Обходной маневр: власть ищет пути сохранения коррупции в энергетике

149

Парадоксальная ситуация складывается в топливно-энергетическом комплексе в контексте выполнения Украиной требований МВФ. Фонд ставит перед официальным Киевом абсолютно конкретные задачи по искоренению коррупции и оздоровлению энергетики. Украинские власти, с одной стороны, выполняют рекомендации Фонда, но с другой — отчаянно ищут варианты компенсаторов, которые позволили бы им сохранить коррупционные дыры если не в одном, то в другом секторе энергетики.

Пока Кабинет министров и Верховная Рада решают по требованию МВФ проблему дефицита бюджета НАК «Нафтогаз Украины», отсекая возможность коррупционной составляющей при взыскании долгов за поставленный НАКом газ, окружение президента Петра Порошенко формирует условия для выстраивания по сути аналогичных схем вокруг крупнейшей государственной энергогенерирующей компании — НАЭК «Энергоатом».

Именно к этому приведет вето, наложенное главой государства на закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения расчетов в ТЭК в отношении госпредприятия «Национальная атомная энергогенерирующая компания «Энергоатом» (№3097).

Почему «чистка» «Нафтогаз-Украины» могла «испачкать» окружающих

Начиная в 2014 году новый этап сотрудничества с Украиной, МВФ выдвинул Киеву целый пакет жестких требований, среди которых и безотлагательное решение проблемы многомиллиардного дефицита бюджета НАКа.

Причина очевидна — в 2014 году дефицит бюджета «Нафтогаза» в 107 млрд гривен, значительно превышал дефицит всего госбюджета страны (78 млрд гривен). Таким образом, газовый монополист представлял реальную угрозу стабильности всей финансовой системы Украины, спасением которой, собственно, и занимается МВФ.

В деле очистки Нафтогаза от проблемных долгов сделано уже достаточно много. В июле прошлого года Рада одобрила законопроект № 2956, которым вносятся изменения в закон «О введении моратория на принудительную реализацию имущества» (относительно механизмов влияния на предприятия-должников). Данный документ позволяет принудительно реализовывать имущество должников «Нафтогаза».

В октябре прошлого года в Раду был подан законопроект № 3325, которым предполагалось внести изменения в закон «О мерах, направленных на обеспечение устойчивого функционирования предприятий ТЭК» (№2711). Изменения позволили бы НАК «Нафтогаз Украины» продавать (отчуждать) в пользу третьих лиц свои права, требования по задолженности за природный газ, потребленный производителями тепла. Но принятие такого законопроекта могло спровоцировать волну банкротств среди должников «Нафтогаза».

Это, в свою очередь, может привести к уводу из госсобственности ряда коммунальных предприятий. Именно поэтому документ так и «завис» на рассмотрении в Верховной Раде, хотя внедрения механизма, прописанного в законопроекте, как раз и требовал МВФ.

Но МВФ отнюдь не настаивал на полной отмене действие моратория на банкротство предприятий ТЭК, прописанного все в том же законе №2711. В него только предполагалось ввести отдельную статью, которая касалась только облгазов и теплокоммунэнерго, и отвечала требованиям МВФ. Таким образом, из-под удара выводились другие компании, которые находились под действием моратория.

К примеру, под действие моратория на банкротство попадает даже ГП «Энергорынок» — монополист на оптовом рынке электрической энергии. Долги «Энергорынка» перед генерирующими предприятиями за отпущенную электроэнергию достигают 24 млрд гривен. Только «Энергоатому» он задолжал почти 12 млрд гривен. Среди предприятий ТЭК, на которые распространялось действие моратория на банкротство, находился и сам «Энергоатом», производящий сегодня около 60% всей электроэнергии в стране. Таким образом, начав вносить изменения в закон №2711, Рада создала серьезную угрозу стабильности работы всей электроэнергетики Украины.

Напомним, что сам закон №2711 действует с 2005 года и каждый год ВР продлевала его действие, принимая дополнительный законодательный акт. Осознавая, что коллизия вокруг долгов «Нафтогаза» превращается в водоворот, грозящий затянуть крупнейшего производителя электроэнергии в стране, члены профильного комитета ВР подготовили законопроект №3097. Документ был успешно принят депутатами Верховной Рады 28 января 2016 года.

