Не хлебом единым. Почему, развивая экономику страны, не стоит забывать об интеллектуальном развитии

945

Недавно я побывал на выставке научных работ украинских школьников из Малой академии наук. Мой интерес к этому событию был вызван несколькими причинами. Во-первых, я начинал свою научную карьеру с конкурсов МАН. Именно здесь под чутким руководством учителя я впервые написал полноценную научную работу, самостоятельно определив химический состав воды из подземного источника. Во-вторых, очень хотелось посмотреть на «детей», которые с колоссальной вероятностью уже через несколько лет пополнят ряды «взрослой» Национальной академии наук Украины. Вопрос серьёзный, потому что меня пугает деградация современного школьного образования. Я понимаю, что это может звучать в стиле «в наши годы небо было более синим» или «нынче такая молодёжь пошла». Однако шутки в узком научно-преподавательском кругу о том, что выпускники школ множат 3 на 1/3 и пишут в ответе 3/9, а также не могут решить уравнение х+3=5, — на самом деле реальные истории реальных преподавателей вузов.

Если пояснить простыми словами, то МАН — это структура, которая учит школьников основам научного подхода в их работе. Обычно такие разработки не претендуют на гениальность, но именно здесь дети начинают понимать, что такое обзор литературы, эксперимент, повторяемость результатов и, самое главное, честность. В первую очередь — перед собой, ибо наука не политика, а учёные не депутаты. Любую фальсификацию можно обнаружить.

На выставке я был очень удивлён. Меня поразило разнообразие проектов: от устройств получения электричества в выхлопных трубах фабрик до системы контроля скачков напряжения в системах пожарной безопасности. От самостоятельно собранных и запрограммированных 3D-принтеров до робота с голосовым управлением. От полноцветного дисплея, состоящего всего из двух светодиодных полос, до электромагнитной пушки, стреляющей металлическими болванками. Но самое большое удовольствие я получил, вступая с авторами работ в полемику относительно их идей. По-моему, в этом и есть суть таких конкурсов и выставок — не создание нового железа и устройств, но создание нового образа мышления: критического, сомневающегося и от этого ещё более в себе уверенного. Передо мной стояли не дети. Передо мной стояли учёные, которые спокойно и уверенно доказывали, аргументировали и не смущались каверзных вопросов.

Парадоксально, но на выставку пожаловал сам Александр Турчинов. Я-то почти уверен, что его интересовала в первую очередь электромагнитная пушка (шутка, если что), но сам факт внимания чиновника такого уровня к «малым учёным» важен как никогда. Это мотивирует. Мне бы даже хотелось верить, что эти дети получат от Украины гранты на учёбу в лучших технических вузах мира и обязательно вернутся домой, потому что здесь их будут ждать современные лаборатории с дорогостоящим оборудованием. И речь, конечно, не столько о государственных деньгах, сколько о создании государством условий для привлечения денег инвесторов на культивирование интеллекта в Украине.

Однако жестокая реальность возвращает меня на место. Параллельно с выставкой МАН по стране прокатилась волна протестов «взрослых» учёных из Национальной академии наук. Они просили денег. Непосвящённому гражданину может показаться, что они просили денег, как их просят некие иждивенцы. Но корни проблемы гораздо глубже. Деньги необходимы на завершение реформы. Чтобы было понятно, представьте себе, что под реформы нашей армии и полиции была запланирована определённая сумма. Однако на полпути бюджет существенно сократили. В итоге новые автоматы оказались без патронов, танки без гусениц, самолёты без авиакеросина, а патрульные выехали на вызов в шлёпанцах. Здесь де-факто происходит то же самое. 2 года подряд эксперты, учёные и чиновники Министерства образования готовили площадку для интеграции научной сферы Украины в Европейское исследовательское пространство, не требуя ни единой дополнительной гривны из бюджета. Был пройден долгий путь, и его кульминацией стало принятие нового закона «Про научную и научно-техническую деятельность». Закон «развязал» руки реформам и инициировал создание структур, которые должны были бы способствовать аудиту науки в Украине, чтобы убрать всё плохое и оставить то, что живо. На протяжении 2016 года он должен был выявить неэффективные структуры, институты и учёных. Однако Министерство финансов решило иначе и, сократив финансирование науки на 30%, обязало де-факто провести сокращение людей по не совсем понятным критериям. То есть до конца аудита и начала реформ «доживут» не все.

Таким поворотом событий были удивлены как европейские аудиторы, которые согласно программе «Горизонт-2020» сейчас работают в Украине, так и известнейший журналист Кьюрин Шермейер из Nature, прямо указывающий в своей статье Conflicting laws threaten Ukrainian science на то, что нынешний бюджет стоит на пути реформирования постсоветской науки. В свете последних коррупционных скандалов и оценок размеров теневой экономики понимаешь, что на самом деле о будущем талантливых детей в высших эшелонах власти никто не думает. Им просто не до этого. И если два года назад мне казалась далёкой мысль о том, что гражданское общество должно серьёзно собой разбавить так называемых профессиональных политиков с четвертьвековым стажем, то нынче я осознаю необходимость этого процесса.

Нам казалось, что секрет успеха отдельных сфер — это правильные реформы. Выяснилось, что загвоздка в правильной среде их реализации. Украинский же политикум в своей значительной части не только не желает понимать украинские реалии, но и не пытается следовать мировым трендам. А тренды таковы, что инвестиции в науку растут, как и количество учёных. Потому что это необходимое условие построения инновационных экономик. И в этом процессе Украина со своими аграрными амбициями выглядит, мягко говоря, убого. Но реформа будет доведена до конца. И те, кто останутся, сделают всё для того, чтобы этим детям хотелось променять Елисейские поля и Трафальгарскую площадь на проспекты Науки и Академгородки.

Автор материала: Антон Сененко