Непереможні «бодяжники». Як працює тіньовий ринок нафтопродуктів

118

В последних числах февраля Государственная фискальная служба опубликовала топ-5 продавцов некачественного топлива.

Наравне с малоизвестными трейдерами в этот список неожиданно попали и авторитетные сети.

Небывалая жесткая конкуренция подталкивает даже самых именитых трейдеров на так называемую оптимизацию бизнеса, тем самым стирая их отличия от торговцев контрафактом.

Октановые скрепы

«В Украине, я вам скажу, около 100 заводов вообще «левых», которые делают бензин дедовским методом и, естественно, не платят налоги. Чтобы пресечь эту деятельность, президент дал правительству стопроцентные полномочия по экономике». Это цитата Бориса Колесникова от 31 октября 2011 года в статусе вице-премьера.

После этого заявления однопартийцы Бориса Викторовича продержатся у власти еще два года, а потом еще два проработают его политические оппоненты.

Однако ни построенная Януковичем жесткая вертикаль власти, ни внедряемые Порошенко европейские нормы не побороли производителей контрафакта: сегодня, как и пять лет назад, каждый четвертый литр топлива, продающийся в Украине, — фальсификат.

Так, по данным Госcтата, в 2015 году реализация нефтепродуктов в розничном сегменте снизилась почти на 26%. В теневом же секторе картина диаметрально противоположная. По оценкам аналитиков, его доля приближается к 40%.

Если обратить внимание на статистику, стойкость «бодяжников» искренне удивляет.

Хотя бы потому, что подавляющее большинство компаний, к качеству продукции которых в 2015 году предъявило претензии государство, обладает мелкими производствами и примерно такими же хозяевами.

Исключение составляет разве что ООО «Нафтотрейд лтд». Это предприятие занимается изготовлением так называемых бензинов сразу на двух крупных нефтебазах в Ровенской и Полтавской областях, благодаря чему в лучшие месяцы способно выпускать больше 1 тыс тонн автомобильного топлива.

В остальном бизнес «Нафтотрейд лтд» — точная копия коллег по тени: предприятия банально смешивают в резервуарах ряд компонентов и получают готовый продукт.

Например, рецепт получения тонны А-95 Евро-5 состоит из четырех ингридиентов: 500 кг бензина, 350 кг изопентановой фракции, 100 кг смеси углеводородов и 50 кг дистиллята газового конденсата. Проще только жарить яйца.

Понятно, что этот бизнес раздражает Государственную фискальную службу, которая недосчитывается денег.

Цифры действительно приличные. По оценкам «Консалтинговой группы А-95», в 2015 году без уплаты налогов на рынок поступило около 600 тыс тонн бензина, что эквивалентно бюджетным потерям 3,3 млрд грн.

Возможно, именно такое количество нулей заставляет ГФС периодически публиковать «черные списки» трейдеров.

Свежий выпуск порадовал глаз в последних числах февраля. Кроме не говорящих ни о чем компаний «Гарант экспресс», «Пульс 24» и «Стейл ойл», уличенных в продаже «не соответствующего требованиям топлива», в нем оказались и представители крупных сетей — «ОККО-нефтепродукт» и «Укрнафта».

У первой нашли якобы поддельное дизельное топливо на одной из ее АЗС в Закарпатской области, у второй — на станции в Киеве.

Понятно, что в компаниях уже опровергли эту информацию, но эти словесные соревнования не увлекают никого, кроме обвинителя и обвиняемых. Наивных же интересует другой вопрос: почему крупные сети, доминирующие на рынке и обладающие лобби в парламенте, годами не могут побороть вездесущий фальсификат?

Двигатель общего сгорания

Отчасти ответ на этот вопрос можно получить после изучения списка компаний, которые, собственно, и занимаются операциями с упомянутыми компонентами.

Например, на железнодорожной станции «Мироновка» этот бизнес развивает ООО «Вог трейдинг» (сеть WOG). На Переяславской — ООО «Укртрансойл-2009» и ООО «Парком транс» (сеть БРСМ). На Васильков-1 — ООО «Автобансервис» и «Премьер-лига» (сеть КЛО) параллельно с ООО «Восток» и ЧП «Фреш лайн» (ТНК-ВР).

Этот список можно продолжать, и неупоминание других крупных трейдеров не означает, что они не занимаются этой работой.

Однако загнать любую из перечисленных компаний в угол вопросом о ее причастности к нарушениям не получится. В ответ она расскажет о производстве так называемого альтернативного топлива или поведает историю о присадках, которые повышают качественные характеристики бензина и дизеля.

Тем не менее, издательство обратилась к упомянутым сетям. Отрегировали только две из них — БРСМ и КЛО.

Так, в пресс-службе компании «Стейт оил», управляющей сетью АЗК «БРСМ-нафта», заявили, что компании ООО «Укртрансойл-2009» и ООО «Парком транс» не входят в группу БРСМ.

Финансовый директор компании KLO Игорь Чернявский напомнил, что их сеть АЗС реализует альтернативные виды топлива А-95 Е40 и А-92 Е40 с содержанием не менее 30% биоэтанола.

«Мы закупаем фракцию изопентановую, поскольку, согласно технологического регламента, она необходима для производства этих бензинов. На железнодорожную станцию «Васильков-1″ приходят нефтепродукты для четырех нефтебаз, до августа 2015 года сюда поступали продукты и для нефтебазы БРСМ. Компания KLO никогда не закупала дистилляты газового конденсата», — заверил он.

Впрочем, оправдания вряд ли могут остановить процесс стирания грани между белым — премиум-сетями — и черным — мелкими трейдерами. Владельцы брендовых сетей такие выводы не любят, считая их призывом к покупке самого дешевого топлива у конкурентов из эконом-класса.

На этом никто не настаивает — шансов попасть на фальсификат на дешевой заправке действительно в разы больше. Однако найти разницу между одними и другими с каждым годом становится сложнее.

То ли это заправки «Привата», которые ежемесячно продают до 60 тыс тонн топлива больше, чем покупают.

То ли это упомянутый WOG, у компаний которого — ООО «Евродом» и ПАО «Дубнонефтепродукт» — через прокладки («Транспортная компания №1» и «Таузар») упомянутый «Нафтотрейд лтд» арендует полтавскую и ровенскую нефтебазы для производства кустарных нефтепродуктов.

Или, скажем, сеть заправок БРСМ и КЛО, которые демпингуют в среднем на 2,5-3 грн, хотя типичная валовая маржа, которая позволяет осуществлять неубыточную реализацию — 2-2,5 грн за литр.

Со стороны такое поведение премиум-сегмента выглядит нелогично: компании говорят о необходимости борьбы с фальсификатом и сами же развивают этот бизнес. Впрочем, у этого «раздвоения личности» есть свое оправдание.

На развитие производства кустарщины государство работало годами, активно повышая ставки акцизов на моторные топлива и при этом сохраняя льготы для так называемых альтернативщиков.

Сейчас в Украине делаются только первые шаги по исправлению этой ошибки. Например, с 1 января Налоговый кодекс уравнял ставку на некоторые виды компонентов топлива и товарные бензины.

Правда, в попытки власти перевести рынок на цивилизованные рельсы пока никто из его участников не верит.

Возможно, в памяти еще слишком свежи времена Сергея Курченко, под которого через законодательные нововведения тогдашняя власть фактически загнала всех ключевых трейдеров.

Автор материала: Дмитро Рясний