Для украинского бизнеса Казахстан долгие годы оставался государством с большими нефтяными проектами, которое почти не интересуется инвестициями в другие сферы экономики.

Только аграрии и производители пищевых продуктов понимали, что Казахстан уже аккумулировал достаточно средств, чтобы покупать себе продукты, которые не может производить сам. Но значительную часть украинского пищевого экспорта поглощала Россия. Туда продукты вести было легче и привычнее. Тем более, северный сосед с огромным населением был намного перспективнее. Туда можно было продавать все, в то время как в Казахстане нужно было налаживать цепочки поставок.

Но с началом торгового, а после и политического противостояния между Киевом и Москвой рынки России для многих украинских производителей просто закрылись. Потому нужно было найти новый перспективный рынок для сбыта своей продукции, и им стал Казахстан.

Тем более, что азиатские рынки, такие как Китай, все больше открываются для отечественных производителей.

И тот, кто первым окажется там, сможет значительно опередить своих конкурентов и получить высокие прибыли.

О том, почему украинские производители продуктов идут в Казахстан, как вести бизнес в этой стране и почему там не стоит строить свои заводы, Delo.UA рассказал глава компании «Дубномолоко» Олег Волошин.

Какое значение рынок Казахстана имеет для украинских производителей сыра?

Основной рынок в СНГ после закрытия российского — это Казахстан. Туда мы поставляем свою продукцию многие годы. Как, впрочем, и другие производители сыра. После введения эмбарго со стороны России поставки в Казахстан продолжились. Однако существовали периодические проблемы с поставками сыра в Казахстан у отдельных компаний. Если говорить об экспорте именно с «Дубномолоко», то это 80% наших внешних продаж. До потери российского рынка это было 10-15%.

Как в Казахстане воспринимают украинские сыры?

Понятно, что в Казахстане пока едят сыра в 2 раза меньше, чем в Украине. Там еще не сформировалась культура потребления этого продукта так, как в Украине или в России, она не сформирована так, как в европейских странах. Тем не менее, это довольно перспективный рынок по ряду причин. Во-первых, это рынок в свете взаимоотношений наших стран имеет более стабильную основу. Во-вторых, вся логистика может проходить как через Россию, так и в обход по морю. Поэтому даже в случае проблем в России мы сможем попасть на рынок Казахстана. В-третьих, собственное производство молочных продуктов в Казахстане не развито, и потому страна ориентируется исключительно на импорт молочной продукции. Это показательный пример, особенно в случае с сырами — там у нас нет особых конкурентов. И главное, они быстро не появятся, а вот «сырная культура» в Казахстане постепенно формируется, и потому потребление нашей продукции будет расти.

Насколько украинские стандарты качества удовлетворяют Казахстан, или нужно проходить дополнительные проверки на пути к местному потребителю?

Дополнительных проверок нет. А если говорить о сыре, то тут на нас играет само восприятие украинских продуктов.

В Казахстане их считают более качественными, чем российские или белорусские аналоги.

И, думаю, это убеждение нужно поддерживать и постоянно развивать. Потому активность производителей должна быть выше, чтобы создать там нужную культуру потребления, так как есть конкуренция между категориями продуктов — например, сыра и мясных изделий. От активности же самой отрасли будет зависеть сколько сыров будет потребляться в Казахстане в перспективе.

Насколько сложно было выйти на рынок Казахстана? И есть ли у вас сейчас какие либо трудности в работе с казахскими партнерами?

Определенные сложности были. Их специфика в разные периоды определялась по-разному. К примеру, четыре года назад попасть туда можно было только если компания осуществляла поставки на все страны Таможенного союза, в том числе и в Россию. Сегодня процедура намного легче. Казахстан разрешил открывать рынки для компаний напрямую, потому поставки на его рынок уже почти не зависят от России. Трудности сейчас состоят в том, что обязательно нужно наладить логистику, так как

Казахстан не близко. Кроме того, в стране не так много партнеров, которые готовы качественно работать в сфере дистрибуции.

Рынок Казахстана менее структурированный и уровень компаний по дистрибуции ниже, чем в Украине.

Неудивительно, что сейчас основной капитал, который перетекает в Казахстан из Украины — это человеческие ресурсы. Сейчас в сетевом бизнесе Казахстана работают очень многие граждане Украины, от инженеров до маркетинговых агентов. Потому пока на рынке немногие партнеры готовы работать на уровне, к которому мы привыкли в Украине.

Какие особенности работы в Казахстане в плане ментальности? Насколько ведение бизнеса в Казахстане отличается от украинских реалий?

Именно из-за сложностей, экономических и ментальных различий мы пока не планируем строить собственное производство в Казахстане и ограничиваемся только прямыми поставками. Работая с крупными партнерами, мы стремимся не нести больших затрат, а использовать компании, которые ведут несколько направлений в бизнесе. И, конечно, тут также есть свои особенности в менталитете. Хотя для нас главным все-таки остается экономический фактор. При этом рынок Казахстана очень перспективный.

Тот, кто сумеет первым занять долю рынка и построить свой маркетинг с нуля, тот и получит основную прибыль. Но есть также и фактор Китая. Казахстан — это хорошая площадка для экспансии дальше на Восток и другие страны Средней Азии. Отстроив процесс реализации продукции в Казахстане, мы сможем понять как именно вести бизнес во этом регионе. А потом уже двигаться дальше. Сейчас мы рассматриваем Китай как очень перспективный рынок, а Казахстан может стать логистическим узлом.

Но пока вы не готовы строить там свои заводы?

Построить завод не проблема. Для этого нужно полтора года. У нас есть необходимый опыт и возможности. Но если нет сырьевой базы, то все затраты могут не окупиться. А в Казахстане исторически не сложилось с коровьим молоком. И сырьевая база не делается за один год. Это большие инвестиции, по статистике их нужно в шесть раз больше, чем в переработку. Соответственно, срок их окупаемости очень длинный.

С другой стороны, Казахстан достаточно обеспечен финансово, и потому они готовы инвестировать в свое развитие. Там понимают, что одной нефтью ты не проживешь, и потому нужно меняться. Но конкретно по коровьему молоку мы пока не видим больших инвестиционных намерений. Тем более, молоко это не зерно и его не привезешь издали. А рядом Киргизия и Россия, где дефицит молока также актуален.