Один миллиард долларов за военную технику

398

Несмотря на утверждения о 600 млн долл. экспортной выручки оружейный миллиард в прошлом году «похудел» для Украины на порядок.

Среди многих священных понятий и цифр для Украины одним из наиважнейших всегда была выручка, полученная от экспорта вооружения и военной техники. Политики и эксперты очень любили в отношении этого показателя применять красивую цифру – один миллиард долларов. Иногда чуть больше, иногда несколько меньше, но священный миллиард фигурировал всегда.

Не стал исключением и прошлый год. Начало бравурным рапортам было положено еще в июле 2015 г., когда заместитель генерального директора государственного концерна «Укроборонпром» по внешнеэкономической деятельности Денис Гурак сообщил, что «всего с 4 июля 2014 г. по 4 июля 2015 г. было подписано 265 контрактов на сумму в 1 млрд. долл. США, при этом был получен дополнительный доход в 9,7 млн. долл. США за счет оптимизации регуляторных процедур». Попутно он напомнил, что «бюджетный год еще продолжается, соответственно, все окончательные расчеты у нас будут в первых месяцах 2016 года».

Впрочем, так долго ждать не пришлось, и уже в конце декабря 2015 г. появилась презентация госконцерна, красноречиво озаглавленная «Укроборонпром» 2015: Результаты». К сожалению, несмотря на такое многообещающее название, документ содержит информацию не за весь прошлый год, а по состоянию на конец третьего квартала, поэтому подождать окончательных результатов все-таки придется. Тем не менее, уже на 5-ой странице приведена величина чистого дохода от реализации товаров, работ и услуг кластера экспортеров, в который входят компании-спецэкспортеры во главе с «Укрспецэкспортом» и его дочерние предприятия, уполномоченные осуществлять экспорт-импорт товаров и услуг военного и двойного назначения. Согласно официальным данным за 9 месяцев 2015 г. они все вместе наторговали на 2,140 млрд. грн., что по текущему курсу составило около 100 млн. долл». При этом, по сравнению с аналогичным периодом за показателем за 2014 г., прирост составил 131%, так как предыдущий в абсолютных величинах не дотянул и до миллиарда гривен! Разумеется, предполагались еще доходы и в четвертом квартале, когда по доброй традиции «закрываются» многие контракты и соглашения. Однако, вряд ли можно ожидать, что их сумма превысит результаты предыдущих девяти месяцев.

11 февраля 2016 г. Гурак уточнил, что «Объем экспортных контрактов на поставку продукции и услуг военного и специального назначения предприятиями государственного концерна «Укроборонпрома», заключенных в 2015 году, оценивается в 1,334 млрд долл, а объем экспорта вооружений и услуг военного и спецназначения предприятий «Укроборнпрома» по итогам 2015 года составил порядка 600 млн долл, что соответствует уровню 2014 года. В прошлом году украинским спецэкспортерам удалось переориентироваться с продажи излишков вооружения с военных складов, что практиковалось до 2014 года, на поставки заказчикам новой продукции украинского ОПК. В настоящее время в общем объеме экспорта порядка 5/6 составляют услуги по ремонту и модернизации военной техники, а также поставка комплектующих».

Приведенные цифры экспортной выручки не стыкуются с оценками первого заместителя генерального директора Сергея Пинькаса: «Если доллар в прошлом 2013 году был 8 (гривен за 1 доллар — Ред.) и продано было на 10 миллиардов (гривен — Ред.), то сегодня 4,7 миллиарда (гривен — Ред.) — это по курсу 12-13 (гривен за доллар — Ред.). Фактически выручка у нас упала почти в 4,5 раза». То есть по его мнению объем экспорта в 2014 г. не превысил 350-400 млн долл.

