Низкие цены на сырьё грозят Украине усугублением экономического кризиса

536

В конце января в швейцарском Давосе прошёл очередной ежегодный экономический форум. На нём ведущие политики и экономисты мира обсуждали вызовы, которые ставит перед человечеством «четвёртая промышленная революция», — появление искусственного интеллекта, роботизация, рост безработицы, глобальный охват социальными сетями и развитие технологий замкнутого цикла производства, повторной переработки сырья и возобновляемых источников энергии.

Первые два пункта «революционной» программы касаются украинцев, к сожалению, весьма опосредованно. А вот снижение ресурсоёмкости производств мы уже ощущаем в виде сокращения валютной выручки от продажи сырья и продуктов первичной переработки. На их долю приходится более 60% отечественного экспорта. Цены на чёрные металлы, основной украинский экспортный продукт, за последние пять лет просели более чем на 40%. А стоимость железной руды, по сравнению с 2011 годом, упала почти на 70%. В постсырьевой модели мировой экономики Украина рискует оказаться в числе аутсайдеров.

Китайский след

Одна из главных причин снижения цен на сырьё — замедление темпов роста экономики Китая. По данным Национального бюро статистики Китая, в 2015 году рост ВВП в Поднебесной составил 6,9%. Это самый низкий показатель с 1990 года. В течение последних 15 лет среднегодовой рост китайской экономики стабильно держался на уровне 9–10%.

Так как Китай крупнейший в мире потребитель металлургической продукции, снижение темпов роста потянуло за собой и падение цен на металлы. «Чтобы компенсировать 1% падения спроса на медь или алюминий со стороны Китая, спрос в Европе и США должен вырасти на 3–5%, а в Индии и Бразилии — на 15–20%», — объясняет аналитик Roubini Global Economics Гэри Кларк.

Усугубило падение сырьевых рынков перепроизводство. В период высоких цен добывающие отрасли интенсивно развивались, что привело к смещению баланса в сторону предложения. Привлекательность сырьевого бизнеса для инвесторов в предыдущие годы хорошо иллюстрирует анекдотичная история восьмилетней давности, известная как «великий канализационный грабёж в Шотландии». По северу Великобритании прокатилась волна массовых краж канализационных люков. В начале 2008 года за тонну металлолома давали $400 (сейчас тонна «свежевыплавленной» стали стоит около $250), что сделало хищение коммунальной собственности прибыльным занятием даже для зажиточных шотландцев.

Ещё одна причина падения цен на сырьё — укрепление доллара. В 2008 году, на волне мирового финансового кризиса, федеральная резервная система США ввела программу «количественного смягчения» — предоставления кредитов по нулевой ставке. Это лишь повысило привлекательность инвестиций в быстроразвивающиеся сырьевые экономики. Но с конца 2014 года США начали сокращать стимулирующие меры. В декабре 2015-го учётная ставка выросла до 0,5%. Буквально через 20 минут после заявления главы ФРС Джанет Йеллен о повышении ставки нефть марки Brent подешевела на $0,5. Для инвесторов покупка ценных бумаг США становится более привлекательным вложением, чем инвестиции в сырьевые фьючерсы. Тем более что к 2017 году ставка ФРС может вырасти до 1,5%.

Позиции сырьевых рынков неумолимо подтачивает альтернативная энергетика и энергоэффективные программы. Уже сегодня возобновляемые источники энергии обеспечивают 18% энергопотребления в мире. А такие страны, как Дания, Исландия, Шотландия и Мальдивы, получают 100% электроэнергии из возобновляемых источников. По оценкам Международного агентства по возобновляемой энергетике, к 2030 году доля энергии, получаемой из альтернативных источников, достигнет в мире 36%.

Наконец, на стоимости нефти и связанной с нефтяными котировками цене на газ сказалась и отмена 17 января санкций против Ирана. В этот день цена барреля Brent упала до $25 — минимума за последние 13 лет. По заявлению правительства Ирана, страна способна в кратчайшие сроки увеличить суточную добычу на 500 тыс. баррелей. Многие аналитики считают, что после этого нефть подешевеет до $20.

