«Намолили»: кто стоит за «десятинным МАФом»

97

Оплот агентуры российских спецслужб, бандитского отребья и «титушек» — так называемый «десятинный монастырь» — продолжает стоять на самовольно захваченных землях в историческом центре Киева. Власть на вызов «русского мира» реагирует: бросает за решетку украинских патриотов, помогая московским попам.

Так называемый Десятинный монастырь, что на земле Национального музея истории Украины в центре Киева, живо обсуждается в соцсетях и новостях. Причиной стала попытка поджога дверей монастыря двумя киевлянами — Алексеем Шемотюком и Александром Горбанем в знак протеста против незаконности его сооружения. Об этом говорится в расследовании «Намолили» Максима Опанасенко для программы «Наші гроші з Денисом Бігусом».

Оба задержаны. Залог более чем в 2 миллиона гривен вызвал открытый протест киевлян. Активисты заявляют — здание «монастыря» появилось на музейной земле незаконно.

«На один из религиозных праздников в 2006 году попросили здесь установить временную палатку, чтобы удобнее провести богослужение. Потом эта палатка осталась, а потом эта палатка начала обрастать какими-то своими структурами», — рассказывает народный депутат Игорь Луценко.

Палатка сначала превратилась в деревянную часовню, а затем, под молчаливое согласие чиновников, стала капитальной каменной постройкой.

В 2012-м контролирующие органы пытались выписать церковникам штрафы за строительство без разрешений. Но те обратились в суд, который поверил, что преобразование из деревянной часовни в капитальное сооружение — всего лишь ремонт. Претензии инспекторов признали незаконными. А за религиозной общиной закрепили право на МАФ — «малую архитектурную форму» — как в судебных материалах назвали здание монастыря. За год здание дополнительно узаконили, введя его в реестр недвижимости. При этом никто не заметил, что на тот момент оно выросло более чем в два раза, а «малые архитектурные формы» превратились в капитальное сооружение.

В судах представители религиозной общины ссылались на кипы разрешений и согласований — от тогдашнего Президента до руководства Национального музея истории Украины, который и является пользователем земли под монастырем.

Впрочем, Татьяне Сосновский, которая возглавила музей в 2015-м, церковники законность строительства так и не подтвердили. Более того, в архиве музея отсутствует оригинал письма, в котором бывший директор якобы не возражает против строительства.

Впрочем, один из главных вопросов — каким образом монастырь-МАФ не только появился, но и оставался незамеченным последние годы.

Настоятель этого сооружения — Юрий Харон или отец Гедеон, начал служить в «монастыре» еще до его появления в 2005-м.

В свое время Харон был причастен к созданию организации «Верное Казачество» вместе с Алексеем Селивановым. Последний сейчас работает в так называемой «милиции ЛНР» и периодически угрожает Киеву блицкригом и взятием.

«Казачество» же запомнилось своим участием в Антимайдане во время Революции Достоинства, а также воспитанием ряда боевиков, воевавших на стороне сепаратистов.

Участие Юрия Харона в создании «казачества» зафиксировано в реестре общественных организаций, а в интернете сохранились статьи и фотографии. Несмотря на это Харон, опровергает свою причастность: «Во-первых, это неправда. Это поддельные документы. Потому что я не являюсь никаким учредителем. Никогда не был. Во-вторых, если идти по этому пути, то тогда надо взять с Президента — он был министром преступной власти Януковича. Это круче, чем я какой-то основатель».

Служение положительно влияет на материальное состояние Харона. Кроме двух квартир в Киеве, у настоятеля есть недешевый минивэн «Фольксваген Мультивен» и откровенно дорогой «Порш Кайен». Харон сначала опровергает и эту информацию, но через несколько секунд вспоминает, что авто у него таки есть: «У меня есть возможности, у меня есть друзья, у меня есть фонд. Оформлены они на фонд. Люди мне помогают. Один подарил на День Рождения, другой … ну я не купил их за церковные деньги, за свечи. Это же смешно».

Смешно или нет, но в монастыре, который не платит даже за аренду земли, таки ведется торговля. Более того, на его официальном сайте размещен даже отдельный прайс по поминание в молитвах.

Среди «дорогих друзей» Харона первое место занимает руководитель религиозной общины, владеющей зданием монастыря, Михаил Гойхман. Непубличный бизнесмен стал известным во времена президентства Виктора Януковича как советник тогдашнего главы Нацбанка Сергея Арбузова.

«Я был советником при многих, начиная с 90-х годов. Ну это такой совет. На общих основаниях. Я никогда не работал в штате НБУ, никогда там не занимался какой-то там деятельностью. Ну это такая была … какие-то дружеские советы давал, занимался популяризацией гривни», — рассказывает Гойхман.

Интересно, что именно в период «дружественных советов Арбузову» здание монастыря начало активно узакониваться в судах. По словам Гойхмана, эти факты не связаны между собой.

Гойхмана и Харона объединяет не только монастырь. Последний говорит — является «другом и кумом детей Гойхмана». Следовательно, настоятель также прекрасно знает сына Михаила Гойхмана — Максима Глущенко.

В период развития монастыря Глущенко работал в руководстве госконцерна «Укроборонпром». Сейчас в его соцсетях фотографии с Гедеоном перемежаются фотографиями с первым замом секретаря СНБО Олегом Гладковским и председателем наблюдательного совета «Укроборонпрома» Михаилом Згуровским.

Когда киевляне решили собраться на акцию протеста под Десятинным монастырем, церковники в противовес созвали молебен. Некоторые участники этого действа оказались нам тоже знакомыми.

Например, Юрий Цикаленко (подробнее об этом бандите можно прочесть в публикации Вчера — бандиты, завтра — депутаты: Юрий Цикаленко — А). В 2010-м — депутат-регионал в Киевском облсовете. Во время Революции отдельные СМИ называли Цикаленко поставщиком «титушек». Сейчас Цикаленко возглавляет «Союз Православных Сил». Мужчина активно крестится и заявляет — пришел на мирную акцию помолиться за Украину.

На молебне присутствовал и бывший министр культуры Михаил Кулиняк. Показательно, что перестройка и узаконивание здания монастыря на земле музея, который подчиняется Министерству культуры, происходило именно в каденцию Кулиняка. Несмотря на это, экс-министр опровергает свою причастность к этому: «Я пришел поддержать мир. Я считаю, что сегодня вмешиваться в дела церкви недопустимо. Нам достаточно Востока. Мы знаем из всех историй, все все страшные трагедии начинаются с конфликтов с церковью».

Второй поднятый поджогом вопрос — кто, когда и как должен решить проблему. На общем обсуждении законности «Десятинного монастыря» в парламентских комитетах участники сошлись на том, что здание таки незаконно.

Но те, кто физически должен его демонтировать — боятся. По словам начальника управления контроля за благоустройством КГГА Тараса Панчия, инспектор пытался на месте составить административный протокол: «Там сразу выбегает много … ну … представителей данной общины, монастыря. И такие определенные конфликтные ситуации. Невозможно составить протокол и ничего …».

Между тем, церковники также не теряют время. Они уже усилили здание дополнительными камерами наблюдения, крепкой цепью на дверях и широкоплечими молодчиками.