Ситуация с экспортной выручкой становится еще более подозрительной, если учесть, что согласно опять-таки официальным заявлениям чиновников концерна именно им удалось наладить импорт военной техники, что также вошло в финансовые показатели спецэкспортеров, которые выступая как государственные посредники-монополисты получают агентское вознаграждение со всех проходящих через них контрактов, как на экспорт, так и на импорт. Величина этого процента жестко не регламентируется, поэтому может составлять достаточно серьезную сумму, которая в итоге вычитается из доходов непосредственных исполнителей в лице серийных заводов и конструкторских бюро оборонно-промышленного комплекса Украины, что всегда вызывало резкую критику с их стороны и попытки минимизировать подобные затраты. В частности бывший первый заместитель генерального директора концерна «Укроборонпром» Сергей Пинькас прямо сказал, что «Рентабельность экспорта может доходить и до 50%. К тому же это валютная выручка».

Однако, при импорте ситуация становится гораздо хуже. Так, при заключении экспортного контракта, даже если его инициатором выступает представитель промышленности, самостоятельно сумевший отыскать заказчика на свою продукцию и договориться об условиях сделки, спецэкспортер получает свою агентскую долю из средств, которые платит иностранный покупатель, что все равно способствует увеличению доли валютной выручки, так или иначе попадающей в Украину. Кроме того, экспортные контракты требовали и постоянного роста технического уровня военных товаров, или хотя бы их соответствие требованиям заказчика, что стимулировало и национальную промышленность.

В случае, если контракт готовила компания-спецэкспортер, ее специалисты выторговывали наибольшую возможную цену, сближая позиции инозаказчика и отечественного производителя, причем даже принятые в этой сфере «откаты» уплачивались из средств покупателя, то есть опять-таки увеличивали прибыль, если не украинского государства, то украинских граждан. О размере подобных сумм свидетельствуют материалы некоторых судебных дел, связанных с деятельностью чиновников «Укрспецэкспорта». Фото со страницы «АТО батальйон «Торнадо» в ВКонтакте Защитники-преступники. Путь добровольцев из АТО в криминал В случае с импортным контрактом плательщиком выступает государственный бюджет Украины, поэтому любые увеличения суммы сделки, в том числе и за счет оплаты услуг государственного посредника-монополиста, приводят к увеличению расходов средств украинских налогоплательщиков. Не трудно понять, что спецэкспортер заинтересован в увеличении своей доли в любом виде контрактов, кроме того он же получает возможность оперировать с возвращаемым при экспорте налогом на добавленную стоимость, не говоря уже о том, что при импорте его функции упрощаются до своевременного выполнения платежей, а о качестве товара и его соответствии требованиям голова должна болеть у армейских пользователей. Предприятия ОПК в этом случае вообще остаются в стороне, а то и теряют уже не только внешний, но и внутренний украинский рынок.

Размеры военного импорта могут быть оценены на основании декабрьского заявления президента Украины Петра Порошенко перед церемонией награждения украинских военнослужащих по случаю Дня Вооруженных сил Украины: «Ощутимой является не только морально-политическая, но и военно-техническая помощь со стороны мирового сообщества… В 2015 г. Минобороны заключило 100 соответствующих контрактов на общую сумму 4 млрд. 404 млн. грн».

Таким образом, в пересчете на твердую валюту по текущему курсу, только для украинской армии импорт составил около 180 млн. долл.! Кроме того, государственные гарантии в 2015 г. на сумму в 1,6 млрд. грн. (еще около 70 млн. долл.) для приобретения чувствительной продукции за рубежом были предоставлены соответствующим указом остальным силовым структурам Украины — Национальной Гвардии, СБУ, пограничной службе и МВД. Таким образом, 2015 год, судя по официальным цифрам, стал первым годом в истории Украины, когда величина импорта товаров и услуг военного назначения превысила сумму от экспорта аналогичных изделий украинского производства.

Впрочем, целый ряд экспертов использует методику расчета доходов от экспорта, которая предусматривает включение выручки от других украинских юридических лиц, часть из которых обладает лицензией на товары военного и двойного назначения собственного производства. В частности, это касается предприятий авиационного кластера, которые вошли в состав концерна летом прошлого года, после длительных трений с министерством экономического развития и торговли, и государственного космического агентства Украины.

