Мы имеем дело с коррупцией – такой тяжелой внутренней болезнью

108

Что ж, дамы и господа, этого и следовало ожидать. От улыбок и увещеваний, от смутных предостережений и тревоги, от всего этого джентльменского набора наши западные партнеры перешли к той форме сотрудничества, которая более понятна украинской власти. А именно: взяли чьи-то яйца и основательно прищемили их тяжелой дубовой дверью. Прищемили – и теперь ждут, сработает ли этот экстравагантный, но весьма доходчивый метод международного сотрудничества.

О чем это я? Да о двух фразах, произнесенных сегодня на высоком финансово-дипломатическом уровне. Фразах, при прочтении которых в Администрации Президента и Кабмине должны осунуться лица и пропасть аппетит.

Сначала директор Международного валютного фонда Кристин Лагард заговорила о «медленном прогрессе», который демонстрирует Украина, особенно в том, что касается борьбы с коррупцией и «уменьшения влияния корыстных интересов на политику».

Ну и что, скажете вы? Эта все та же «серьезная обеспокоенность», которой Европа потчевала нас последние два года по всем направлениям, от войны с Россией до разговоров об отставке правительства. Они просто привыкли твердить эту мантру, разве не так?

Так, да не так. Потому что вдобавок к обязательной программе госпожа Лагард приготовила произвольную. Пояснила, что Киев «рискует вернуться к практике неудачных экономических шагов». Сообщила, что «при отсутствии заметных усилий придать толчок реформам» МВФ будет сложно поддерживать Украину и в дальнейшем, и что эта программа «будет успешной».

А вот это уже серьезно. Если терпеливая холеная женщина вроде госпожи Лагард позволяет себе такое, значит, терпение «западных партнеров» не то что на пределе; крышка закипающего чайника уже начинает вертикальный взлет.

И если учесть резкую реакцию директора МВФ на скандал вокруг Абромавичуса, становится понятно: в переводе с «буржуйского» эти слова означают: «Не будете делать, как мы скажем, больше денег не получите, понятно?»

Жесткая вводная. А чтобы украинской стороне все было совершенно понятно, Кристин Лагард подстраховал Джеффри Пайетт. Этот господин вообще не стал церемониться. «Это еще один аргумент для завершения перезагрузки правительства-реформаторов и нулевой терпимости к коррупции», – написал у себя в Twitter посол США в Украине.

«Нулевая терпимость» – понимаете? Эти слова обращены в первую очередь к президенту Порошенко. И под ними вовсе не подразумевается требование спихнуть дело Кононенко в НАБУ, не прибегнув к политическим санкциям. Нулевая терпимость к коррупции – это когда за не указанный в декларации автомобиль политик получает «волчий билет». И эту новость общество встречает с радостью и подъемом, а коррупционеры – с тревогой и страхом.

Еще раз, с расстановкой, прочитаем слова Пайетта. Американский посол, по сути, ставит ультиматум: либо прекратите свои политические игры, щедро сдобренные коррупцией, либо останетесь без денег, и тогда пеняйте на себя. Имеем право: кто платит, тот и заказывает музыку.

И если холеный мужчина вроде Пайетта позволяет себе такое, значит, и у Соединенных Штатов исчерпался запас вежливых улыбок и пламенных спичей. Зато здорово прибавилось раздражения с заметной примесью брезгливости: мол, ну что же вы делаете, friends and neighbours? Вам же помогают, да и нет у вас другого выхода, чем пытаться выгрести из этого болота…

Между тем, Петр Порошенко, кажется, еще не понял, что отделаться общими словами уже не получится. Вот что президент вчера сказал, приехав в НАБУ: «Никто не застрахован от того, чтобы оказаться в поле пристального внимания детективов бюро, и никакие связи не дадут ни индульгенции, ни защиты коррупционерам!»

Красивые слова, но вы слышали, чтобы у кого-нибудь в Кабмине, трамвае или социальных сетях эти слова вызвали энтузиазм? Мы ведь до сих пор доедаем предыдущий «завтрак» – обещанные Петром Алексеевичем еще прошлогодней осенью неотложные реформы…

Зато из уст президентских сторонников уже доносится ханжеское: «Да что это МВФ и США нами командуют? Что это они позорят нас? Разве не понимают, что в стране война, и реформировать ее очень сложно?»

Не знаю, как вас, дорогой читатель, а меня эти стоны оставляют совершенно равнодушными. Наоборот, я рад, что и скандал с Абромавичусом, и шантаж западных партнеров выплеснулся в публичную плоскость.

Позор, говорите? Так ведь позором является то, что отжимание и освоение чужих денег и ресурсов, масштабное доение госбюджета и госпредприятий – явление столь массовое, сколь и скрытое от чужих глаз. И то, что скандал по линии Абромавичус-Кононенко выплыл наружу, – это для страны благо, один из первых шагов к очищению. Шагов, которые следовало сделать 20 с лишним лет тому назад…

Не сделали – и теперь разгребаем. И мою гордость нисколько не тревожат заявления Лагард и Пайетта. Мы имеем дело с коррупцией – такой тяжелой внутренней болезнью, при которой нам понадобится вся возможная помощь со стороны.

И если скажут лечить эту хворь розгами – что ж, пускай будут розги.