На кнопке «Стоп». Почему Порошенко и его фракция тянут с отменой депутатской неприкосновенности

511

Законопроект об отмене депутатской неприкосновенности с 2020 года авторства Администрации президента, внесенный в Верховную Раду как безотлагательный, затерялся в парламентских кабинетах.

Еще 20 сентября прошлого года депутаты, даже не попытавшись проголосовать за документ в первом чтении, вернули его на доработку в комитет по вопросам правовой политики и правосудия Рады. Что изменилось в законопроекте с того момента и когда его вновь внесут в сессионный зал, непонятно.

Игнорирует тему и президент Петр Порошенко, хотя еще летом 2018-го он требовал от парламентариев результативного голосования в триста голосов (то есть принятие в целом) до конца года.

Эксперты «Страны» считают, что законопроект отставили в сторону не зря: голосов за него нет даже в БПП, где многие не настроены снимать с себя неприкосновенность накануне возможной смены власти после грядущих выборов президента Украины.

Парламентские финты

Необходимую по закону оценку Конституционного суда (КС) для инициативы президента Рада получила еще в июле 2018 года.

А накануне президент Порошенко призвал депутатов как можно скорее закрыть вопрос с их неприкосновенностью.

«Не вижу причин медлить с отменой депутатской неприкосновенности. Пришло время, чтобы окончательно и бесповоротно ликвидировать депутатскую неприкосновенность», — написал Порошенко на своей странице в Твиттере.

Но что показательно — в повестке дня дня работы Рады документ для голосования в первом чтении так и не появился. Вместо этого, глава «правового» комитета Руслан Князевич (БПП), близкий к президенту, внес проект постановления о передаче законопроекта обратно в главный комитет на доработку.

Выступая перед сессией 20 сентября, он мотивировал возврат тем, что институт иммунитета якобы не относится к «привилегиям и личному праву депутата», а «элемент защиты прав избирателей». И если народные избранники не хотят пользоваться неприкосновенностью, то они должны передать ее другому государственному институту, что, по словам Князевича, советует сделать и Европейская комиссия «За демократию через право» (Венецианская комиссия), предложившая Конституционный суд. Однако это еще нужно прописать в проекте закона.

В итоге сессия 274 голосами вернула президентский документ в комитет и не сделала того же с альтернативным законопроектом авторства депутатов, вообще выведя его из работы.

Интерес президента

Перед голосованием Князевич подчеркнул, что у парламентариев будет месяц на внесение предложений плюс две недели на то, чтобы профильные комитеты Рады их изучили и еще две недели на то, чтобы главный по этому законопроекту комитет вынес заключение. Но до новогодних каникул документ так и не вернулся в сессионный зал.

При этом член комитета Наталья Новак (БПП), которая находится в оппозиции к руководству своей фракции, считает, что документ можно было принять за основу еще в сентябре (а голосование в целом по закону тогда могло бы состояться на следующей сессии, которая начнется в феврале). Но под проект не было и нет голосов, причем несогласные с идеей снятия иммунитета, по словам Новак, присутствуют даже в пропрезидентской фракции БПП.

«Если бы его поставили на голосование, законопроект был бы провален, и президент бы отвечал за свою фракцию и вообще за судьбу законодательной инициативы… Поэтому они (БПП — Прим. ред.) красиво отправили его на доработку, хотя там нечего дорабатывать», — сказала Новак «Стране».

Она считает, что решение КС вполне позволяет принимать проект минимум в первом чтении.

«Но этого не будет до президентских выборов… Направив в комитет, они (БПП — Прим. ред.) его там «похоронили» — настаивает депутат.

Торопись медленно

По мнению политолога Руслана Бортника, нежелание фракции власти запускать процедуру снятия иммунитета объясняется непредсказуемостью грядущих президентских выборов. Неприкосновенностью они хотят прикрыться в случае проигрыша Порошенко.

«Сегодня ты власть, а завтра — оппозиция и без депутатской неприкосновенности можешь стать легкой добычей для нового президента и его силовиков. Иммунитет дает хоть какую-то защиту», — полагает Бортник в беседе со «Страной».

Тут нужно вспомнить, что ряд близких к Порошенко депутатов, не дожидаясь результата президентских выборов, выбрали себе для переизбрания мажоритарные округа, хотя в парламент этого созыва они зашли по избирательному списку БПП.

Так, первый заместитель главы фракции БПП Игорь Кононенко уже ведет активную агитацию в округе в Киевской области, а его коллега по фракции Александр Грановский, которого называют одним из кураторов судов и силовых структур по линии Банковой, «обрабатывает» округ в Харькове.

«Иммунитет — это часть «пакета», за который борются на округах», — объясняет Бортник.

Поэтому подобные депутаты и вообще лобби «мажоритарщиков» в этом парламенте выступят против отмены неприкосновенности, прогнозирует эксперт.

«В силу всех факторов мы увидим имитацию процесса принятия. Большинства голосов от конституционного состава Рады и тем более 300 голосов под президентский законопроект не будет до президентских выборов. А после — только лишь если сложится соответствующая политическая конъюнктура или же усилится общественное давление», — говорит Бортник.

По наблюдениям «Страны», не хочет голосовать из-за опасения преследований и разношерстная оппозиция в Раде.

При этом избежать обсуждения темы неприкосновенности в парламентских стенах не удастся. «Запрос в обществе на отмену сохраняется. Поэтому появятся люди, которые будут говорить, мол, не будем больше ждать, а проголосуем прямо сейчас. И открыто противодействовать власть этому не станет, а с помощью разных уловок и дальше будет удерживать этот законопроект и аналогичные другие от голосования», — резюмировал «Стране» политолог Петр Олещук.

Так, депутат Новак не исключает, что после внесения правок в президентский законопроект, его нужно будет опять отдавать на «экспертизу» в КС. И это опять поставит на паузу процесс.

Чтобы успеть с отменой неприкосновенности до дня выборов президента, Рада должна одобрить законопроект в первом чтении на единственной пленарной неделе девятой сессии в январе. Тогда еще есть теоретически шанс проголосовать окончательно в феврале. Но это в теории. Которая далеко не всегда совпадает с практикой.