«Нафтогаз» не спешит выполнять решение тарифного регулятора о пересмотре ставки транзита

220

Украина и Россия никак не могут начать процесс обсуждения новых условий транзита газа. НАК «Нафтогаз Украины» уже более месяца только собирается на переговоры с «Газпромом». А российский монополист пока не видит необходимости вносить изменения в транзитный контракт, который действует до 2019 года. Однако неожиданная помощь может прийти из Германии, которая с одной стороны претендует на посредничество в транзитном споре Украины и России, а с другой – выступает главным лоббистом строительства «Северного потока-2».

Условия транзитного контракта «Нафтогаза» и «Газпрома» четко регламентируют формирование тарифа на транзит газа. Более того, тариф привязан к цене на газ. В последнее время эти прописные договорные истины признают и в «Нафтогазе», а потому постепенно отказываются от лишней политической риторики. Ведь пересмотр ставки транзита вынудит стороны пересматривать и условия формирования цены на энергоноситель. А это, в свою очередь, приведет в Стокгольмский арбитраж, где «Нафтогаз» и «Газпром» уже и так судятся.

Однако эта патовая ситуация не устраивает обе стороны. Именно поэтому от «Газпрома» не прозвучало однозначного категорического отрицания возможности переговоров. А «Нафтогаз» не спешит выполнять решение тарифного регулятора (НКРЭКУ) о пересмотре ставки транзита для «Газпрома».

Даже полгода назад российский монополист был готов вести переговоры с «Нафтогазом». «Также были затронуты в ходе встречи и вопросы, касающиеся контракта на транзит через Украину после 2019 года. С нашей стороны было отмечено, что мы готовы вести переговоры с Украиной, однако не готовы и не будем подписывать договор на неприемлемых условиях», − заявлял в сентябре 2015 года председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер. Неприемлемыми условиями российская сторона называла рост тарифов с нынешних $2,5-3 до $4-4,5 за транзит 1000 куб. м/100 км.

Поэтому вполне логичной и прогнозируемой стала просьба «Нафтогаза» и «Укртрансгаза», обращенная к тарифному регулятору, – разрешить до 1 марта транспортировку газа согласно существующему контракту с «Газпромом». НКРЭКУ принял положительное решение, но требует позже − после пересмотра действующего контракта или после подписания нового, − учесть разницу в тарифах. Правда, эту рекомендацию также невозможно реализовать или без согласия «Газпрома», или без решения суда.

Конфликт «Нафтогаза» и «Газпрома» упирается в принятый в 2015 году закон «О рынке природного газа», которым введены нормы энергетического законодательства ЕС, в том числе – Третий энергопакет.

Апеллируя к энергопакету, в «Нафтогазе» с конца декабря 2015 года периодически публично обращались к «Газпрому» с предложением провести переговоры – в связи с вступлением в действие новых правил ценообразования на услуги по транспортировке газа в Украине. При этом Третий энергопакет формально не может влиять на тариф транзита, а получение доступа к ГТС со стороны третьей стороны кардинально ничего не решит.

В этом контексте показателен контракт Польши и России относительно транзитного газопровода «Ямал-Европа». Еврокомиссия требовала, чтобы Польша передала местный его участок под контроль государственной Gaz-System. Но «Газпром» согласился лишь на то, что Gaz-System станет оператором газопровода. Доступ третьих лиц к «трубе» особо ничего не изменил, поскольку владельцем ресурса со стороны восточной границы остался «Газпром».

Директор по развитию бизнеса «Нафтогаза» Юрий Витренко недавно сообщил, что компания рассчитывает в ближайшее время провести переговоры с «Газпромом» по вопросу приведения контракта на транзит газа в соответствие с Третьим энергопакетом.

«Переговоры с «Газпромом» ожидаются в ближайшее время. Поэтому мы тоже ожидаем, что наш контракт с «Газпромом» будет приведен в соответствие с европейскими принципами. К сожалению, внести соответствующие изменения в наш транзитный контракт с «Газпромом» пока не удалось. Параллельно идет арбитражный процесс в Стокгольме, в том числе, по транзитному контракту», − сказал Витренко и добавил, что вопрос остановки транзита в Европу Украина не рассматривает. «Мы еще раз обращаем внимание всех на то, что мы являемся надежным партнером Европейского союза, и мы не даем оснований ставить это под сомнение» – подчеркнул он.

