Мозгоправ по вызову: как сделать человека недееспособным

1514

Недееспособными согласно гражданскому кодексу Украины принято считать людей, которые по решению суда лишены имущественных прав и возможности представлять свои интересы. Такое решение может быть принято судом на основании доказательств и судебно-психиатрического заключения. Полная недееспособность дает возможность родственникам не только «обезопасить» имущество от алкоголика или наркомана, но и «убить» вполне здорового человека в правовом поле. Обжаловать решение можно в апелляционном порядке.

Однако, по словам адвокатов, это достаточно сложная процедура, а судебная статистика за последние несколько лет демонстрирует отсутствие обратной силы подобных решений. Наиболее распространенным мотивом разборок с привлечением судебно-психиатрической экспертизы является «квартирный вопрос», но юристы рассказывают, что подобные манипуляции встречаются и в уголовных производствах.

Согласно статистике, предоставленной Государственной судебной администрацией, с начала 2015 года по первое полугодие 2016 в Украине судами первой инстанции 6454 человека были лишены дееспособности, обжаловано — 31 решение. За этот же период частично ограничена дееспособность 357 лиц и только в 8 случаях решения были изменены в апелляционном порядке. Однако в суды все же поступают заявления о восстановлении гражданского статуса: в 2015 году из 66 исков суд удовлетворил жалобы в 21 случае. С начала 2016 года правоспособный статус был восстановлен в 11 случаях из 24 обращений. Vse.Media разобрались, как происходит процедура лишения дееспособности и кто главный в судебно-психиатрической экспертизе.

Право на право

Статус недееспособного устанавливается решением суда и означает, что право распоряжаться имуществом получает опекун, назначенный судом: недееспособное лицо не может реализовывать свои гражданские права. «До наступления 18-летия гражданин имеет право совершать некоторые сделки, но не в полной мере: до 14 лет разрешены мелкие бытовые сделки, а с 14 до 18 лет гражданин может распоряжаться своими доходами, быть участником юридического лица, самостоятельно заключать договор банковского вклада», — объяснил Vse.Media адвокат Сергей Войченко.

Одним из оснований для лишения человека дееспособности является психическое заболевание. «Недееспособность лица устанавливается судом на основании исследованных доказательств», — уточнил юрист. По его словам, «для признания недееспособности суд берет во внимание ряд фактов: наличие психического заболевания, непонимание гражданином собственных действий и неспособность руководить ими самостоятельно, наличие фактов, подтверждающих неадекватность лица и непонимание своих поступков, а также их значение, пожилой возраст, другие обстоятельства, указывающие на его неспособность оценивать и отвечать за действия».

Украинские правозащитники подчеркивают, что заключение психиатра является субъективной оценкой. «В психиатрии на сегодняшний день отсутствуют биологические маркеры психических расстройств. Это и отличает эту область от всей остальной медицины, где ключевой фактор —объективные показатели – анализы, рентген, УЗИ… Отсутствует объективное диагностирование. Все, на чем основывается комиссия психиатров или сам психиатр, — это собственное мнение о состоянии человека и руководство по диагностике и статистике психических расстройств, в котором прописаны просто предполагаемые симптомы, названные каким-то заболеванием», — сообщила глава Гражданской комиссии по защите прав человека Анастасия Вилинская.

По ее словам, «один и тот же человек посетив 5 разных психиатров может выйти от каждого с новым диагнозом, а доказать или опровергнуть наличие того или же иного психиатрического диагноза невозможно».

Для признания человека недееспособным необходимыми доказательствами в суде являются: заключение судебно-психиатрической экспертизы, справки о пребывании гражданина в психиатрическом диспансере и на учете в прошлом или настоящем времени, а также выписки из медучреждений.

Однако в делах о признании недееспособности лица судебно-психиатрическая экспертиза может быть назначена и по инициативе суда. При этом обжаловать подобное решение очень сложно. «В случае уклонения гражданина, в отношении которого назначено судебно-психиатрическую экспертизу, по решению суда, он обязан обследоваться в принудительном порядке… Суд выносит решение о применении привода, которое направляет соответствующим правоохранительным органам для его исполнения», — объяснил Сергей Войченко.

