О чем «вспомнил», а о чем «забыл» Янукович

121

Появление бывшего украинского президента Виктора Януковича перед судом брошенного им на произвол судьбы государства – пусть даже и в режиме виртуального общения – стало одной из самых обсуждаемых тем в российских и украинских медиа. Обсуждают главным образом, что Янукович сказал, а о чем предпочел умолчать. О чем “вспомнил”, а о чем “забыл”.

Содержание выступления, конечно же, интересно с точки зрения политологии или юриспруденции. Но куда важнее сам факт участия бывшего главы государства в судебных слушаниях, пусть и в качестве свидетеля. Да, отделенному от украинского правосудия государственной границей и защитой российских спецслужб Януковичу ничего не угрожает – по крайней мере, пока. Однако он вынужден оправдываться, давать объяснения своим действиям, выслушивать вопросы судьи и прокурора.

Для современной Украины в этом нет ничего особенного. На допросы в Генеральную прокуратуру ходят и действующий президент страны, и другие высокопоставленные чиновники. Это и есть путь к тому новому качеству демократии, на который Украина встала три года назад, после победы восставшего народа на Майдане. Так что у большинства украинцев удивление вызывает не сам допрос Януковича, а, скажем помягче, масштаб личности человека, которому несколько лет назад доверили руководство большой европейской страной. Украинцы спорят между собой главным образом о том, стоит ли вообще сотрудничать с Россией в вопросе о юридической помощи. Или пытаются понять подлинные причины нескрываемой ненависти, которую Янукович теперь испытывает к бывшему главе своей администрации Сергею Левочкину и “олигарху” Дмитрию Фирташу, двум столпам его авторитарного режима.

Прецедент допроса Януковича важен прежде всего не для Украины, а для России. Гражданам этой страны продемонстрировали совершенно непостижимый для них уровень ответственности президента перед государством и обществом. Они убедились, что президенту – пусть даже бывшему – можно и нужно задавать вопросы, которые имеют принципиальное значение.

А теперь давайте просто представим себе Путина – пусть даже не президента Владимира Путина, а пенсионера Владимира Путина – который вынужден отвечать в российском суде на вопросы, связанные с гибелью заложников в театральном центре на Дубровке. Или о том, что привело к гибели детей Беслана. Или о том, кто принимал решения о ковровых бомбардировках Грозного. О, Владимиру Путину можно задать бесчисленное количество вопросов — даже не как подсудимому, а как свидетелю. Такая ситуация, правда, выглядит совершенно фантастической. Неприкосновенность Путина – одно из важнейших обещаний даже таких оппозиционеров, как Навальный и Ходорковский. Только уйди по хорошему, отец родной! – вот, собственно, и все содержание, которое они вкладывают в свои предложения. Понятно, что такой уход не предусматривает последующие визиты в суд. В сознании любого здравомыслящего россиянина президент и суд – две вещи несовместные.

Допрос Януковича, освещавшийся в том числе и российским телевидением, доказывает, что это легко совместить. Причем обеспечила возможность такого допроса именно российская сторона. Почему? Думается, это очередная ошибка, связанная с непониманием психологии жителей соседней страны. Предполагалось, что появление на экранах Януковича заставит вспомнить переживающих экономические проблемы украинцев о “долларе по 8 гривен” и относительной стабильности времен правления бывшего президента. Произошло, впрочем, нечто совершенно противоположное: украинцы вспомнили не только об экономике, но и о политике. О времени, когда глава государства был неприкасаем и неподсуден – как сейчас в России.

А у россиян появился очередной повод задуматься. Демократия – это не только возможность избрать главу государства и шанс отказаться от его услуг на следующих выборах (в большинстве стран постсоветского пространства, впрочем, практически нереализуемый). Демократия – это еще и возможность задать главе государства неприятные вопросы и получить на них ответы. В том числе и в суде.

Автор материала: Виталий Портников, журналист, публицист