Наблюдатели России на выборах в Украине: почему не прав Курт Волкер

627

Заявление о том, что «российские наблюдатели — это ОК», опубликованное спецпредставителем Госдепа по Украине Куртом Волкером, уже заставило отреагировать многих экспертов и аналитиков: соцсети  и СМИ полны возмущений по поводу самой возможности допуска наблюдателей из страны-агрессора, и тональности высказывания. Но дело не только и не столько в выборах, сколько в более широком контексте происходящего: имеют ли право россияне заявляться как некая сторона, которая не причастна к агрессии против Украины, и почему этот вопрос снова и снова возникает в публичной плоскости?

И ответ на него будет зависеть от того, что мы берем за основу для интерпретации – фактическую ситуацию на фронте и около него или Минские соглашения.

Если говорить о том, что мы видим по факту – так называемые «АК» псевдореспублик, подчиняющиеся «инструкторам» из РФ из числа кадровых военных российских вооруженных сил, финансирование «ЛДНР» Российской Федерацией через аффилированные структуры в других серых зонах – то никакого участия представителей РФ в выборах в Украине в качестве наблюдателей быть не может, так как РФ априори является заинтересованной стороной.

А если отталкиваться от текста Минских соглашений, о которых так упорно твердят и представители Украины, и тот же Волкер, как о «безальтернативной рамке урегулирования», то притязания РФ и заявления Курта Волкера об участии российских наблюдателей будут выглядеть вполне логично: в самом Комплексе мер фигурируют некие «представители отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины», подписали его посол РФ в Украине, Захарченко и Плотницкий. Подписи президентов государств Нормандской четверки, к которым так любят апеллировать первые лица нашей страны, значатся в Декларации Президента Российской Федерации, Президента Украины, Президента Французской Республики и Канцлера Федеративной Республики Германия в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, принятого 12 февраля 2015 года, которая является приложением к Комплексу мер, и предполагает, что РФ обязуется «оказывать влияние на соответствующую сторону».

В данной ситуации можно делать огромное количество заявлений на уровне МИДа о недопустимости присутствия граждан РФ на украинских выборах в качестве наблюдателей, повторять формулы о государстве-агрессоре, даже принимать очередные законы (что и было сделано парламентом) о запрете гражданам РФ быть наблюдателями, со ссылкой на признание РФ государством-агрессором и оккупантом со стороны ВРУ, но это логически противоречит заявлениям о безальтернативном Минске.

Нельзя сегодня заявлять, что мы воюем с РФ, а завтра говорить о том, что будущее мирное урегулирование будет определяться рамкой, в которой роль РФ прописана, мягко говоря, некорректно.

Эта половинчатость высказываний и полумеры в вопросах определения наших отношений с РФ и провоцируют подобные твитты Волкера, заявления «анонимных источников» в ЦИКе РФ о том, что «не Украине и не Волкеру определять, как работать  Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ».

По словам представителей украинского Министерства иностранных дел, раньше БДИПЧ ОБСЕ справлялось с наблюдением и без участия представителей конфликтующих стран. Но со страной-агрессором обычно разрывают дипломатические отношения, и соглашения, в которых роль агрессора прописана как роль наблюдателя, обязующегося оказывать влияние на «соответствующую сторону», не называют вечными и не имеющими  альтернативы.

Допуск наблюдателей от РФ будет означать, что этот прецедент, основанный на порочной логике Минских соглашений, неизбежно повторится и в дальнейшем: стоит вспомнить тот самый доклад Гоуэна о гипотетическом миротворческом контингенте, где страны-сателлиты РФ фигурируют в качестве «нейтральных государств», которые потенциально могут направить своих военных для участия в миротворческой операции на востоке Украины.

Если представить себе ситуацию, в которой развертывание миротворческого контингента становится возможным, а российские наблюдатели допущены на выборы – то наши аргументы о недопустимости участия миротворцев от стран, находящихся в орбите влияния РФ, а то и самой Российской Федерации, будут разбиваться о факт допуска РФ к наблюдению и те же Минские соглашения, которые Россия намерена и дальше интерпретировать по букве, а не каким-либо другим образом.

Из этого выводится возможность бесконечно склонять Украину к «болезненным, но необходимым компромиссам ради мира» и принцип «политическая часть идет перед безопасностью», на котором так долго и упорно настаивал и тот же Сурков, и Лавров, и многие другие топ-чиновники РФ. Ведь вопрос недопуска представителей РФ к наблюдению за выборами – это не вопрос политики, и даже не вопрос дипломатии. Это вопрос государственного суверенитета и государственной безопасности Украины.

И никто – даже спецпредставитель Госдепа США – не может требовать от Украины, чтобы она пренебрегала безопасностью. Пусть даже и ради неких эфемерных «демократических стандартов» и «правовых норм».

Показательно, что к концу суток (и к моменту, когда этот текст уже был завершен) Курт Волкер скорректировал свою прежнюю мысль, и высказался именно в ключе приоритета безопасности: «Мы приветствуем готовность Украины способствовать деятельности миссии БДИПЧ ОБСЕ Мы убеждены в верности Украины прозрачности и проведению свободных и честных выборов. Следует помнить, что Россия является агрессором в Украине, а следовательно, озабоченность Украины безопасностью очень реальна».

Но это вовсе не означает, что подобные попытки вовлекать россиян в некие политические и дипломатические процессы, оставляя их истинную роль за скобками, не будут повторяться. Гарантией от смещения таких ложно расставленных акцентов послужит честный и открытый диалог о необходимости нового рамочного договора и признание РФ оккупирующей стороной на востоке Украины на различных международных площадках.

Виталий Кулик