Стоит отметить, решение суда о признании недееспособности гражданина может быть обжаловано как в апелляционном, так и в кассационном порядке. «Основаниями для отмены решения суда первой инстанции может быть нарушение порядка рассмотрения заявления об установлении недееспособности лица, недоказанность наличия психического заболевания, непонимания гражданином собственных действий или неспособности руководить ими самостоятельно… Также судебное решение может быть отменено судом вышестоящей инстанции в случае, если заявление о признании лица недееспособным рассматривалось судьей единолично, без участия народных заседателей, вопреки требованию Гражданского процессуального кодекса Украины», — добавил адвокат.

В то же время оспорить решение суда первой инстанции на основании недостоверности выводов психиатра достаточно трудно. Так, в суд апелляционной инстанции могут быть предоставлены новые доказательства (заключение судебно-психиатрической экспертизы является доказательством – ред.) только в случае наличия уважительных причин неподачи таковых в суд первой инстанции. «Суд апелляционной инстанции может назначить повторную экспертизу только в том случае, если при слушании дела в первой инстанции было отказано в проведении экспертизы повторно», — уточнил юрист. Человек, признанный недееспособным, не может обратиться с заявлением о возобновлении его прав. «Органы опеки и попечительства, как известно, не всегда добросовестно выполняют свои обязанности. Опекун может быть также незаинтересованным в возобновлении дееспособности своего подопечного, так что и обратиться в суд с заявлением о возобновлении дееспособности гражданина может быть просто некому», — подчеркнул Сергей Войченко, отметив, что «в случае нарушения судом первой инстанции процедуры рассмотрения заявления, такое решение может быть обжаловано в апелляционном суде. Чаще всего основанием для отмены решения суда первой инстанции является, к примеру, назначение опекуном лица без предварительного представления органа опеки и попечительства о назначении опекуна».

Важно, что в суды часто обращаются с заявлениями о признании недееспособности лица, в котором сами заявители просят назначить их опекунами. Таким образом, восстановить дееспособность лица можно в случае полного выздоровления или значительного улучшения психического состояния лица, факт которого подтверждается заключением судебно-психиатрической экспертизы. Также восстановить дееспособность возможно путем обжалования решения в суде вышестоящей инстанции при наличии весомых доказательств нарушения судом первой инстанции положений законодательства Украины. Однако предусмотренный механизм использовать крайне сложно. «Пока в Украине такой практики мало. Это очень непросто сделать», — отметила эксперт Анастасия Вилинская.

Психиатрия в процессе

В адвокатской среде также подтвердили, что в нашей стране часто случается злоупотребление в этой сфере. «Имеют место тенденции злоупотребления правоохранительными органами своими полномочиями… Так, в деле по убийству Бузины, правоохранительные органы, грубо нарушая правовые нормы, злоупотребляя своими полномочиями, применили относительно подозреваемых физическую силу, аргументируя это их отказом добровольно предоставить биологические образцы для проведения экспертизы. В то же время Андрей Медведько и Денис Полищук (подозреваемые в убийстве пророссийского журналиста Олеся Бузины весной 2014 года – ред.) никогда не уклонялись от предоставления образцов», — рассказал адвокат Войченко, который представляет сторону защиты в упомянутом процессе.

Он уточнил, что в указанном деле «сторона обвинения намеревалась поместить без каких-либо оснований Медведько в психиатрическую больницу для проведения психиатрической экспертизы с целью признания его невменяемым, поскольку никаких доказательств у стороны обвинения нет, а уголовное производство не было закрыто».
При этом, по словам защитника, «в обоснование необходимости проведения судебно-психиатрической экспертизы стороной обвинения не было предоставлено никаких фактов, никаких доводов, подтвержденных доказательствами, которые вызывали бы сомнения во вменяемости Медведько», — рассказал он.

