность для жизни, здоровья людей или окружающей среды».

События развивались так: 6 ноября в полицию Вышгорода обратился заявитель, который рассказал, что за три дня до этого он стал свидетелем того, как сотрудники «Агромарса» вывозили инкубационные отходы, которые имеют резкий гнилостный запах. Это были мертвые тушки кур и остатки яиц.

Параллельно стали звучать возгласы тех, кто указывал – масштаб «ноябрьского форс-мажора» гораздо значительнее. И в реальности никто не знает точного количества птицы, погибшей в результате отключения света. Как и того, сколько отходов генерируют «Гавриловские курчата» в своем производственном цикле и что с ними делают потом.

Следствие запросило у «Агромарса» данные о проведении утилизации отходов на предприятии за неделю, предшествовавшую инциденту. А параллельно начало «копать» подноготную удаления неликвидных продуктов производства за последние три года.

«Рука Кремля» или вседозволенность собственников «Курчат». Версии происхождения «могильников»

Местные власти ведут свой отсчет времени, когда на территории Вышгородского района Киевской области начали появляться «куриные могильники».

Как заявил изданию Latifundist.com глава Гавриловского сельсовета Олег Покрасен, история незаконной утилизации отходов птицефермы тянется уже 18 лет, начиная с 2000 года.

И, по мнению отдельных активистов-оппонентов Сигалов, именно она стала причиной высокого уровня онкологических заболеваний в Гавриловке у взрослых и ацетонемического синдрома у детей.

«Двигаться к решению проблемы начали только с ноября прошлого года. Тогда компания заявила, что у нее отключили свет, в результате чего у них был падеж по птице в размере 64 тыс. голов, которые вывезли на поля. Когда же приехала комиссия для урегулирования этой ситуации в лице местных властей, Госпродпотребслужбы, экологических органов, на которой я присутствовал, представители компании говорили, что падеж в размере 64 тысячи голов был по каждой площадке. Представьте только объемы, если только по Гавриловке – 17 производственных площадок. Что касается выбросов, сама компания говорила, что это 40 тонн отходов в день и 20 тонн планового падежа. К тому же выбросы инкубатория», – рассказал глава Гавриловского сельсовета.

Олег Покрасен утверждает, что пытался найти общий язык с собственниками «Курчат», но те убеждали его – ситуация под контролем. «Когда я, как глава сельсовета, обращался к компании, они постоянно говорили, что это разовая ситуация, форс-мажор. Евгений Сигал мне говорил, что у них самое современное оборудование, мол, все на заводе прекрасно. Кивал головой, когда говорил о выбросах, опять же рассказывал, что это бывает редко. Вопрос в том, что они не понимали, что это реальная проблема, что это вред среде, – мол, мы же не в селе, а на поле выбрасываем», – посетовал он.

В «Агромарсе» заявили свою трактовку осеннего ЧП на производстве.

В ней, среди прочего, нашлось место пресловутой «руке Кремля» и проискам злопыхателей, которые якобы пытаются использовать скандал в политических целях.

«Произошла внештатная ситуация, нам российские диверсанты, которые сидят в ПАО «Киевоблэнерго», отключили на четыре часа электроэнергию. Всем известно, что данное предприятие – это часть российского бизнеса. На период утилизации погибшей птицы мы были вынуждены сложить тушки в отдаленном от села месте, чтобы постепенно все переработать. Уже месяц, как мы все убрали. Но данная ситуация была подхвачена людьми, которые собираются на выборы. Они и наделали шуму. У меня уже есть заключение экологической инстанции, все показатели у нас в норме. А на «Киевоблэнерго» мы подаем в суд для компенсации всех тех убытков, которые мы понесли в связи со всеми этими событиями», – говорил по результатам общественных слушаний в Гавриловском сельсовете в ноябре 2017 года Алексей Марченко.

«Та ситуация, которая у нас произошла в ноябре, в этом виноваты не только мы, но и «Киевоблэнерго», – рассказала свою трактовку падежа птицы президент «Агромарса» Марина Сигал. – У них случилась авария, а резервная линия не включилась. Соответственно, через три часа у нас было 200 тыс. голов падежа. И наш завод такой падеж переработать не мог. Государственных заводов, которые бы могли помочь, в Киевской области, да и в Украине, нет. Поэтому перевозить этот падеж нам было просто некуда».

Впрочем, и после осеннего инцидента противостояние в деле «Курчат» не завершилось. И периодически жители Вышгородского района вновь били в набат, обнаруживая следы очередных «куриных могильников» на землях «Агромарса». В Сети можно встретить несколько видео, где запечатлено, как в свежевырытых траншеях вперемешку с опилками и землей складируются мертвые бройлеры.

В «Курчатах» эти факты частично признавали, сетуя на поломку собственной утилизационной площадки – отделения по изготовлению биологических, кормовых добавок и переработке птицы.

«Куриная ОПГ» Сигала

Во второй декаде мая ситуация приняла новый оборот.

