Полгода назад мобильный оператор «МТС Украина» начал работать под брендом Vodafone Украина, а с 1 января сменилось руководство компании. Новым гендиректором стала украинка Ольга Устинова. Последний год она руководила макрорегионом «Дальний Восток» российского оператора «МТС». До этого в течение четырех лет возглавляла киевское территориальное управление «МТС Украина». Сама Ольга Устинова говорит, что других масштабных кадровых изменений в компании не намечается. Но это, пожалуй, один из немногих аспектов работы Vodafone Украина, который останется без изменений. В целом же компанию ждет трансформация — изменятся тарифы, подход к формированию пакетов услуг и, возможно, даже появятся первые 3G-безлимиты. Как и когда это произойдет, Ольга Устинова рассказала в интервью РБК-Украина.

Прошло два месяца с тех пор, как вы вернулись в украинскую компанию уже в новой должности. Интересны ваши впечатления: в чем Vodafone Украина преуспела, а чего ей не хватает?

Вступив в альянс с компанией Vodafone, которая работает в 80 странах мира, мы стали участником глобального рынка. Мы получили доступ к ее лучшим практикам и опыту работы в разных странах по разным сценариям. Это огромный плюс, который позволяет нам формировать долгосрочную стратегию: мы понимаем, куда придет рынок через 2-3 года. Благодаря этому сотрудничеству и масштабам Vodafone мы смогли дать нашим абонентам новые роуминговые и международные тарифы.

Кроме того, у нас есть возможность проводить глобальные закупки. Мы можем пользоваться скидками, которые поставщики дают Vodafone за счет масштаба. Поскольку ARPU (средний доход от одного абонента — ред.) на нашем рынке очень маленький, порядка 1,5 доллара, нам важно грамотно планировать свои инвестиции, оптимизировать затраты и получать максимальный эффект от инвестиций.

Если говорить о минусах, то у кого-то могло сложиться впечатление, что в прошлом году мы строили покрытие не так быстро, как конкуренты. Но это не столько минус, сколько отличная от конкурентов стратегия. Можно было на действующих объектах 2G просто «надстроить» 3G и «запустить город». Но мы решили ставить дополнительные базовые станции, чтобы обеспечить ковровое покрытие. Это заняло больше времени, поэтому наша сеть запустилась чуть позже.

На сегодняшний день мы покрыли 19 областных центров, это самое большое покрытие на рынке.

Несколько областных центров до сих пор не покрыты — это Донецк и Луганск, которые находятся на подконтрольных боевикам территориях, а также Житомир, Запорожье и Черкассы, где государству необходимо провести конверсию. Есть ли шансы, что до конца этого года 3G придет в какой-то из этих городов? И будете ли вы покрывать районные центры?

Мы уже покрыли территорию, на которой проживает 35% населения. В этом году планируем увеличить покрытие до 50%. Соответственно, мы идем в районные центры, покрываем основные магистрали, курортные зоны на юге Украины и в Карпатах. Что касается трех конверсионных городов, мы бы с радостью запустили в них 3G, но ждем, когда там будет проведена конверсия. Сейчас мы рассматриваем возможность покрытия подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской области. В этом регионе у нас большая доля рынка, и там живут наши люди, украинцы. Мы не считаем себя вправе лишать их новых технологий. Но подходить к зоне разграничения ближе, чем на 50 км, думаю, не будем.

А мощность базовых станций увеличивать не будете?

Мощность базовых станций зависит от санитарных норм. Недавно у нас была встреча в Американской торговой палате, на которой как раз обсуждались санитарные нормы, которые действуют в Украине. Дело в том, что они устанавливались еще во времена Советского Союза, когда мобильной связи и в помине не было, и сейчас логично было бы привести их в соответствие европейским стандартам. Пока что мы не можем включать передатчики на нормальную мощность.

Возвращаясь к теме вашего назначения, будут ли в компании какие-то еще кадровые перестановки?

