О чем Маргарита Симоньян не спросила «отравителей Скрипалей»

148

«Фонтанка» посмотрела эпическое видео. То, что спросила Симоньян и ответили ей Боширов и Петров, безусловно, станет свидетельством эпохи. Но не менее важно то, о чем их не спросили.

О том, что интервью состоялось, Маргарита Симоньян сообщила в своем канале в «Телеграм» утром 13 сентября. «Не знаю, с кем вы провели вчерашний вечер, а я провела его с Петровым и Бошировым. Не шучу, – написала главред RT. – Каминг сун».

«Сун» наступило спустя три часа.

До этого момента о Петрове и Боширове было известно не много.

Они получили визы в консульстве Великоборитании в Петербурге, представившись бизнесменами, которые работают в сфере международной торговли. Показали свои визитки и выписки из банка: на счетах у них лежали тысячи фунтов. Как выяснила «Фонтанка», авиабилеты они купили по заграничным паспортам серии «65», номера документов отличаются последней цифрой: …1297 и …1294.  Известны нам и даты рождения.

Руслан Боширов и Александр Петров вылетели 2 марта 2018 года из Шереметьево в аэропорт Лондона Гэтвик рейсом «Аэрофлота» SU2588. Причем у них уже были обратные билеты из Хитроу в Шереметьево, зачем-то на два рейса подряд – вечерний 4 марта и ночной 5-го.

До путешествия в Солсбери Петров и Боширов не менее 6 раз посетили Женеву. С сентября 2016 года по март 2018-го оба забронировали билеты более чем на 30 рейсов, при этом путешествовали отдельно друг от друга. Побывали в Женеве, Париже, Амстердаме, Милане, Берлине, Лондоне.

В Великобритании утверждают, что фейковый пузырек из-под духов «Nina Ricci», в котором якобы транспортировался «Новичок», доставили в Великобританию диппочтой.

И вот, наконец, настал момент истины. В публичное пространство вышли люди, которые могут объяснить, что все это значит.

Маргарита Симоньян задает первый вопрос:

— Вы реально похожи на то, что нам показывали из Британии, на те фотографии и на те видео. Вы на самом деле кто?

— Мы те, кого и показывали, Александр Петров и Руслан Боширов, — следует ответ.

Руслан Боширов сетует, что «их жизнь взяли и перевернули с ног на голову, просто одним днем, и сломали». Тут бы уточнить, в каком городе парни живут, если визы получают в Петербурге, а летят из Москвы, чем занимаются, где учились и почему их, черт возьми, не найти толком ни в одной социальной сети. Но — нет.

Маргарита Симоньян спрашивает, что они делали в Солсбери.

Петров: – Друзья давно уже нам советовали посетить этот прекрасный город.

Симоньян: – Солсбери?

Петров: – Да

Симоньян: – Прекрасный город?

Боширов: – Он туристический город. Там есть знаменитая… знаменитый собор… Солберецкий собор (Солсберийский на самом деле, но, как выяснится позже, у Боширова в принципе проблемы с произношением названий достопримечательностей, ради которых он отправляется за тысячи километров. – Прим. ред.). Знаменит своим шпилем 123-метровым, своими часами, самыми первыми часами, которые изобретены были в мире.

Так родился один из самых ярких мемов, которые спустя час заполнят соцсети: 123-метровый шпиль. При этом без ответа остается вопрос, почему двое туристов выбрали для своего путешествия к знаменитому шпилю столь неудачные даты. Любоваться собором в начале июня было бы теплее, да и заодно Международный фестиваль искусств Солсбери можно было бы посмотреть. Но нет, потащились в марте. Посмотреть на часы.

Петров: – Мы планировали оторваться в Лондоне. Это была не бизнес-поездка. Мы планировали, что и в Лондоне побываем, и съездим в Солсбери, естественно, это все должно было быть одним днем.

Ребята не уточняют, что в их понимании значит «оторваться», что они вообще видели в Лондоне. На фотографиях с камер наблюдения, облетевших мировые СМИ, они не выглядят особенно отрывающимися людьми. И, кстати, если они по совету друзей рванули в Англию ради знаменитого шпиля, где фоточки? Где отчеты в соцсетях? Сколько стоили ваши авиабилеты, что вам показалось выгодным сгонять на острова «одним днем»?

Петров: – Когда мы туда прилетели, мы думали, что самолет не с первого раза посадят. Потому что в Англии 2-го и 3-го числа был просто транспортный коллапс. Там был, как это сказать, снегопад настолько мощный, что завалило все города. И мы никуда не смогли добраться.

Петров утверждает, что они пробыли в Англии в итоге не один, а три дня. В первый раз приехали в Солсбери в условиях транспортного коллапса и пробыли там всего полчаса, потому что весь город был завален снегом.