Во-первых, инициативная группа активистов провела серию пикетов под стенами различных учреждений, требуя привлечь к ответственности собственников «Курчат». К тому моменту ноябрьское ЧП в Гавриловке все еще служило предметом хозяйственных разбирательств между «Агромарсом» и контролирующими органами в части суммы штрафа для холдинга Сигала.

Проще говоря, спор велся относительно суммы взысканий с птицефабрики за нарушения природоохранного законодательства.

Во-вторых, правоохранители переквалифицировали уголовное дело по мотивам обнаружения могильников в Вышгородском районе на «особо тяжкое преступление». На сегодняшний день семье бывшего нардепа и его менеджерам вменяется в вину создание ОПГ (ч.1 ст.255 УК Украины), нарушение правил экологической безопасности (ч.4 ст.236 УК Украины) и нарушение правил охраны и использования недр (ч.2 ст.240 УК Украины).

Причем, как было заявлено накануне в Печерском суде, отсчет даты создания преступной группировки Сигала и К° следствие ведет с 2011 года.

В рамках расследования этого производства на прослушку были поставлены телефоны собственников «Агромарса», а 6 июня на предприятие и по местам жительства фигурантов дела пожаловали с обысками силовики.

Итогом следственных действий стало задержание четырех представителей «Курчат», в том числе экс-нардепа Евгения Сигала и его жены Марины – гендиректора «Агромарса». Именно им следствие, как сообщил генпрокурор Юрий Луценко, отводит ведущую роль в создании «птицеводческой ОПГ».

По версии подчиненных Юрия Витальевича, с целью экономии средств собственники «куриного бизнеса» организовали утилизацию отходов путем их захоронения на земельных участках, а также создавали стихийные свалки – так называемые могильники. Кроме того, собственникам птицефабрики вменяются сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в атмосферу и использование водных ресурсов на производстве без соответствующего разрешения. В результате чего государству был нанесен ущерб на общую сумму в 254 млн грн (именно о такой сумме залога ходатайствовали они в суде при избрании меры пресечения каждому из троих подозреваемых в деле).

В судебном заседании по «делу «Курчат» прокурор по пунктам детализировал эти претензии. Так, загрязнение земельных участков «Агромарсом» оценено следствием в 19 млн грн штрафных санкций, выбросы загрязняющих веществ без соответствующих разрешений – в 36 млн грн, а ущерб за незаконную добычу природных ресурсов – в 197 млн.

Адвокаты подозреваемых в ответ называли «пидозры» необоснованными, прежде всего – в части квалификации действий Сигала и К° в составе организованной преступной группы. Намекая на то, что эту статью «подтянули» искусственно для завышения тяжести инкриминируемого преступления.

«Для подозрения по ст.255 УК Украины требуется пять и более лиц, в настоящее время о подозрении объявлено троим и указано, что есть неустановленные следствием лица. Это никак не ОПГ», – говорит «Стране» защитник Ивана Зозули, адвокат Сергей Мась.

Недоумение именно такой юридической квалификацией действий «Курчат» выразили в Сети и прочие юристы. «Это какая еще «преступная организация»? С целью чего создана? Могильники курей создавать? Очередная вершина взята!» – иронизирует экс-начальник управления международного сотрудничества ГПУ Алексей Бебель.

Что говорят подозреваемые и их сторонники

В трактовке защиты «Курчат», у следствия на руках наличествовали подтвержденные выводами экспертов только результаты фактического нанесения ущерба «Агромарсом» на 19 млн грн. А основные суммы штрафных санкций ранее обжаловали в судах, и они выносили вердикты в пользу компании Сигала.

В целом же за скандалом адвокаты усматривают признаки «заказного» преследования «Гавриловских курчат» с подачи их конкурентов и, возможно, властей, с целью отжима бизнеса.

Об этом же, не называя конкретных персоналий, в перерывах судебных заседаний говорили и представители группы поддержки агрохолдинга. «Посмотрите, что будет через несколько месяцев на птицефабрике, и всем станет понятно, что происходило сегодня», – резюмировали диалог с корреспондентом «Страны» они.

По их версии, следователи и прокуроры, не сумев доказать размеры убытков в хозспорах, решили подвесить «агромарсовцев» на крючок уголовного дела по особо тяжким статьям. А приобщение к истории первых лиц Генпрокуратуры и верхушки Нацполиции для сотрудников холдинга Сигала лишь доказывает, что в скандале прослеживается чей-то конкретный интерес.

Непосредственно в ходе слушаний управленцы «Агромарса» признавали наличие точечных проблем на производстве, отрицая систематические нарушения птицекомплексом норм экологического законодательства, а уже тем более функционирование ОПГ.