В пояснительной записке к новому законопроекту лаконично отмечено, что его принятие обеспечивает бесперебойность поставок электроэнергии стратегическими энергогенерирующими компаниями и будет способствовать стабильности на энергорынке Украины и энергетической безопасности государства. Но президент закон ветировал и отправил в Раду со своими предложениями, которые, по сути, ставят крест на этом документе.

«Энергоатом» решили отдать в «слепой траст»

Свое вето Петр Порошенко (или, скорее, те, кто подсказал ему это решение) обосновал тем, что принятие закона №3097 «негативно скажется на инвестиционном климате, имидже государства, ведь вопрос установления подобных мораториев находится под пристальным вниманием потенциальных инвесторов, доноров, международных организаций, в частности Европейского суда по правам человека, который уже неоднократно подчеркивал недопустимость невыполнения Украиной решений национальных судов».

Очень весомые претензии. Но заметьте, в предложениях президента, с которыми он вернул закон в парламент, нет ни слова о требованиях МВФ, с которых собственно и началась вся свистопляска вокруг моратория на банкротство предприятий ТЭК.

Зато в предложениях главы государства есть упоминание о том, что «Энергоатом» участвовал в процедуре погашения задолженности в порядке, определенном законом №2711, более 10 лет. «Однако за это время предприятием не был решен вопрос расчетов с кредиторами, его кредиторская задолженность, по которой есть решение судов, в настоящее время составляет 730 млн гривен, а текущая задолженность — 1,3 млрд гривен», — говорится в президентском предложении к отклоненному закону.

На первый взгляд тут все логично. Но в том-то и дело, что, если по «Нафтогазу» законы принимались для решения проблемы задолженности перед компанией, то по «Энергоатому» все ровно наоборот — компанию пытаются заставить расплатиться с кредиторами.

И вот тут мы подходим к самому главному вопросу — неужели президент не в курсе, что долги перед самим «Энергоатомом» едва ли не в 10 раз больше, чем его собственная задолженность? МВФ в этой связи никаких требований не выдвигал, поскольку специалисты Фонда, видимо, осведомлены о том, что единственным должником НАЭК является госпредприятие «Энергорынок», у которого денег платить по старым долгам нет и никогда не было.

Хотя не стоит забывать о том, что, когда в прошлом году понадобилось проавансировать тепловиков для закупки угля, «Энергорынку» позволили взять у «Ощадбанка» кредит в 2 млрд гривен. Но тогда не будем забывать и о том, что «Энергоатом» привлек кредит у ЕБРР и Евратома на 600 млн евро для повышения безопасности эксплуатации энергоблоков АЭС. Это, кстати, самый крупный кредит за всю историю украинской энергетики. А президент в своих предложениях к ветированному закону упорно выводит «негативно скажется на инвестиционном климате». Вот что действительно негативно скажется на инвестиционной привлекательности «Энергоатома», так это отказ от моратория на банкротство компании.

Еще один важный нюанс заключается в том, что долги перед НАКом имеют ярко выраженное коррупционное происхождение. Как шутил нынешний руководитель компании Андрей Коболев, главной задачей «Нафтогаза» было купить газ подороже, а затем продать его подешевле. При этом газовый монополист из года в год «кредитовал» отдельные частные предприятия за государственный счет, если на то была дана соответствующая отмашка «сверху». Тем временем, «Энергоатом» страдал от перекрестного субсидирования, применяемого на отечественном рынке электроэнергии, субсидируя всех и вся — от своих конкурентов «тепловиков» до конечных потребителей. Четыре атомные электростанции Украины отпускали и отпускают свои киловатты почти в два раза дешевле «тепловиков» (сейчас 42 коп за 1 кВт-ч против 94 коп за 1 кВт-ч в среднем для теплоэлектростанций).

Благодаря принципиальной позиции МВФ, цена газа для населения и промышленности приближается в Украине к рыночно обоснованной, соответственно, снижается и дефицит бюджета «Нафтогаза».

