Кабмин утвердил трех из пяти членов Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), которых накануне выбрала конкурсная комиссия. А значит, выбранный нардеп от БПП Виктор Чумак, заместитель Нацгосслужбы Александр Скопич и доцент Национальной академии прокуратуры, бывший преподаватель действующего премьера Наталья Корчак уже могут приступать к работе. В блиц-интервью первый замминистра юстиции и председатель конкурсной комиссии по избранию членов НАПК Наталья Севостьянова рассказала, как будет построена работа ведомства.

Почему так долго длился отбор, и в результате выбрали только трех членов Нацагентства?

Я бы тоже хотела, чтобы мы выбрали сразу пятерых, и закончился этот долгий процесс. На самом деле законом заложена процедура, которая предусматривает очень сложный процесс. В комиссии ни у кого нет полного большинства, чтобы было шесть голосов для принятия решений. Поэтому ее работа — это постоянный поиск консенсуса, дискуссии, диалоги.

Было много кандидатов. Мы сначала отфильтровали тех, кто имел реальный опыт — их было 22. Потом всех заслушали. Потом мы ждали результатов спецпроверки девяти финалистов, которая длилась около месяца. После того провели еще один раунд собеседований, чтобы поставить те вопросы, которые после спецпроверки «всплыли», потому что у большинства кандидатов — или различия в декларациях, или кто-то уклонялся от армии. Были проблемы. Поэтому их еще раз выслушали, и вот только сейчас получили трех кандидатов.

Когда полноценно заработает агентство?

Я надеюсь, что три избранных члена уже видели распоряжение о своем назначении, и они должны собраться и решить, как начинают свою работу, утвердить численность агентства, структуру.

С чего они должны начать свою работу?

На самом деле все, что необходимо для начала от правительства — все будет готово. И здание, и все остальное. Нацагентству по вопросам предотвращения коррупции просто надо собраться и начать работать. Уже вступило в силу распоряжение.

А где будет размещаться агентство?

Физический адрес я вам не подскажу, но этот вопрос будет решен правительством.

Среди обязанностей членов Нацагентства — вносить предложения в антикоррупционное законодательство. Какие изменения нужны?

На самом деле им сегодня не нужно работать над изменениями в законодательстве. Надо начать работу с того, как им контролировать все те нормы, которые уже есть в нашем законодательстве. Кабмином создана межведомственная рабочая группа по запуску агентства. Там есть представители международных и многих неправительственных организаций.

ПРО ООН нам помогает — за свой счет провели тендер, наняли IТ-компанию, которая разрабатывает программное обеспечение, необходимое для мониторинга новых электронных деклараций. Все это почти готово. Надо отдать наработки в руки непосредственным руководителям этого агентства, чтобы они уже начали этим пользоваться и под себя подстраивать.

Агентство также будет проверять информацию в декларациях чиновников. Если они найдут несоответствие — какими будут их действия?

На самом деле инструментов очень много, в следующем году даже будет предусмотрена уголовная ответственность за умышленное неуказание в декларации своего имущества. Поэтому создается специальный реестр электронных деклараций, которые будут чиновниками подаваться с электронной цифровой подписью. И мы пытаемся связать этот реестр с другими базами данных для того, чтобы они автоматически проверяли, собственность, имущество, наличие корпоративных прав в компаниях. И таким образом они будут иметь инструмент, который поможет Национальному антикоррупционному бюро (НАБУ) и Антикоррупционной прокуратуре. Потому что их всех строили как общую систему органов.

То есть они смогут с этими материалами обращаться в НАБУ?

Конечно, они вместе потом будут работать над этими делами.

Вы не боитесь политизированности в работе агентства в связи с избранием в его состав нардепа Виктора Чумака?

Проходили очень долгие дискуссии по этому поводу. И некоторые члены комиссии за девять финалистов даже не хотели голосовать. Говорили: «Мы только за аполитичный орган, чтобы не было никаких представителей политических партий». Потому что хотя господин Чумак и отметил, что он не является членом партии и никогда не был, но он состоит во фракции. Он нам пообещал, что даже если будут преследовать депутатов «Блока Петра Порошенко», он будет продолжать этим заниматься, будет поддерживать.

В то же время члены комиссии отметили, что должен быть человек, который станет лицом агентства, будет таким «тяжеловесом», который бы разрабатывал законы. Поэтому мы все же изменили свою позицию и поддержали его, несмотря на сомнения.

То есть у него больше шансов стать главой агентства?

Этого я не могу утверждать. Потому что главу избирают сами члены агентства.

Вскоре ожидается отчет Еврокомиссии о выполнении Украиной плана по либерализации визового режима с ЕС. Будет ли запуск агентства позитивным сигналом для Еврокомиссии?

Я думаю, что да. Почему правительство и назначило немедленно членов, как только комиссия их выбрала? Чтобы показать, что все, что нужно, все, что было задекларировано правительством, выполнено. На самом деле это ответственность независимой комиссии, которая в составе из 8 членов выбрала кандидатов. Правительство не могло ни ускорить, ни как-то повлиять на результат их работы. Поэтому, конечно, это положительный сигнал.

С другой стороны, все что делается в прессе, инсинуации по поводу того, что комиссия не такая, лживые заявления, которые публикуются анонимно — это все попытки смазать тот положительный эффект. То, что будет создан очень сильный орган, который в будущем году покажет качественный результат в борьбе с коррупцией.

Что будет с деньгами, которые правительство выделяло для агентства на этот год?

Они использовать их не успели. Вернутся в общий бюджет.

Автор интервью: Сергей Лефтер