В то же время слова представителя «Нафтогаза» прямо подтверждают, что транзитный контракт с «Газпромом» в одностороннем порядке изменить не удастся. И тем более знаковым выглядит заявление о гарантиях со стороны НАКа, что транзит будет продлен при любых условиях.

На фоне дискуссии вокруг реализации проекта «Северный поток-2» заверения «Нафтогаза» о надежности транзитного партнерства приобретают особое значение. Ведь не следует забывать, что Украина первой выступила против этого проекта, опередив Словакию, Польшу, Венгрию, Румынию, Эстонию, Латвию, Литву и Грецию.

В таком контексте следует рассматривать слова вице-канцлера и министра экономики Германии Зигмара Габриэля о взаимосвязи транзита газа через страны Восточной Европы и строительства «Северного потока-2». Согласно его заявлению, проект газопровода «Северный поток-2» будет реализован только в том случае, если Украина сохранит статус транзитного государства после 2019 года, и Россия предоставит гарантии транзита и поставок газа в Польшу, Беларусь и Германию через газопровод «Ямал».

«Для Германии это вопрос бизнеса, а для Польши − вопрос политики», − сказал Зигмар Габриэль. При этом следует напомнить, что Габриэль занимает особую позицию в отношении Украины не только в энергетическом аспекте, но и в политическом. В 2015 году он рекомендовал Украине приступить к федерализации. Позже канцлер Германии Ангела Меркель дополнила его слова объяснением, что в Германии слова «федерализация» и «децентрализация» воспринимают как синонимы.

«Когда мы (в Германии) говорим о федерализации, то речь идет о немецком типе федерации. Мы понимаем, что в Украине это называют децентрализацией, и это − именно то, чего хочет президент Порошенко, и мы это поддерживаем», − заявила Меркель в августе 2015 года.

Поэтому в вопросе транзита газа Украина действительно уже сейчас получила поддержку Германии, но исключительно как продолжение бизнес-проекта «Северный поток-2». «Газпром» сохранит часть транзита через Украину в обмен на бонус − более активную поддержку «Северного потока-2» со стороны главного центра ЕС, которым является Германия. Сейчас речь идет о сохранении транзита газа через ГТС Украины в объеме до 30 млрд куб. м максимум.

Министр энергетики России Александр Новак также не исключил перераспределения транзитных объемов в будущем: «Конечно, возможно, какие-то объемы газа и останутся после 2019 года (будут транспортироваться через Украину). Это будет зависеть от переговоров между «Газпромом» и «Нафтогазом» ближе к окончанию действия существующего контракта… Такие переговоры всегда идут трудно, когда положение страны-транзитера монопольное. Мы помним достаточно сложные переговоры, которые были в 2009 году. Если появятся альтернативные маршруты, переговоры пойдут гораздо легче».

Фактически речь идет о том, что Германия осуществляет обмен строительства «Северного потока-2» на гарантии для использования ГТС Украины после 2019 года. И похоже, что менеджеров «Нафтогаза» такой обмен устраивает.

Ради такого «бонуса» в «Газпроме» могут удовлетворить желание НАКа о повышении ставки транзита. Однако вероятность того, что Россия согласится на принцип «качай или плати», остается низкой. Как следствие, Украина будет вынуждена уступить объем транзита в 30-40 млрд куб. м. В денежном эквиваленте − это около $1-1,5 млрд в зависимости от стоимости газа. Словакия же потеряет примерно $200-300 млн.

В результате транзитная победа «Нафтогаза» может оказаться поражением. Ведь после отказа строить «Южный поток», а затем и «Турецкий поток» шансы Украины сохранить объем транзита хотя бы на нынешнем уровне в 50-60 млрд куб. существенно возросли.

В то же время, похоже, что в «Нафтогазе» и действующем правительстве или не осознают, или делают вид, что не видят опасности в таком бизнес-посредничестве Германии. К тому же, с уменьшением транзита придется ограничить действие двух магистральных транзитных газопроводов («Союз», «Киев − Западная граница»). И Украине придется за свой счет переоборудовать работу ГТС (строительство газопроводов-интерконнекторов, работу ПХГ), что требует от $2 до 3 млрд.

Автор материала: Юрий Корольчук