Оккупанты боятся Тараса Шевченко больше, чем их фашистские предшественники

360

Украине дважды за последние 75 лет выпадала горькая участь переживать ужасы иностранной оккупации. В 1941 — 1944 годах на территории нашего государства царил оккупационный режим фашистской Германии и Румынии. А уже в 2014 году путинская Россия оккупировала Крым и отдельные районы Донбасса. Правда, Кремль упорно отрицает такое определение, пытаясь опровергнуть наличие признаков российской оккупации украинских территорий. Впрочем, усилия Белокаменной бесполезны, поскольку большинство специалистов международного права главным критерием наличия или отсутствия оккупационного статуса считают признание его мировым сообществом. А с этой точки зрения, даже, несмотря на членство России в Совете безопасности ООН и других важных международных институтах, позиция Кремля выглядит абсолютно проигрышной.

Прошло два года с начала вероломной аннексии Крыма. На примере восприятия немецко-фашистскими и российскими оккупантами знаковых событий культурной жизни Украины можно определить, что общего и чем отличаются эти два режима.

Человеконенавистническая немецко-фашистская оккупация навечно осталась в генетической памяти миллионов наших соотечественников массовыми примерами пренебрежительного отношение к украинцам, как к людям низшего сорта, неслыханными по масштабам репрессиями гражданских лиц, уничтожением и разграблением народного хозяйства и культурных ценностей. С началом войны во всех оккупированных населенных пунктах прекратили свою деятельность советские культурно-просветительные учреждения, сотни тысяч ценнейших произведений искусства, исторических реликвий и уникальных коллекций было уничтожено или вывезено из Украины в Германию. Одновременно, оккупанты развернули широкую агитационно-пропагандистскую кампанию, чтобы убедить местное население в том, что Гитлер является освободителем Украины из-под «жидо-большевистского ига». Противопоставляя себя «безбожной власти» большевиков, немецко-фашистские захватчики лояльно относились к активизации на оккупированной территории церковной жизни, открытию новых церковных приходов. «Под диктовку» оккупационной власти культурная жизнь Украины также продолжалась. Однако эти процессы отнюдь не следует воспринимать как свидетельство уважения представителей «высшей расы» к духовным потребностям украинцев. На самом деле, это было проявление циничного немецкого прагматизма для максимального ослабления России, получения благосклонного отношения населения оккупированных территорий к своим поработителям и нейтрализации протестного движения в глубоком тылу.

Любые шаги по организации власти согласовывались с рейхскомиссариатом «Украина», возглавляемым жестоким правителем Эрихом Кохом, и одним из ведущих идеологов немецкого нацизма, рейхсминистром оккупированных территорий Восточной Европы Альфредом Розенбергом, сделавшего немало для практического воплощения расовой теории о необходимости завоевания немцами «жизненного пространства». Чаще всего в украиноязычных газетах того времени упоминается о праздновании на оккупированных территориях Украины Дня рождения фюрера, Дня взятия власти, Дня труда (1 мая), Дня освобождения Украины (22 июня 1941 года), а также религиозных праздников. Подыгрывая святым для большинства украинцев чувствам к Т.Г.Шевченко, немецко-фашистские захватчики через призму собственных интересов пропагандировали празднование Шевченковских дней. В городских театрах ставились его пьесы, периодические издания выходили с пространными редакционными статьями и комментариями, посвященными жизни и творчеству выдающегося сына украинского народа. Понятно, что их идейная направленность должна была неуклонно соответствовать установкам оккупационной власти. По ее заказу услужливые авторы, часто унижая свою национальную гордость, выпячивали негативную роль россиян в трагической судьбе Кобзаря. При этом замалчивалось активное участие в выкупе «алмаза в кожухе» из крепостного рабства россиян Василия Жуковского и Петра Соколова, потомка французских эмигрантов-гугенотов Карла Брюллова, поляка Михаила Виельгорского, немки Юлии Барановой и других подданных Российской империи. Из произведений Т.Г. Шевченко выдергивались фразы, которые толковались как свидетельство природного антисемитизма автора. Чтобы организаторы посвященных памяти Кобзаря мероприятий вдруг чего «не перепутали», их сценарии проходили тщательную проверку на лояльность режиму.

В качестве справки:Из распоряжения Председателя Великобагачанского района Полтавской области сельским старостам от 6 марта 1942 года: «Праздник юбилея Т.Г.Шевченко проводится не 10 — 11 марта, как об этом сообщалось ранее, а 9 — 10 марта 1942 года. Этот праздник проводится как всенародный праздник освобождения украинского народа. Докладчики, которые должны выступить на празднике, обязаны прибыть на консультацию в районную инспектуру Наробраза 8 марта этого года. Если они не прибудут, выступление их не будет разрешено».