Пресс-служба прокуратуры Харьковской области в августе текущего года обнародовала решение Дзержинского районного суда об удовлетворении ходатайства прокуратуры о принудительном человека. «…Согласно результатам судебно-психиатрической экспертизы,.. по ее психическому состоянию признано, что она требует применения мер медицинского характера. Поэтому прокуратура настаивала в суде вместо уголовной ответственности назначить принудительное лечение», — сказано в сообщении. Отметим, что данная мера была применена к женщине, которая вместе со своими детьми пригнула под движущийся состав.

Глава Гражданской комиссии по правам человека Анастасия Вилинская отмечает, что судебно-психиатрическая экспертиза нередко привлекается в решении «квартирного вопроса». Часто спорный раздел имущества происходит именно с привлечением психиатров. «В начале апреля Григоренко А. был избит своим сыном… Вызывали полицию, якобы был составлен акт происшествия по факту избиения этих людей, что Яремчук Н. В. (участковый инспектор милиции, отказывавшийся принять заявление от потерпевшей – ред.) скрыл… Я считаю, что Киево-Святошинская полиция покрывает преступления и это выражается в затягивании времени: пропал человек, гражданин Украины, полковник в отставке. Ничего не сделано работниками полиции для его поиска. Более того, как выяснилось позже, он был незаконно помещен в психоневрологический диспансер. Сколько граждан Украины таким образом уничтожаются?», — написала потерпевшая в обращении за помощью к правозащитникам.

В распоряжении Vse.Media имеется копия заявления супруги потерпевшего в полицию по факту исчезновения ее мужа. «Меня били по голове, нанесли мне два ножевых ранения, сняли с меня сережки, забрали все документы и 21 тысячу гривен, которые мы с мужем насобирали ему на операцию. Били все! Ножевые ранения мне нанесли Наталия и Зоя (имена указаны потерпевшей в заявлении в полицию – ред.). Меня и моего мужа убивали. Я уверена, что моего мужа убили… Я успела услышать, что женщина возле машины скорой помощи сказала везти его в Глеваху (Киевская область — ред.)», — сообщила заявительница. При этом потерпевшая уточнила, что заявленное преступление совершалось с привлечением служебных лиц психиатрической лечебницы города Глеваха. Правозащитники, которые обнародовали данный кейс, уточнили, что проверка по факту незаконного помещения гражданина Григоренко в психоневрологический диспансер проводится третий раз.

Юристы-практики подтверждают, что манипуляции в психиатрической индустрии подобного рода — распространенное явление. «…Заключения недобросовестных экспертов-психиатров могут быть использованы для незаконного присвоения имущества. Так, например, на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы, дееспособности могут лишить человека, который пребывает в здравом уме, что в дальнейшем позволит распоряжаться его имуществом на свое усмотрение. Такие случаи – довольно распространенное явление в наше время», — прокомментировал адвокат Войченко.

«Прежде всего, необходимо действовать на основании имеющегося закона, в котором четко прописаны критерии госпитализации — добровольное согласие или решение суда. Любые иные действия будут подпадать под нарушения закона, после чего сотрудника психиатрической больницы можно привлекать к ответственности за нарушения», — сказала Анастасия Вилинская, комментируя указанный инцидент. Кроме того, правозащитница утверждает, что среди психиатров существует круговая порука. «В психиатрии часто существует их «этический кодекс», когда сами же психиатры и сотрудники психиатрических учреждений покрывают преступления своих же коллег, оправдывая эти действия особенностью системы», — рассказала она.

«Мы сталкивались с ситуацией, когда сотрудница психиатрической больницы №1 (г. Киева — ред.) не готова была мириться с беспределом, который происходит в этом учреждении, сообщила о правонарушениях в правоохранительные органы, журналистам и правозащитникам, после чего была уволена, ей выражали недовольство коллеги», — добавила Вилинская.