На самом деле в тот день Солсбери не засыпало, а скорее подтопило.

Боширов: – Третьего числа в этот день в этом городе был коллапс. Снежный коллапс. Мы вымокли все по колено.

Петров: – Естественно, мы ехали, чтобы посетить Стоухендж, Олдсарм, собор Девы Марии. Но этого не получилось, потому что там была, как это по-русски… жижа. Город был в полной жиже.

Опять-таки на фотографиях из британских СМИ никакой «жижи» под ногами «отравителей Скрипалей» нет. Они ходят по чистым улицам. Тем не менее Петров и Боширов, посмотрев на «жижу», развернулись и отправились на вокзал.

Боширов: – Минут сорок мы провели на вокзале в кафе. Пили горячий кофе, потому что мы вымокли все.

Видимо, это и есть «оторваться». Ребята, вы за рулем или язвенники? Ладно, вы путешествуете без женщин и детей, что для русского мужика само по себе странновато, но как же коньяк? Кстати, судя по сообщениям Маргариты Симоньян в ее телеграм-канале после интервью, коньяк они в стрессовых ситуациях все же пьют. Но в Солсбери почему-то не стали.

Петров: – А 4-го числа мы вернулись, потому что все растаяло, в Лондоне была теплая погода.

Боширов: – Солнце светило!

Петров: – Целенаправленно решили посетить Олдсарм и собор. Решили завершить это дело.

Симоньян: – Посмотрели?

Петров: – Но опять там в обед начался такой ливень со снегом.

Боширов: – Собор очень красивый, там очень много туристов, очень много русских туристов, очень много русскоговорящих туристов.

Петров: – Кстати, с собора должно быть очень много фотографий

Тут уже хочется закричать в голос: пацаны, где фоточки? И Симоньян, дай бог ей здоровья, уточняет: «Фоткались?» Внятного ответа нет.

Боширов: – Мы сидели в парке, заходили в кафе, пили кофе, мы гуляли, наслаждались вот этой вот английской готикой.

Симоньян: – Покажите нам эти фотки.

Петров (прячу руку под стол): – Наши на вокзале?

«Фотки» так и не появляются.

Симоньян: – Вы подходили к дому Скрипалей?

Тут Петров и Боширов начинают говорить одновременно. Наконец, Боширов переходит в контратаку: «А вы знаете, где дом Скрипалей? Вот и мы не знаем». Далее следует, пожалуй, самый острый вопрос дня.

Симоньян: – А все время, которое вы там были, у вас был с собой «Новичок» или какой-нибудь другой отравляющий яд или какая-то опасная жидкость?

«Это бред», – следует ответ. Конечно, бред, парни даже коньяк с собой не догадались захватить, идя в пургу и жижу, какая уж тут жидкость.

Симоньян: – У вас был с собой флакон духов «Нина Риччи»?

Боширов: – Нормальным мужикам с собой возить женские духи — это не глупо? Даже реально проходишь когда таможню, проверяют все вещи. Просто любой полицейский при досмотре… у простых людей были бы вопросы — зачем мужчине женские духи.

Если у Петрова и Бошарова есть жены или матери, то духи они, очевидно, покупают себе сами.

Симоньян: – К вопросу о нормальных мужиках. Вы все время вместе ходили. Вас двоих что объединяет?

Боширов: – Знаете, давайте мы не будем лезть в частную жизнь, в личную жизнь. Мы пришли сюда к вам за защитой. А у нас получается какой-то допрос. И мы начинаем углубляться.

Симоньян: – Мы журналисты, мы не защитники и не адвокаты. Вы в СМИ пошли зачем?

И, кстати, где вы взяли мобильный телефон главного редактора телеканала RT? Но Петров, уклоняясь от прямых ответов, давит на жалость: мол, их с Бошировым жизнь превратилась в кошмар, «полностью перевернулась и вытряхнулась». Но не уточняет, в чем именно кошмар заключался. Бабушки узнавали у подъезда? Репортеры толпились у входной двери? МИ-6 названивала на домашний? В супермаркете было хлеб спокойно не купить? На середине интервью зритель все еще не понимает, что за люди перед ним. От безысходности в социальных сетях начинают обсуждать красную нитку вокруг запястья Боширова: она едва выглядывает из рукава, но на безрыбье и это источник дополнительной информации. Говорят, такая нитка — знак принадлежности к каббалистическому учению.

Боширов: – Мы на улицу выйти не можем, мы опасаемся за себя, за жизнь, за близких.

