Наши в «Штутгарте». Какими видят немцы Артема Кравца и Бориса Тащи

236

Перед первым в новом году домашним матчем «Штутгарта» пресс-служба «швабов» выпустила официальную программу поединка, на страницах которой нашлось место для обширной характеристики двух украинских легионеров команды — Бориса Тащи и Артема Кравца. Далее — текст этой характеристики.

Борис Тащи всегда рад посмеяться. Когда Артем Кравец сосредоточенно рассказывает о своем происхождении и семье, Борис перебивает его и начинает напевать: «Я хочу улететь прочь, да, да, да». Будто бы он только что оказался на сцене концертного зала и затянул знаменитую песню «Улетаю» Ленни Кравица, намекая, что его украинский коллега благодаря фамилии связан с известным певцом. Подобным образом Борис Тащи в ненавязчивой форме помогает своему скромному коллеге почувствовать себя более раскованно, вызывает у него искреннюю улыбку и показывает, насколько важным для Кравца является наличие в команде его соотечественника, — пишет пресс-служба «Штутгарта».

Это произошло в среду, — за три дня до того момента, когда Артем Кравец будет иметь возможность впервые сыграть на «Мерседес-Бенц-Арене». За три дня до времени, когда нападающий почувствует дыхание нового для себя стадиона. Сейчас он просто гуляет ареной, как осенью 2014-го гулял здесь Борис Тащи. Три недели назад Кравец переехал сюда из киевского «Динамо». Он осмотрел пустую чашу стадиона, прошелся по тоннелю и с взглядом на пустые трибуны начал рассказывать о различиях быта в Украине и Германии. Рассказал и о футбольных моментах: что в Украине классическое противостояние «Динамо» и «Шахтера» собирает на стадионе 50 тысяч зрителей, в то время как рядовые матчи обычно посещают 8 – 10 тысяч болельщиков. Рассказал, что пока не все команды первенства могут играть на домашнем поле, поэтому «динамовцам» часто приходится выездные матчи проводить в Киеве. И как тут не вспомнить слова Бориса Тащи: «В Германии совсем другой мир. Здесь как в театре: человек приходит, смотрит матч, а затем спокойно уходит домой. Когда же в Украине на стадион приходят тысячи людей, то возникает угроза организационных проблем».

Артем Кравец и Борис Тащи говорят о «Штутгарте» и Бундеслиге с огоньком в глазах. И этот огонек не позволяет воспринимать слова Тащи о «мечте» и слова Кравца о «самой сильной лиге мира» в качестве футбольного клише.

Они разные по характеру: интроверт Артем и экстраверт Борис; они играют в разный футбол на поле, но у них такое похожее развитие футбольной карьеры. Они выросли в украинской футбольном среде — не в расположении двух крупнейших клубов страны. В юном возрасте они решили оставить родной дом, чтобы искать успешную футбольную судьбу. Артем Кравец в 15 лет отправился за 400 километров в столицу Украины, чтобы присоединиться к молодежной команде 14-кратного чемпиона страны киевского «Динамо». Борис Тащи в 18 лет оставил свою родную Одессу и отправился за границу — в московское «Динамо», видя в этом шаге движение вперед.

В течение долгого времени Артем Кравец боролся за признание и дорос в киевском «Динамо» до уровня сборной Украины, в то время как попытки Бориса Тащи заявить о себе в Москве не увенчалась успехом. Еще два сезона на правах аренды он провел дома, пока его контракт с московским «Динамо» не завершился и он не переехал в «Штуттгарт».

Парень в разговоре о неудачном московском периоде не хочет вдаваться в подробности, хотя смотрит на ситуацию объективно, самокритично признавая свои ошибки. Всегда, когда речь заходит о России, ребята очень осторожны в своих высказываниях и просят сменить тему. Учитывая напряженные отношения между двумя странами, такое поведение украинцев легко понять. В этой ситуации молчание — золото. Тем более, что Артем Кравец претендует на место в сборной Украины, которая летом будет играть на чемпионате Европы, поэтому находится под пристальным вниманием украинского общества.

Между тем, разговор разбавлен ​​пробежками полем и пением Бориса Тащи. Борис, очевидно, поет всю жизнь, ведь чувствует себя в этом деле очень уверенно. Между ним и старшим на четыре года Кравцом снова возникает резкий контраст характеров. Но в один момент Артем поднимается, становится на газон и классным ударом поражает цель — он смотрит на Бориса и искренне улыбается. Они знают друг друга около трех недель, но в такие моменты кажется, что они дружат на протяжении долгого времени. Впрочем, и кроме родины у них есть много общего: они оба оставили родной дом, чтобы окунуться в желанную Бундеслигу.

Они конкуренты на поле, но за его пределами они помогают друг другу, — пишут авторы. — «Присутствие Бориса — важный фактор для меня. До недавнего времени я ничего не знал о команде, об обстоятельствах, не владею немецким, английский мой тоже далек от идеала, — говорит Кравец, хотя на самом деле его английский значительно лучше, чем он сам о нем рассказывает. — Я рад, что он здесь и во многом мне помогает». Его жена Анна раньше бывала в Германии и признавалась, что хотела бы здесь жить. Поэтому когда узнала, что есть вариант со «Штутгартом», обрадовалась. «Я тоже хотел этого», — говорит Артем.

«Когда я приехал сюда, то здесь не было никого, кто общался бы на русском, — вспоминает Борис Тащи, — Здесь совсем другой образ жизни. Поэтому сначала мне было трудно. И именно поэтому сейчас я стараюсь как можно больше времени проводить с Артемом, помогать ему, чтобы он как можно скорее почувствовал себя так, как дома».

Борис полностью отдается процессу поддержки товарища, ведь подруга Тащи Анастасия не живет с ним в Штутгарте. Ранее Борис не умел готовить, а теперь он повар не только у себя, но и в доме Артема Кравца. Этому не противится и жена Артема, ведь она рада пробовать типичные украинские блюда.