Эксперт Всемогущий

Несмотря на то, что заключение судебно-психиатрической экспертизы носит рекомендационный характер, оно является весомым доказательством в суде. «Кроме заключения судебно-психиатрической экспертизы, доказательством может быть также вывод специалиста, который может предоставить в таком деле помощь в оценивании заключений экспертизы. В случае неполноты заключения экспертизы специалист может дать дополнительные разъяснения по вопросам судебной психиатрии, во избежание назначения новой экспертизы», — рассказал юрист Войченко.

«К великому сожалению, в Украине нет независимых судебно-психиатрических экспертиз. В этом — большая беда и корень многих проблем. Дефектный закон о судебных экспертизах предписывает проведение судебно-психиатрических экспертиз исключительно в государственных институциях, поэтому надо ставить вопросы в судах. Должен быть доступ к независимым экспертам — кафедры психиатрии ВУЗов, например, где есть профильные специалисты, привлечение зарубежных экспертов, частные врачи-психиатры, которые могут дать пояснения суду по конкретному вопросу… Иначе из этой прорвы не вылезь, но… позитивизм мешает. Практически не ставятся вопросы о зависимости экспертов, особенно, если дело против государства, а эксперт только в госучреждении работает», — отметила Vse.Media эксперт в сфере юридического консалтинга Елена Волочай.

«Если эксперт недобросовестный, конечно, на него могут повлиять лица, заинтересованные в определенных результатах экспертизы. Повлиять на эксперта могут, например, родственники гражданина, в отношении которого проводится судебно-психиатрическая экспертиза, а также следователи, прокуроры для подтверждения позиции стороны обвинения в уголовном производстве… В случае разоблачения недобросовестного эксперта на заведомо неправдивом заключении, он может быть привлечен к уголовной ответственности, согласно ст. 384 Уголовного кодекса Украины, что грозит исправительными работами на срок до 2-х лет или арестом на срок до 6-ти месяцев, или ограничением свободы на срок до 2-х лет», — подчеркнул Сергей Войченко, добавив, что «некоторые психические заболевания в наше время являются не до конца изученными, потому трудноизлечимы».

По словам юристов, «как и при любом хроническом заболевании, бывают периоды полной и неполной ремиссии психического заболевания, в которые человек может вновь понимать значение своих действий и руководить ими. Улучшение психического состояния лица подтверждается опять же заключением судебно-психиатрической экспертизы.

Между тем, людям, которым все же приходится пройти принудительный психиатрический надзор, совсем не гарантируют восстановление душевного спокойствия. «Условия пребывания в психиатрических стационарах чаще всего таковы: старые, неотремонтированные помещения с металлическими койками, полупрогнившими матрасами, зарешеченными окнами и закрывающимися на ключ санузлами. Но то, что действительно уничтожает людей, попавших в психиатрию — это те препараты, которыми их «лечат», — сказала Анастасия Вилинская.

По словам эксперта, наиболее распространенные препараты, которыми «лечат» 90% людей, попавших в стационар психиатрии, это — галоперидол и аминазин. «Вот только некоторые побочные действия таких препаратов: экстрапирамидные нарушения (включая спазм мышц лица, шеи и спины), тикоподобные движения или подергивания, слабость в руках и ногах, паркинсонические экстрапирамидные нарушения (в том числе, затруднения при разговоре и глотании, маскообразное лицо, шаркающая походка, тремор кистей и пальцев), головная боль, инсомния, сонливость, беспокойство, тревога, возбуждение, ажитация, эйфория или депрессия, летаргия, приступы эпилепсии, спутанность сознания, экзацербация психоза и галлюцинации», — подчеркнула она в разговоре с Vse.Media.

В любом случае общественный надзор за психиатрической индустрией расставил бы все по своим местам: подтвердил либо опроверг слова юристов и правозащитников. Контроль, осуществляемый государственным органом единосущно, провоцирует и создает условия коррумпированности данной сферы. Отметим, что данная область осуществляет свою деятельность на деньги налогоплательщиков, то есть, мы с вами должны, во всяком случае, иметь возможность увидеть, на что расходуются наши деньги.

Автор материала: Марианна Присяжнюк