Оказывается, оппозиционный политик Дмитрий Гудков объявил в Интернете вознаграждение тому, кто что-нибудь расскажет об «отравителях» и их путешествии в Англию. Почему заядлые туристы Петров и Боширов не пришли за наградой сами, они не говорят, но видно, что Гудкова они боятся. А вот Маргариты Симоньян не испугались, и, когда она написала в своем телеграме: «В очередь, сукины дети», ребята поняли, что обращаются к ним. И сразу позвонили. Время спросить о главном.

Симоньян: – Вы работаете в ГРУ?

Боширов: – А вы работаете в ГРУ?

Симоньян: – Я — нет.

Боширов: – И я нет.

Петров: – Мы предприниматели средней руки. Но если мы расскажем про наш бизнес, пострадают люди, с которыми мы работаем.

Тут должен быть вопрос о том, почему о них, предпринимателях средней руки, об их компаниях ничего нет в системе СПАРК, но этого вопроса не будет. С большим внутренним усилием Петров признается, с чем связан их с Бошировым бизнес.

Петров: – Фитнес-индустрия. То, что касается спортивного питания. Витамины, протеины, гейнеры и так далее.

Маргарита Симоньян замечает, что ребята вспотели, и с улыбкой включает кондиционер.

Петров: – Сейчас тренд – консультировать не по наращиванию бицепсов, а, наоборот, по построению фигуры. Так называемая сушка.

Боширов: – Правильное питание, здоровый образ жизни.

Симоньян: – «Тренер» это называется?

Боширов: – Мы не хотели бы придавать огласке и углубляться в работу, я бы не хотел, чтобы пострадали люди из числа наших клиентов.

Вот это уже тянет на измену Родине. Ребят позвал выступить в СМИ сам президент России Владимир Путин. Понятно, что их задача — защитить честь страны. Неужели они не верят, что президент Путин защитит их и их клиентов от зла? Но речь заходит о другом.

Симоньян: – Британцы утверждают, что за последние пару лет вы десятки раз бывали в Европе, особенно в Швейцарии.

Боширов: – Это нормально – заселиться в двухместном номере и жить, экономия денег. Это быт. Жить вместе веселее и проще. Это нормально.

А лететь в другую страну на отдых «одним днем» – это тоже экономия? Покупать по два билета на два обратных рейса, понимая, что воспользуешься только одним, — нормально? Что вы обычно делаете в Швейцарии, если так любите там отдыхать? Но этих вопросов тоже не будет.

Боширов: – Прилететь в Женеву — это нормально. Это не означает… Прилетел в Женеву — это ближайший путь доехать до Монбланка (Монблана, конечно, но разве это важно для опытного путешественника. Зато вся цитата — готовый спич для рекламного ролика какой-нибудь турфирмы). Это поехать во Францию четырнадцать километров. Посетить Францию. Это… Это удобно.

Выясняется, что Петров и Боширов мотаются в Европу, чтобы изучать рынок спортивного питания. И что, парни, какие новинки на рынке спортивного питания, кто сейчас самый надежный производитель? Как после скачка курса, выгодно ли из Европы питание возить? Но на эти выяснения нет времени, потому что Маргарита Симоньян раскрывает лежащую у нее на коленях папочку. В папочке — скриншоты с теми самыми фотографиями из британских газет. На вопрос: «Это вы?» – ребята отвечают утвердительно. Куртка, в которой Боширов запечатлен на скриншотах, висит в гардеробе телеканала — 12 сентября в Москве было так же прохладно, как 3 марта в заснеженном Солсбери. Петров опознает обувь со скриншотов.

Петров: – А ботинки были на Оксфорд-стрит куплены третьего числа.

Боширов: – Когда мы третьего промокли, мы вернулись в Лондон и переобулись.

Петров: – Пошопились чуть-чуть.

Общественности предъявляется «та самая» куртка, надетая на тело. Тело похлопывает себя рукой по груди, но головы не видно — она не вошла в кадр. Остается только поверить, что в куртке в данный момент действительно находится Руслан Боширов. Герои дня делятся своими соображениями по «делу Скрипалей»: если настоящих отравителей найдут, то перед ними, Петровым и Бошировым, должны извиниться. Потому что им теперь «машину не выйти заправить спокойно».

Симоньян: – Вас так узнают?

Петров: – Ну мы так думаем, что нас узнают.

В финале интервью Боширов и Петров говорят, что их главное желание теперь – куда-нибудь исчезнуть, и сердечно просят «оставить их в покое» и «не включать смартфоны», если кто-то из зрителей случайно встретит их на улице.

В социальных сетях немедленно начали обсуждать историю двух простых российских бизнесменов средней руки, которые отправились в Солсбери насладиться «вот этой всей английской готикой», и в особенности 123-метровым шпилем. Вопрос, травили они Скрипалей или нет, отошел далеко на задний план. Потому что теперь гораздо важнее обсудить, почему Петров и Боширов так боятся проговориться, что они — геи.