Незамеченная клевета: как подчиненные Бастрыкина прикрывают высокопоставленного судью

157

Арбитражный управляющий оплатил уже погашенный долг, стал банкротом, попал под уголовное преследование, был оправдан, но на этом его злоключения не закончились: председатель Арбитражного суда Белгородской области вместо рассмотрения жалоб на беззаконие подчиненного попытался выставить заявителя преступником. Обвинения не оправдались, но и дело о клевете возбудить не удается: региональные следователи игнорируют поручение Александра Бастрыкина и отказываются проводить проверку.

Донос от судьи

Арбитражный управляющий Владислав Кротов обратился к председателю СКР Александру Бастрыкину с заявлением на председателя Арбитражного суда Белгородской области Андрея Шеина.

Кротов усматривает в действиях судьи признаки преступления, предусмотренного статьями 306, 128 и 285 УК РФ — заведомо ложный донос, клевета и злоупотребление служебными полномочиями.

Поводом к обращению к главе СКР стало заявление Шеина о преднамеренном банкротстве Кротова, которое председатель суда направил в октябре 2018 года губернатору Белгородской области Евгению Савченко, заместителю главы региона Олегу Абрамову, прокурору области Николаю Савруну и начальнику регионального управления МВД Василию Умнову.

Это заявление было зарегистрировано в КУСП 7 ноября 2018 года, сотрудники отдела МВД по Корочанскому району Белгородской области провели проверку. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано ввиду отсутствия в действиях Кротова состава преступления.

По мнению Кротова, обращение с заявлением о ложном преступлении к главе региона и его заместителю, то есть, к лицам, не имеющим никакого отношения к проведению доследственных проверок, можно расценивать как клевету. Он считает, что своими действиями Шеин пытается создать ему негативную репутацию — как предпринимателю и человеку, занимающемуся арбитражной деятельностью.

Несуществующие аргументы

А письме Бастрыкину Кротов обращает внимание на то, что Шеин в заявлении о преднамеренном банкротстве ссылается на не существующие в природе документы. Там, к примеру, упоминается постановление президиума Арбитражного суда Белгородской области от 25.11.2008 г. «О мерах по соблюдению прав и охраняемых законом интересов лиц участвующих в деле о банкротстве», которого нет на информационном сайте суда.

Кроме того, Шеин ссылается на судебный акт о признании Кротова несостоятельным от 13.07.2019. Как указывает Кротов, в картотеке Арбитражного суда Белгородской области такого акта не существует.

Еще одно решение Арбитражного суда Белгородской области — от 09.10.2018, которое фигурирует в обвинении Шеина, на момент написания его заявления не вступило в законную силу, поэтому не может служить юридически значимым доказательством.

Бастрыкин не указ

Между тем, следственные органы Белгородской области всех этих нарушений замечать не хотят. Поручение Бастрыкина организовать проверку изложенных в обращении доводов остается без внимания.

Региональное СУ СКР направляет заявление о привлечении Шеина к уголовной ответственности в следственный отдел по городу Белгороду, а там заявляют, что «объективных сведений о событии преступления, относящихся к подследственности следователей Следственного комитета РФ, нет».

белгород1 (1)белгород2 (1)

«Статьей 10 Закона РФ „О статусе судей“ запрещено всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия. В данном случае полномочия суда при разрешении гражданских споров не могут подменяться инициированием следственными органами уголовного преследования в отношении участников судебного разбирательства», — говорится в ответе за подписью замруководителя следственного отдела Дениса Поплавского.

Предвзятое отношение

По мнению Кротова, предвзятое отношение к нему со стороны председателя Арбитражного суда говорит о личной заинтересованности Шеина в деле А08-3083/2016, в котором Кротов выступал как арбитражный управляющий. Он также усматривает в действиях Шеина попустительство по службе в отношении судьи Владимира Кощина, который вел это дело.

Кротов написал Шеину 10 внепроцессуальных обращений по поводу незаконных действий его подчиненного Кощина. Он отмечал, что «дело о банкротстве в отношении Кротова ведется криминальным образом судьей Кощиным В.Ф. в интересах преступной группы, возглавляемой осужденным приговором Октябрьского районного суда от 05.12.2016 г. Тамбова за растрату, мошенничество и рейдерский захват в составе организованной преступной группы Букой А.В.», а также указывал, что Бука «находится в неформальных отношениях с судьей Кощиным». Но на все эти заявления Шеин отвечал лишь отписками.

Тройной долг

В 2008 году Кротов вел дело о банкротстве белгородского селькохозяйственного предприятия “РИФ-Инвест Дружба”, которое  задолжало партнерам по бизнесу. Долги перекупила “Консалтинговая компания “Консалт ПРО”, ей причиталось по суду 2,8 млн рублей.

В 2010-м директор «Консалтинговой компании» Александр Бука потребовал от Кротова погасить долг «РИФ-Инвест Дружбы». И эти деньги были получены от «Военной страховой компании», которая застраховала деятельность Кротова как конкурсного управляющего. Однако кредитору полученных денег оказалось мало, и он добился повторного взыскания долга. На этот раз 2,8 млн рублей заплатил из своего кармана Владислав Кротов. Но и этого оказалось недостаточно.

В 2011 году против Кротова возбуждают уголовное дело. Следствие посчитало, что Кротов намеренно собирался нанести ущерб кредиторам «Консалт ПРО». В апреле 2016-го Свердловский районный суд признал Кротова виновным в злоупотреблениями полномочиями (201 УК РФ), его приговорили к 2,5 годам колонии-поселения. В том же году защите Кротова удалось добиться оправдательного вердикта и отмены приговора.

Но и после оправдательного приговора Кротов снова оказался под угрозой выплаты несуществующего долга. Компания «Консалт ПРО», которой Кротов ранее выплатил 2,8 млн, в 2017 году была ликвидирована. Но она уступила право требования долга коммерсанту Евгению Сапрыкину. Он требует от Кротова выплатить несуществующие судебные издержки в рамках того же дела о банкротстве, которое продолжает вести судья Кощин. По мнению Кротова, рассмотрение этого дела стало возможно исключительно благодаря аффилированности кредитора Александра Бука с председателем арбитражного суда.