В этом году компания планирует выйти в «ноль». Одновременно рушится годами существовавшая система ручного управления газовым рынком. Совсем другое дело — электроэнергетика, тут тоже растут тарифы для потребителей, но вот основной производитель остается на голодной пайке, едва сводя концы с концами. Что в этой ситуации должно было бы сделать государство, если оно в лице Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) не в состоянии поднять тариф для «Энергоатома»?

Просто не мешать. Тариф, устанавливаемый для «Энергоатома» НКРЭКУ, являющийся одновременно и сметой расходов компании, просто не предусматривает выплат по ее долгам.

Долги реальные и фиктивные

Но и это еще не все. Утверждение о том, что «Энергоатом» за 10 лет действия моратория на банкротство предприятий ТЭК так ничего и не сделал для сокращения своей задолженности, мягко говоря, далеко не соответствует действительности.

В течение 2014-2015 годов критическая кредиторская задолженность по решениям судов сократилась на 162,9 млн гривен и эти средства были оплачены «живыми деньгами». Вместе с тем, очевидно, что непродление моратория на взыскание долгов с предприятий ТЭК выгодно тем, кто перекупил долговые обязательства «Энергоатома». Именно по их искам блокируются сегодня счета «Энергоатома».

Вот один из наиболее ярких примеров. СУАП «Укрэлектроватт» требует взыскать с «Энергоатома» 127 млн гривен. Еще в 2011 году суд принял решение, в результате которого первичная сумма задолженности НАЭК перед «Укрэлектроватт» (сформирована еще в 1998 году) из 2,5 млн гривен превратилась в 127 млн гривен. Основанием для такого решения стала «правильно» организованная экспертиза. Что касается решения вопроса о погашении дебиторской задолженности «Энергорынка» перед «Энергоатомом», то эту тему за последние годы в Минэнерго, действительно, деликатно обходят стороной.

Да, в Меморандуме, подписанном между Украиной и МВФ в 2014 году, действительно есть пункт, требующий для повышения эффективности «Нафтогаза» снятия долгосрочного моратория, предусмотренного законом №2711-IV/2005. Но к закону №3097, касающемуся «Энергоатома», у МВФ нет никаких претензий. И то, что президент, прежде чем ветировать документ, превысил отведенный на эту процедуру срок более чем на две недели, только подтверждает это.

Информированный источник в Администрации президента сообщил, что ветирование закона №3097 планировалось исключительно под эгидой выполнения рекомендаций МВФ, для чего документ был предоставлен на рассмотрение Фонду. Время шло, МВФ не отвечал, и президент решил все же отклонить закон, использовав для этого совсем уж невразумительный аргумент: мол, если запретить банкротить гогскомпанию, которая обеспечивает 50% электроэнергии и получила кредит ЕБРР на повышение безопасности АЭС, то это… негативно скажется на инвестиционном климате, имидже государства.

Вывод из всей этой истории напрашивается малоутешительный.

Вопреки всем попыткам МВФ привести украинскую энергетику во вменяемое конкурентное состояние, власть прилагает недюжинные усилия для того, чтобы под прикрытием того же МВФ сохранить ручное управление.

Все вполне в рамках логики наших горе-реформаторов — они до сих пор считают, что идти во власть бессмысленно, если в ней нечем рулить. Вот и создаются такие прецеденты, как ситуация вокруг «Энергоатома» — долги есть, а денег на их погашение нет.

В результате огромная государственная компания оказывается в подвешенном состоянии, а это нашим комбинаторам только и нужно, ведь открывается широкое поле для договорной деятельности. По парламенту и Кабмину ходит достаточное количество «гонцов», готовых взять в долю любого, кто заставляет «Энергоатом» погасить старые искусственные долги, выросшие в сотни раз благодаря решениям отечественных, самых справедливых судов в мире. Со времен Януковича ничего не поменялось…

А что президент? Да он вряд ли в курсе всех этих тонкостей. Похоже, Петр Порошенко просто отдал кусочек энергосектора в «слепой траст» знающим людям.

Автор материала: Ирина Хмара