Глобальных перестановок не будет. У нас очень профессиональная команда. Произошли изменения в высшем органе компании — назначены новый председатель и член наблюдательного совета от группы Vodafone, Рон Зоммер и Стефано Гастаут, соответственно Через набсовет проходят все стратегические решения. Кроме того, у каждого функционального руководителя в нашей компании есть свой визави в Vodafone. К нам приезжают специалисты Vodafone по маркетингу, продажам, PR, по техническим решениям и безопасности. Vodafone контролирует, как мы ведем бизнес. Для группы Vodafone очень важно, чтобы бизнес-практики украинской компании соответствовали цивилизованным европейским стандартам. Репутация бренда имеет огромное значение. Мы ни один тариф не можем вывести без предварительного согласования с Vodafone. Британцы сразу нам сказали: никаких «звездочек», скрытых условий и платежей в тарифах не может быть, все должно быть максимально прозрачно и понятно.

Кстати, о тарифах. Пока что вы представили всего одну линейку, VodafoneRed. Когда стоит ждать новых тарифов?

Новые тарифы планируем представить уже этой весной. Это будут предоплаченные и контрактные тарифы для частных и бизнес-абонентов. Мало того, к курортному сезону мы планируем расширить список стран, в которых нашим абонентам будет доступен льготный роуминг. Переговоры еще ведутся, но могу сказать, что это не только страны присутствия Vodafone.

Также мы анализируем перспективы запуска безлимитных 3G-тарифов, изучаем профили потребления абонентов и объемы трафика, который они сейчас используют.

А сколько вообще абонентов обслуживается на тарифах Vodafone Украина?

По итогам первого квартала мы рассчитываем отметить первый миллион.

Это, в основном, абоненты, которые мигрируют с тарифов «МТС Украина»?

Наши опросы показывают, что таких около половины. Остальные приходят от конкурентов. Мы не заставляем абонентов «МТС Украина» переходить на тарифы Vodafone. Это естественный переход — не потому, что заставили, а потому что новые тарифы действительно хороши, и люди об этом узнают от своих друзей, родственников.

Будут ли появляться новые тарифы под брендом «МТС Украина»? Или вы будете постепенно выводить его с рынка?

Новых тарифов под этим брендом не будет, а из старых на полках остались только самые востребованные. Как только мы понимаем, что тариф перестает продаваться, убираем его. Цели полностью заместить тарифы МТС у нас нет, но по нашим прогнозам, это само собой произойдет до конца года. Уже сегодня половина продаж в компании приходится на тарифы Vodafone.

А как быть с регионами, где 3G появится не скоро? Ведь абонентам там нет смысла переходить на тарифы Vodafone, «заточенные» под 3G.

Среди новых тарифов, о которых я упоминала, будет и такой тариф для регионов. Сейчас мы решаем, какое предложение от Vodafone сделать абонентам, для которых интернет-трафик не является ключевым фактором в выборе тарифа.

Будете ли в этом году поднимать тарифы на голосовую связь?

Нет, мы не рассматриваем голосовую связь как источник роста доходов. И от бесплатных внутрисетевых звонков отказываться тоже не будем.

Это раньше в мире продавалась, в первую очередь, голосовая связь. Сейчас основной услугой становится передача данных. И тарифообразование во многих странах уже давно свелось к тому, что «голос» никто не тарифицирует, а абонентская плата рассчитывается, исходя из объема включенного «дата-трафика». Сейчас, когда в Украине появился 3G, потребительские привычки стали меняться. Передача данных становится основным драйвером роста ARPU.

Во-первых, увеличиваются объемы потребляемого трафика. Появляются дополнительные услуги, такие как мобильное телевидение Vodafone TV. Саму услугу мы запустили перед новым годом, а пару недель назад ввели пакет «Футбол», на который делаем ставку. Вскоре стартует промо-кампания услуги. Соответственно, будет и больше подключений. Могу сказать, что цифры, которые заложены в бизнес-кейс, мы уже превысили.

Во-вторых, устраняются барьеры в пользовании роумингом. После запуска роуминговых тарифов Vodafone Украина мы увидели колоссальные изменения. Потребление трафика в роуминге выросло в десятки раз, если сравнивать с тарифами «МТС Украина». Это еще один источник роста ARPU.

Как известно, в Украине готовится к запуску услуга переноса мобильных номеров (Mobile Number Portabililty, MNP), которая позволит абонентам менять операторов, сохраняя при этом номер телефона и код. Как вы считаете, ваша компания выиграет от запуска услуги?