Хорошего мало

Кризис сырьевых рынков больно ударит по украинской экономике. Правительственные прогнозы о её восстановлении уже в 2016 году и росте ВВП на 2% в нынешних условиях выглядят слишком оптимистичными. «Мировой банк в начале 2015 года прогнозировал падение экономики на 2,3%, потом ухудшил прогноз до 7,5,%, а в итоге мы получили падение ВВП более 12%. В этом году, скорее всего, опять может быть минус, но уже не такой большой, как в 2015-м», — считает финансовый аналитик Виталий Шапран.

По данным Госстата, основными статьями украинского экспорта в прошлом году были чёрные металлы и руда, продукты растениеводства с минимальным уровнем переработки, растительное масло, продукты животноводства и древесина (см. инфографику). Обновлённый прогноз Мирового банка по динамике цен на сырьё в этом году даёт мало поводов для оптимизма. Металлы, по подсчётам МБ, могут подешеветь ещё на 10%, железная руда — на 25%, а сельхозпродукция в целом — на 1,4%. Это значит, что Украина может недосчитаться нескольких миллиардов долларов валютной выручки.

Самое очевидное последствие таких тенденций — девальвация гривны. Заложенный в госбюджет 2016 года среднегодовой курс в 24,1 UAH/USD уже в январе оказался под большим вопросом. К концу месяца валюту на чёрном рынке продавали по курсу, близкому к 26,5 UAH/USD. В определённой мере ослабление гривны снизит себестоимость украинской экспортной продукции и усилит позиции экспортёров. Но этого будет недостаточно, чтобы полностью компенсировать снижение экспорта. Ведь существенная доля себестоимости основной украинской продукции, по сути, зафиксирована в «твёрдой» валюте. Для металлургии это газ и ферросплавы. Для химпрома — газ, который при производстве азотных удобрений выступает в роли основного сырья. Для сельского хозяйства — топливо, семена и средства защиты растений.

Кроме того, в условиях низких цен на сырьё часть украинской продукции может вообще оказаться неконкурентоспособной на мировых рынках. К примеру, в Украине себестоимость производства железорудного концентрата составляет около $35 за тонну. В то же время у «большой четвёрки» — крупнейших в мире производителей руды Rio Tinto, BHP Billiton, Fortescue и Vale, себестоимость производства около $25–30 за тонну. Сегодня железная руда на мировых рынках торгуется в диапазоне $40–45 за тонну. При дальнейшем снижении цен украинские производители могут вообще уйти с рынка. Это значит, что давление на курс гривны в этом году будет значительным.

Простым украинцам это грозит падением реальных доходов или потерей рабочих мест. Так, крупнейший металлургический холдинг страны «Метинвест», принадлежащий Ринату Ахметову и Вадиму Новинскому, уже объявил о планах сократить до 30% сотрудников административного аппарата «в связи с неопределённой ситуацией на мировых рынках стали». При этом холдинг продлил введённые в ноябре 2015 года меры экономии, предполагающие сокращение рабочего дня админперсонала на 20% и пропорциональное снижение заработных плат.

Усугубляют ситуацию военные действия в Донбассе. За 11 месяцев прошлого года украинский экспорт и без того упал на 31%, до $34,5 млрд. При этом, по подсчётам Минэкономразвития, вклад разрушенного Донбасса в падение этого показателя составил 41%. То есть из-за военных действий на востоке экономика страны лишь в прошлом году потеряла более $4,4 млрд. Наиболее сильно из-за боевых действий пострадал «локомотив» экономики — горно-металлургический комплекс. Практически полностью прекратился экспорт каменного угля. Экспорт чёрных металлов, по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, упал на 38% (до $7,5 млрд), а руды — на 37% (до $2 млрд).