В свою очередь, в феврале-марте 2014 года путинская Россия также «отметила» 200-летний юбилей со дня рождения Т.Г.Шевченко, оккупировав Крым и захватив ряд населенных пунктов Донбасса. Зря народная артистка СССР, Герой Украины Ада Роговцева трогательно призывала Путина не допустить кровопролития, напоминая, как он несколько лет назад на встрече с представителями украинской творческой интеллигенции, казалось бы, искренне читал стихи Кобзаря. Достучаться до души и сердца этого деспотичного восточного правителя, лицемерно скрывавшего до поры до времени свое великодержавное украинофобство, априори было невозможно. В конце концов, болезненная маниакальность Путина эволюционировала в трагические для двух великих славянских народов решения и именно по его личной вине уже пролито столько крови, что почва для примирения между ними появится нескоро.

Обнаглевшая российская власть не испытывает никаких потребностей в развитии или хотя бы сохранении на оккупированных территориях украинского языка, культуры, создании должных условий для реализации украинским населением своих прав и свобод. В Крыму не осталось ни одной из 7 украинских школ, которые функционировали до российской аннексии полуострова. Один за другим закрылись почти все приходы и храмы Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ-КП), которых по состоянию на февраль 2014 года и так было всего 15. Использование украинской национальной символики в Крыму считается проявлением экстремизма и преследуется по российским законам. Осуществляется тотальный контроль социальных сетей. Свободный доступ к украинским телевизионным и радио программам отсутствует. Но наиболее явственно Кремль продемонстрировал свое пренебрежительное отношение к украинской культуре запретом торжественных мероприятий по случаю празднования в Крыму Шевченковских дней. В прошлом году это событие было ограничено богослужением в Кафедральном соборе КПЦ КП и возложением прихожанами цветов к памятнику Тарасу Шевченко в центре Симферополя под надзором полиции и ФСБ. Около 50 активистов рискнули собраться в парке Гагарина, где на окраине города власть все же позволила им отметить памятную дату. Впрочем, даже эта скромная по численности акция завершилась задержанием организаторов, решившихся таки развернуть украинские государственные и национальные крымско-татарские флаги с лозунгами «Крым — это Украина».

В этом году, следуя традиции имперской России, власть также не позволила проукраинским активистам напомнить о своем существовании на полуострове. Основание — оказывается в Крыму и до сегодняшнего дня действует режим чрезвычайного положения, делающий невозможным проведение массовых общественных мероприятий. Получается, что российские оккупанты, осознавая величие фигуры украинского бунтаря Тараса Шевченко как символа борьбы украинцев за свою свободу и независимость, даже через два года господства в Крыму боятся Кобзаря больше, чем немецко-фашистские захватчики во время войны с Советским Союзом?

Конечно, изуродованный директивами Путина и собственной пропагандой мозг российских чиновников не позволяет им понять, какое место в мировой культуре занимает Тарас Шевченко. Невеждам трудно понять, что именно имел в виду Президент США Джон Кеннеди, выражая Кобзарю свое восхищение: «Рад, что могу добавить свой голос к тем, кто почитает великого украинского поэта Тараса Шевченко. Мы чтим его большой вклад в культуру не только Украины, которую он очень любил и так красноречиво описывал, но и культуру мира. Его творчество является благородной частью нашего исторического наследия». Да что там оценка бывшего Президента США! Сейчас культурой в России командуют приспешники Путина, уровень интеллектуального развития которых не позволяет осознать даже слов великого русского демократа Михаила Чернышевского, убежденного в том, что: «… когда у поляков появился Мицкевич, они уже не нуждались в снисходительных отзывах каких-то французских или немецких критиков. Не признавать польскую литературу означало бы тогда только проявлять собственную дикость. Имея теперь такого поэта, как Шевченко, малороссийская литература тоже не нуждается ни в чьей милости».

Кобзарь был, есть и будет символом непокорности, мужества и свободолюбия украинского народа. Можно представить, с каким ужасом в ожидании неминуемой «цветной революции» на Красной площади в Москве, кремлевские украинофобы просматривали запись армянина Сергея Нигояна, декларировавшего с киевского Майдана на весь мир отрывок из поэмы Кобзаря «Кавказ»: «Борітеся — поборете». За этот афористичный клич он и был казнен одним из первых героев «Небесной сотни». Российским властям, вероятно, регулярно докладывают, что именно поэзия великого Тараса добавляет непокоренной героине Надежде Савченко духовных сил, чтобы выдержать судебную расправу над собой. Нет сомнений, что и фотокопии плакатов с изображением вооруженного автоматом Кобзаря на Майдане или в военном снаряжении «украинского киборга» — защитника Донецкого аэропорта, также ложились на стол чиновников с Лубянки и Администрации Президента РФ с соответствующими комментариями.

Однако не за горами тот светлый день, когда популярные ныне в России призраки в образах «зеленых человечков» и «вежливых людей» навсегда исчезнут «как роса на солнце», а их вожди, наконец, предстанут перед земным или небесным судом.

И вот тогда, как мечтал Кобзарь:

«І на оновленій землі

Врага не буде, супостата,

А буде син і буде мати,

І будуть люди на землі…»

Автор материала: Борис Днепров