Мы надеемся, что переток абонентов будет в нашу пользу. Европейский опыт говорит о том, что обычно услугой переноса номера пользуется 2-5% абонбазы.

Участники тендера по разработке и внедрению технического решения для MNP пытаются оспорить его результаты в Антимонопольном комитете Украины. По вашим ощущениям, как это повлияет на сроки запуска? Получится ли запустить услугу до конца года?

Если в этом квартале выберут технического администратора или хотя бы будет сформировано техническое задание для операторов, то к концу года мы успеем запустить услугу. Если выбор администратора растянется на второй квартал, то вряд ли. Нам ведь нужно настроить свою биллинговую систему. Нужно время на проведение соответствующих тендеров, выбор подрядчиков. Если бы мы знали, какое техническое решение будет выбрано, могли бы заранее дать техзадание своим поставщикам. Но в данный момент мы не можем начать работы, так как решения всех участников тендера сильно отличаются друг от друга.

С запуском MNP абонент больше не сможет по коду определить, какому оператору он звонит. Соответственно, всех волнует: что будет с внутрисетевыми звонками?

Естественно, если абонент от нашего конкурента перешел к нам, он должен понимать, что теперь ему придется звонить на свою «старую» сеть по межсетевым тарифам. В мировой практике есть примеры, когда оператор информирует абонента, на какую сеть тот звонит. Но иногда в этом нет надобности. Например, если большинство абонентов обслуживаются на тарифах с одинаковой стоимостью звонков на все сети.

С учетом того, что наш показатель MOU (количество выговоренных минут в месяц на абонента — ред.) составляет около 500 минут, причем большинство приходится на внутрисеть, для нас этот вопрос важен. И мы как раз пытаемся найти ответ, который бы всех устроил.

Когда будет закрыта сделка с «Тримобом»? Что она даст вашей компании?

Без комментариев.

В 2015 году Кабмин утвердил план мероприятий по внедрению 4G. Операторы уже заключили договор на исследовательскую работу с британской Analysys Mason, а также госструктурами — УГЦР и научно-исследовательским институтом Минобороны. Сумма контракта составила свыше 250 тыс. евро. Насколько эта цена оправдана, по вашему мнению?

Так сложилось, что частоты в нашей стране в течение многих лет раздавались хаотично. Частично они проданы компаниям, которые работают на устаревших технологиях либо вообще не занимаются построением сетей, очевидно, рассчитывают на то, что смогут их перепродать. В итоге развивать LTE (4G) в существующих условиях просто нет возможности. Мы реально заинтересованы в том, чтобы государство навело порядок в этой сфере и расчистило полосы частот для внедрения 4G. Насколько это дорого — не знаю. Вряд ли можно провести аналогию с какой-либо из зарубежных стран. В каждой сложилась своя ситуация. Развитые страны пытаются использовать все возможные частоты для запуска новых технологий. Появилось даже такое понятие, как агрегация частот — это когда можно «нарезать» из разных диапазонов одну полосу и запустить там какую-либо технологию. Словом, в мире появилось больше практик эффективного управления радиочастотным ресурсом. Поэтому исследовательская работа по этому вопросу очень важна для Украины. Мы рассчитываем получить долгосрочный план, который даст ответ на вопрос, как правильно управлять частотным ресурсом, эффективно используя его для разных технологий.

Операторы заплатили немало за лицензии на 3G, но в текущей ситуации эти инвестиции окупятся нескоро. Готовы ли вы заплатить столько же за 4G? И для кого вы собираетесь запускать 4G?

Если посмотреть на европейский опыт, то 4G-лицензии, как правило, стоили в 2-3 раза меньше, чем лицензии 3G. Это не случайность. Дело в том, что 3G — массовая технология, она рассчитана на массовое потребление услуг. А LTE — технология точечная, рассчитанная на «продвинутых юзеров». Тратить деньги, чтобы сделать ковровое 4G-покрытие по всей стране, бессмысленно. В странах с таким профилем потребления, как в Украине, в LTE-сети переходит до 10% абонентов, но и это происходит не сразу.

Автор интервью: Виктория Власенко