Действительно, согласно данным того же «Укроборонпрома» предприятия авиастроения и авиаремонта получили за 9 месяцев 5,528 млрд. грн. дохода, что является абсолютным рекордом для остальных пяти кластеров концерна. При этом вошедшие в июне 2015 г. государственное предприятие «Антонов», Харьковское государственное авиационное производственное предприятие и ГП «Завод 410 ГА», согласно информации их прежних кураторов из МЭРТ за отчетный период принесли в сумме около 3 млрд. грн. чистого дохода, то есть больше половины результатов авиационного кластера. Известно также, что за прошлый год ГП «Антонов» отправило на экспорт два пассажирских самолета на общую сумму около 47 млн. долл. Еще около 50 млн. принесли платежи от эксплуатации самолетов «Руслан», то есть суммарная выручка от экспорта, хотя и не совсем военных продукции и услуг, не превысила 100 млн. долл. Известно также, что ГП «Завод 410 ГА» завершил исполнение своей части контракта на ремонт и модернизацию сорока военно-транспортных самолетов Ан-32RE для Военно-воздушных сил Индии, что также принесло несколько миллионов долларов. К сожалению, ХГАПП не выпустил ни одного самолета и продолжил лишь генерировать убытки, превысившие за 9 месяцев 300 млн. грн., объявив в октябре 2014 г. дефолт по облигациям стоимостью 440 млн. грн. Остается, однако, неясным, посчитал ли концерн валютную выручку авиаторов отдельно от результатов спецэкспортеров, как и результаты деятельности авиаремонтных предприятий, некоторые из которых также поработали на внешнем рынке через «Укрспецэкспорт» и его «дочек».

Космическая отрасль Украины также не преуспела в прошлом году на внешнем рынке, львиную долю которого составляли российские заказы. Согласно информации МЭРТ убытки КБ «Южное» и ГП «ПО Южный машиностроительный завод им. А. М. Макарова» превысили 3 млрд. грн., а их суммарный доход за 2015 г. составил около 1,0 млрд. грн. Из этой суммы лишь несколько миллионов долларов пришлось на работы, выполненные в интересах инозаказчиков из Турции и Саудовской Аравии в рамках совместной разработки ракетной техники, поставки продукции для космической программы «Антарес» американской компании Orbital Sciences Corporation, а совсем незначительную часть принесло участие в запуске ракеты-носителя «Зенит» в интересах России.

Гораздо более значительную экспортную выручку получили частные украинские компании. Так, АО «Мотор Сич» по предварительной информации сумело экспортировать в 2015 г. более 500 самолетные и вертолетных двигателей на сумму более 160 млн. долл. только для России.

АО «АвтоКРАЗ» в прошлом году экспортировал своих грузовиков и специальных автомашин для силовых структур Египта, Нигерии, Ганы и Лаоса на сумму около 30 млн. долл. Неплохих показателей добились также АО «Аэротехника» и ХК «Укрспецтехника».

На этом, однако, список достижений на внешних рынках для украинских оружейников заканчивается. Даже если сложить все перечисленные составляющие военного экспорта из всех возможных структур и источников получится цифра, хорошо совпадающая с данными, опубликованными журналом Forbes о том, что «за первое полугодие 2015 г. украинский военный экспорт составил 155 млн. долл., что оказалось вдвое меньше результатов предыдущего 2014 года». С другой стороны тот же Пинькас сообщил, что «сегодня в общем объеме экспорт составляет не более 1-2%», что даже при достижении плановых показателей выручки «Укроборонпрома» в 23-25 млрд. грн. не превысит уже озвученных цифр. 11 февраля 2016 г. генеральный директор «Укроборонпрома» Роман Романов заявил, что «по данным госконцерна доход от реализации продукции в 2015 году составил около 20 млрд грн», то есть даже эти цифры оказались чрезмерно оптимистичными.

Если же учесть только результаты государственных спецэкспортеров за вычетом импортной составляющей их доходов, то выяснится, что экспортный оружейный миллиард в прошлом году «похудел» для Украины почти на порядок.

Впрочем, кого интересуют точные цифры, когда на кону судьба демократии и евроатлантических ценностей одной крупной европейской державы…