Добавляет проблем также торговая война с Россией. Так, за последние четыре года производство железнодорожных вагонов в Украине сократилось в 50 раз, до 1 тыс. вагонов в прошлом году. Их основным покупателем были российские транспортные компании. Ещё во времена Януковича РФ начала отказывать во ввозе украинских вагонов якобы по причине их несоответствия действующим стандартам. После Майдана Россия и вовсе запретила их экспорт. Но главная проблема в том, что именно страны СНГ были основным покупателем украинской продукции с высокой добавленной стоимостью. Это в первую очередь машины и механизмы, ядерные и химические реакторы, электрические приборы. Сейчас экономика испытывает объективные трудности с поиском альтернативных рынков сбыта.

Чтобы не скатиться в клуб стран третьего мира, Украине нужно срочно заняться модернизацией и восстановлением промышленного потенциала.

Вторая перестройка

Определённый оптимизм вселяет ситуация на рынках продовольствия. Так, в Министерстве сельского хозяйства США (USDA) прогнозируют рост экспорта пшеницы из Украины в 2015/2016 маркетинговом году на 37% по сравнению с предыдущим годом (до 15 млн тонн). Мировые цены на пшеницу хоть и продолжат падать, но рост экспорта перекроет снижение цены. Также в USDA прогнозируют сохранение объёмов экспорта подсолнечного масла, да и упасть цена на него существенно не должна. К позитиву можно отнести и экспансию украинских производителей на мировые рынки молочной продукции. В следующем году можно надеяться на сохранение роста экспорта «молочки» до 40% (за 11 месяцев 2015 года Украина экспортировала 9 тыс. т молока и сливок и 12 тыс. т сливочного масла). Хорошие результаты показывают и отдельные отрасли пищепрома. К примеру, в прошлом году на 20%, до $160 млн, вырос экспорт сахара и кондитерских изделий.

Но вряд ли аграрии смогут компенсировать падение остальных экспортных потоков. Преодолеть сырьевую зависимость может лишь новая индустриализация страны и переход на экспорт промышленной продукции с высокой добавленной стоимостью. Предпосылки для этого есть. Не зря же агентство Bloomberg недавно отнесло Украину к 50 странам с наиболее инновационной экономикой в мире. По подсчётам директора Ассоциации «ИТ Украины» Виктора Валеева, IT-аутсорсинг в прошлом году принёс $2,5 млрд валютной выручки в страну. По его прогнозам, объём рынка в этом году вырастет ещё на 9%.

Модернизацию украинской промышленности, тем не менее, нереально провести без привлечения инвестиций. Пока процесс идёт туго. Есть лишь точечные примеры инвестиций. Так, в сентябре этого года швейцарская фармкомпания AcinoPharma купила украинскую PharmaStart. Но в целом инвесторы до сих пор смотрят на Украину как на высокорисковую страну. И фактор войны является совсем не определяющим. Реальной борьбы с коррупцией и реформы правоохранительной системы иностранцы не видят.

За прошлый год иностранные инвесторы вложили в экономику Украины всего $3 млрд и изъяли более $500 млн. Но инвестиционный советник компании «Делойт» в Украине Грегори Фишман оценивает объём необходимых вложений в страну на уровне $60–200 млрд. При нынешней глобальной и внутренней конъюнктуре привлечение подобных средств выглядит абсолютно нереальным. Даже в лучшие годы объём прямых инвестиций в украинскую экономику не превышал $10 млрд в год.

Но быстрому проведению реформ и модернизации промышленности альтернатив нет. «Если мы серьёзно задумаемся о верховенстве права и свободной торговле, мы можем увидеть приток инвестиций, который было трудно представить даже в 2007 году. За последнее десятилетие в Польше прямые иностранные инвестиции превышали $20 млрд в год. В Украине база ничем не хуже», — говорит Фишман. Цикл низких цен на сырьё, вероятно, продлится долго. Временный рост цен в 2017 году, прогнозируемый многими экспертами, не должен вводить в заблуждение. Украину ждёт болезненная перестройка экономики или дальнейшее сползание в клуб стран третьего мира.

Автор материала: Евгений Гордейчик