Новомодный тренд пока не в состоянии конкурировать с привычным «Україна – це Європа»

501

В 2016-м у еврооптимистов есть шанс в кои-то веки восторжествовать над скептиками и нытиками – если безвизовый режим для Украины наконец станет реальностью.

Долгожданная #перемога особенно важна, поскольку в нашем обществе Европа все чаще выступает синонимом #зрады, оказываясь в одном ряду с Липецкой кондитерской фабрикой. Поводы для нападок на ЕС находятся регулярно – будь-то переговоры в Минске, теракты в Париже или демонстрация скандального фильма «Маски революции».

Если подытожить озвученное в соцсетях за последний год, вырисовывается примерно такой обвинительный список:

Европа заражена гнилой толерантностью, расплодила у себя агрессивных иммигрантов и теперь не в состоянии с ними справиться.

Европа недооценивает угрозу, исходящую от Кремля, не готова по-настоящему воевать с Путиным и вообще кишит московскими агентами.

Европа меркантильна и постоянно думает о своей выгоде.

Европа навязала нам позорное Минское перемирие, без которого украинские танки уже давно были бы в Донецке и Луганске.

Европа не перекрашивает аватарки на Facebook в желто-голубые тона и не носит цветы к украинским посольствам.

Европа не понимает, что на враждебных ватников не должны распространяться права человека и свобода слова.

Европа критикует украинских радикалов, которых нельзя критиковать, поскольку все они – герои и патриоты…

Этот перечень можно продолжить, но тенденция и так очевидна.

До войны сторонники Европейского союза соперничали с любителями Таможенного, и евроскептицизм подразумевал ориентацию на РФ. Стараниями господина Путина пророссийские взгляды в Украине были полностью маргинализированы. Но природа не терпит пустоты, и в 2014-2015 годах стал формироваться антиевропейский дискурс, не связанный с Москвой.

С этой точки зрения европейцы – слабаки и простофили, не знающие жизни, но почему-то поучающие умудренную и закаленную в боях Украину. То ли дело Израиль или эрдогановская Турция – вот с кого нужно брать пример!

Новомодный тренд пока не в состоянии конкурировать с привычным «Україна – це Європа».

Но стоит учесть, что по-настоящему убежденных сторонников евроинтеграции у нас не так много. Это довольно узкая либеральная прослойка – прежде всего люди, хорошо знакомые с ЕС благодаря профессиональным, культурным, образовательным контактам. Те, кто имел возможность прочувствовать Европу и наполнить это понятие живым содержанием.

Европейские ценности для них – не абстракция, не набор красивых лозунгов, а образ жизни, который хочется перенести в нашу страну. Хотя бы по крупицам.

В то же время значительная масса проевропейских граждан Украины – всего лишь попутчики. Они поддерживают сближение с ЕС, поскольку сегодня это считается правильным, прогрессивным и патриотичным. Но если завтра таковым начнет считаться «особый украинский путь», эти люди с легкостью откажутся от европейских идеалов. И, судя по выпадам в адрес Европы, запрос на альтернативную национальную идею уже зреет.

В чем заключается привлекательность «особого пути»?

Подтягиваясь к европейским стандартам, Украина обречена еще долго выступать в роли ученика-аутсайдера.

По меркам современной Европы мы – худшие. Самые отсталые, самые бедные, самые нецивилизованные. От развитых европейских стран нас отделяет пропасть, и в результате разрушительной войны она стала еще глубже.

Чтобы ее преодолеть, понадобятся годы кропотливой работы и выполнение множества домашних заданий. Причем отвага и самопожертвование, продемонстрированные украинцами в ходе военных действий, не заменят рутинных реформ.

Наоборот, суровые парни в балаклавах способны отпугнуть голландского обывателя, собирающегося на референдум об ассоциации с Украиной. К сожалению, сытый не разумеет голодного, а мирный – воюющего, и такое отношение к нам может показаться несправедливым и унизительным.

Но если отказаться от равнения на Европу, цивилизационный дискомфорт исчезает. Многое из того, что выглядит проблемным с европейской точки зрения, превращаются в предмет гордости.

Пускай украинцам навязали войну – зато мы первыми вступили в схватку с мировым злом. Пускай мы бедны и за время войны стали еще беднее – это лишь подчеркивает нашу стойкость. Пускай в стране зашкаливает насилие – зато все видят нашу храбрость.

В этой картине мира нищая и воюющая Украина не хуже, но гораздо лучше зажравшегося и трусливого Евросоюза. А брутальный украинец в камуфляже – намного авторитетнее недотепы-европейца, зацикленного на толерантности и правах человека. Это они должны учиться у нас, а не мы у них!

Северный сосед уже пережил нечто подобное на рубеже девяностых и нулевых: вторая чеченская, фильмы режиссера Балабанова, рассуждения о национальном характере и заграничной бездуховности, «у них все просто так, кроме денег», «война из парня мужика делает», «у кого правда, тот и сильней» и т. п.

Стоило отказаться от подражания Западу и уверовать в собственную уникальность, как российская самооценка взлетела до небес. Правда, закончилось все это нынешним театром абсурда.

Полная самоизоляция по соседскому образцу украинцам, конечно, не грозит. Однако те из нас, кому действительно дорог европейский выбор, должны быть готовы к серьезному идейному противостоянию.

Нужно понимать, что евроинтеграция – это наследие довоенной эпохи. Возможно, это лучшее, что досталось нам от прежней Украины. Но старая мечта столкнулась с новыми вызовами, и, скорее всего, евроскептицизм среди пассионарной общественности будет нарастать.

Катализатором разочарования может послужить все, что угодно: неудачный исход референдума в Нидерландах, необоснованная отсрочка безвизового режима, позиция Европы по Донбассу, гипотетическое ослабление антироссийских санкций и т. д.

Подобное развитие событий выгодно не только Кремлю. В самой Украине найдется немало желающих оседлать антиевропейские настроения – от национал-популистов, ищущих новую электоральную нишу, до коррупционеров, пытающихся прикрыться ура-патриотическими лозунгами.

Европейской идее потребовалось более двадцати лет, чтобы окончательно победить на наших просторах «русский мир». Но насколько конкурентоспособной она окажется, если соперничать придется с украинским миром?

Автор материала: Михаил Дубинянский