С легендарным экс-командиром 93-ей бригады, а сейчас начальником учебного центра Вооруженных сил Украины «Десна» Олегом Микацем мы встретились воскресным вечером рядом с Майданом Незалежности — во время так называемого вече. «Так называемого» — потому что особойподдержки у людей оно не вызвало. Произошедшие накануне погромы столичных отделений банков, ультиматум представителей «Революционных правых сил» (РПС) — эти события вызвали шок, негодование и горечь у большинства киевлян. И не только у них.

Генерал-майор поделился своим видением ситуации, назвал происходящее в столице Украины попыткой открытия второго фронта и рассказал, чем именно следует заняться «великим стратегам».

Какие-то люди, не знаю — олигархи, сепаратисты, местная пятая колонна — пытаются открыть в Киеве второй фронт. Чтобы Украина теперь начала воевать не только с внешним, но и с внутренним врагом. Это мое личное мнение, а объективное или субъективное – покажет время. Люди, которые сейчас во всем этом участвуют — в захватах, погромах и так далее – они, к сожалению, действуют в нарушение всех законов, они идут по беспределу. По-другому сказать нельзя. С другой стороны, вы же сами понимаете, на войне есть война, есть правила войны, есть военные преступления. А эти идут по беспределу и в то же время формируют такое общественное мнение, что власть не такая, еще кто-то не такой – вместо того, чтобы самим соблюдать законы.

Думаю, что они специально провоцируют власть на силовое решение этого вопроса. Видно, что они именно этого добиваются. Опять же, кровь будут проливать одни, а воспользуются ситуацией другие – ради своих собственных интересов.

Они специально провоцируют власть на силовое решение.

Представители «РПС» выдвинули ультиматум. Об отказе от Минских соглашений, многочисленных отставках и т.д.

Не то время! Можно сейчас, конечно, обострить ситуацию, есть у нас и силы, и средства, но что нам это даст? Получится в итоге, что это Украина — агрессор, Россия радостно подтвердит, что мы не придерживаемся Минских договоренностей и атакуем, ну а потом – снятие санкций с России и она становится снова белой и пушистой.

Кровь будут проливать одни, а воспользуются ситуацией другие – ради своих собственных интересов

Как говорит наш начальник Генштаба (Виктор Муженко – прим. Ред.), если кому-то хочется пострелять, поатаковать – вопросов нет, идите. Но только если ваша атака, ваш выстрел нанесут ущерб России в два-три миллиарда долларов – вот тогда пожалуйста. А если этого нет – тогда давайте мы будем придерживаться мирных договоренностей. Когда контроль над границей перейдет к нам, тогда можно будет устанавливать и правовой порядок.

Та сторона, на временно оккупированной территории, они ведь очень не хотят, чтобы все прекратилось. Они же понимают, что пока идет война, пока идет стрельба – они нужны России. А как только это закончится – всё! У нас они предатели, они убийцы мирного населения, они военные преступники, они террористы. А в России и своих таких хватает.

Им некуда деваться. Потому у них единственный путь – идти до конца, выжить или пожить пару лет, как они считают – из грязи в князи. Расшатывать ситуацию. И всё.

Олег, если не силовой вариант – что делать?

Насчет решения ситуаций в Киеве – людям нужно давать больше информации. Объективной информации о тех, кто всё это затеял. О том же Миколе Коханивськом, который рассказывает какой он патриот и как воевал. А я могу рассказать, как люди из его батальона ОУН согласны были перейти в 93-ю бригаду, но не делали этого только из-за амбиций Коханивського. Который, не имея никакого военного образования, пытался выторговать для себя «посаду». То есть, дайте, я буду командиром… Подожди, ты, командир – да ты можешь в лучшем случае стрелковый бой организовать, а взять элементарно даже управление боем, на каких-то специальных средствах связи поработать – ты не в состоянии! А карту ты в глаза не видел, что уж говорить об организации какого-то взаимодействия… Но, тем не менее, он так повернул, будто он гуру и все на него должны были молиться.

Сейчас он начинает беспредел устраивать по этим банкам. Коханивський сам признал, что бросил кирпич в отделение «Хрещатика» и, мол, «я прошу вибачення». Шановний, те люди, которые были в банке, они хотят жить в мирном государстве, а не чтобы кто-то бросал в них кирпичи, а потом просил за это только вибачення! А может ты все-таки совершил преступление? Давай кто-то придет и тоже бросит кирпич в твой дом, а потом скажет: «Извини, так получилось, братуха».