Выступление в суде подозреваемого в «деле Курчат» Ивана Зозули, источник видео: facebook.com/iryna.pobidash

«У нас был построен завод белково-витаминных концентратов. Это самый лучший завод в Европе. Мы ввели его в эксплуатацию семь лет назад. Если были падежи, то нам выгодно было отвозить все это на наш завод белково-витаминных концентратов. Из всего этого мы делаем кровяную, костную муку. Потому, когда говорят, что мы делали это годами, – я не согласна», – заявила в суде Марина Сигал.

Марина Сигал, источник фото: facebook.com/latifundistcom

Она заявила, что считает – помещение под стражу управленцев «Курчат» не решит проблему предприятия, а лишь усугубит.

Отношение мужа Марины Анатольевны, экс-нардепа Евгения Сигала, к задержанию и уголовным претензиям «Стране» выяснить не удалось – это слушание суд производил в закрытом режиме.

В конечном счете судья Вячеслав Пидпалый частично удовлетворил ходатайства прокуроров о взятии семьи Сигалов и Ивана Зозули под арест. С одной только разницей – определенный размер залога для выхода на свободу всей троице подозреваемых суммарно (а не для каждого в отдельности) составляет ущерб, якобы нанесенный «Курчатами», – 254 млн грн.

Кто стоит за проблемами Сигала?

Адвокаты арестантов уже пообещали обжаловать эти решения в апелляции. И синхронно выразили недоумение тем фактом, что вопрос проблем птицефабрики из хозяйственной плоскости разбирательств силовики перевели в уголовную.

Реакция на эпопею с владельцами «Агромарса» в Сети тем временем разделилась.

Оппоненты агрохолдинга Сигала считают, что наконец-то лед тронулся.

«Вчерашний день и сегодняшняя ночь – это очередная победа обычных людей над теми, кто возомнил,что деньги решают все! Очередной раз лично убедился в том, что сила не в деньгах, а сила в людях», – написал на этот счет активист Евгений Чепков.

В юридическом цехе тем временем есть и скептические голоса. Дело в том, что едва ли не впервые в истории Украины правоохранители рапортовали о ликвидации «преступной группы» на базе деятельности птицефабрики. Фактически страна стала свидетелем того, как при наличии одобрения со стороны начальства силовики «выворачивают» хозяйственную тяжбу в уголовное разбирательство.

«Небось отжимают бизнес? По нынешним временам несложно догадаться», – допускает в Facebook на этот счет бывший следователь-важняк Генпрокуратуры Галина Климович.

В этой связи заявляется несколько линий о том, кто и почему может стоять за внезапными проблемами у Евгения Сигала и его империи.

Во-первых, в ходу версия о возможной причастности к скандалу бывшего замглавы Администрации президента Юрия Косюка, чей «Мироновский хлебопродукт» (ТМ «Наша Ряба») за годы нахождения Порошенко у власти стал одним из главных получателей государственных дотаций на развитие животноводчества. Принцип распределения которых Евгений Сигал критиковал, указывая на его непрозрачность. Мол, в результате принятых норм одни птицеводы (то есть Косюк) получают миллиарды возврата НДС, а другие – копейки.

Сторонники этой версии полагают: итогом «наезда» на Сигала может стать предложение ему «поделиться» частью своего бизнеса или продать его по бросовой цене конкуренту – лидеру рынка.

Впрочем, представители группы поддержки «Курчат» в Печерском суде в беседе с автором этих строк поставили под сомнение реалистичность существования такого сценария. И попросили дождаться финала истории, когда станет ясно, кто больше всех выиграл от проблем «Агромарса».

Во-вторых, в ходу и «политическая версия» происходящего. Согласно ей, история «Гавриловских курчат» – это своего рода сигнал всем крупным бизнесменам, которые склоняются к возможной финансовой поддержке на предстоящих президентских выборах Юлии Тимошенко.

Заявляющие эту трактовку собеседники указывают: до своего появления в рядах Партии регионов в 2010 году Сигал избирался в парламент от БЮТ. И с учетом этого вполне мог стать (или уже стал) одним из спонсоров Тимошенко на выборах-2019.

В-третьих, допускается также вероятность того, что Сигала пытаются банально «раздоить» силовики по команде сверху. Либо, как вариант, заставить поделиться собственностью с представителями нынешней власти.

Как бы там ни было, подоплека скандала с арестом Сигала никак не отменяет сам факт существования проблемы с экологией и несоблюдением санитарных норм в Гавриловке, где располагается «Комплекс «Агромарс».

Другое дело, что аналогичные претензии можно предъявить всем участникам рынка, но на них не обращает внимания тот же генпрокурор.

Например, в Винницкой области сейчас разгорается не меньший скандал, связанный с нанесением ущерба экологии работой птицефабрики. Местные активисты подали жалобы в Европейский банк реконструкции и развития, обвиняя «Нашу Рябу» Косюка  в загрязнении территории и организации могильников из отходов производства под открытым небом, начиная с 2010 года. По сути, перечень их претензий аналогичен тем, которые заявляет следствие к «Гавриловским курчатам». Но с обысками и арестами силовики туда пока приезжать не торопятся.