Давай кто-то придет и бросит кирпич в твой дом, а потом скажет: «Извини, так получилось, братуха».

Но сейчас, давайте смотреть правде в глаза, многое зависит от общественного мнения. Воевал, был в АТО – герой, не трожь!

Общественное мнение – да, влияет. Знаете, вот этот бренд — киборг. Вот куда ни посмотришь – одни киборги. Люди, которые и близко не находились возле донецкого аэропорта, они тоже уже все «киборги», понадевают на себя… Когда я еще был командиром 93-ей бригады, которая непосредственно принимала участие в боях в ДАП, в одной командировке (примерно год назад), я постоял, посчитал — 11 человек пришло с бирками «киборг»!

А я вам скажу, что были как и случаи героизма, и такого, знаете, выполнения героического долга до конца — взять Сережу Колодия, командира роты, который погиб на БМП… Это были ЛЮДИ. Но были и случаи трусости, были и те «бойцы», которые не хотели воевать, которые как только начинался бой – забивались в угол и всё.
Но сейчас, чем дальше от войны, тем больше становится героев. Вот посмотришь – вся грудь в орденах: его там церковь наградила, школа, город… А давайте разберемся: кто и чем там в АТО занимался. Я не говорю поголовно, ведь было много прекрасных людей и очень многие погибли за идею… Но были и другие.

Сейчас, чем дальше от войны, тем больше становится героев.

И эти «другие» могут проявить себя во время нынешних событиях в Киеве и тому подобных?

Да, именно! Вы посмотрите: командир штурмовой группы такой-то, лучший разведчик батальона такой-то, главный снайпер такой-то… Подожди, кто тебе дал это «звание»? И вот эти люди сегодня стоят и говорят: «Мы призываем… Это наименьшее для Украины, что мы можем сделать…» Подожди, кто тебя просит это делать?!

Начинают хаять президента… Вопросов нет, ну возьмите и возглавьте! Но он (Петр Порошенко – прим. Ред.) человек, который на тот момент уже был обеспечен, создал свой бизнес, и, тем не менее, он взялся и возглавил государство, в котором идет война. Я не думаю, что он пытался каких-то дивидендов себе «набрать», еще чего-то… А вы что сделали?!

Берите, объединяйтесь, ДЕЛАЙТЕ. А то как в «95-м квартале» – сидит в Торонто и вболіває за неньку-Україну.. Легче всего на расстоянии. Так и эти: сидят великие стратеги и диванные бойцы — советуют…

Подобное и в аэропорту было, в октябре 2014-го: сидят люди в Киеве и начинают звонить или писать в Интернете, рассказывать — что нам нужно делать. А ты сам-то видел, что происходит?! Ты ведь даже не знаешь, насколько сытый солдат или сколько он ночью поспал. И начинают рассказывать, что я с утра должен штурмовать. А солдат ночь не спал, потому что было двадцать обстрелов, ему нужно просто отдохнуть. Или вот подразделение, которое находится на передке: в нем 50% «трехсотых», а вы требуете его кинуть вперед, чтобы добили? Зато вы похлопали сами себе, великие стратеги…

Диванных бойцов много — факт. Но ситуация стала взрывоопасной после того, как в Киеве перешли к радикальным действиям.

Сейчас нужно разобраться: кто-то же им платит? Давайте вернемся к лидерам – там бывший народный депутат, ну это понятно, а кто-то из рядом сидящих – смотришь, у него колечко золотое появилось, форма на 20 тысяч. Где он их взял? Или намародерничал, или народ на жалость пробил – мол, дайте, потому что я защищал Украину. Только они ТУТ ее не защищают! Пока что у нас есть враг – общий, самый главный – и он ТАМ. А расшатать ситуацию в Киеве – чтобы потом бойцы, командиры были деморализованы — не понимая, что происходит — и воспользоваться ситуацией… Нет, такого развития событий не хочется.

Мне кажется, что время все расставит на свои места. А они ждут, они просто провоцируют. Вот я смотрел видео погрома. Девушка в отделении Альфа-банка говорит: «Отдайте телефон», а тот – я не брал, туда-сюда… Он же провоцирует. Подходит здоровый мужичок, который его может… Но нельзя, тот же потом обиженный будет, он же соплю размажет от уха до уха, будет рассказывать, как сильно его избивали и какой он пострадавший.

И эти начинают рассказывать… Да идите вы! Некуда энергию девать?!

Автор интервью: Анна Молчанова