Одна из самых технологически развитых стран мира, Швеция, заинтересовалась украинским IT-рынком. Шведские инвесторы готовы вкладывать деньги в нашу страну, даже несмотря на риски. Но украинцам нужно громче заявлять о себе. В этом убежден Государственный секретарь Швеции по вопросам бизнеса и инноваций Оскар Стенстром. 6 апреля он посетил форум Sweden-Ukraine IT Connection в Киеве и заодно поделился своим видением шведско-украинского партнерства.

Что, по вашему мнению, сейчас мешает притоку иностранных инвестиций в украинские проекты?

В первую очередь, имидж Украины. Это и постоянный конфликт интересов, и коррупция. Это в общем нестабильная ситуация. Неопределенность, конечно же, создает препятствия для инвестиций. Это то, над чем Украине надо работать. Но радует, что наши украинские партнеры рассказывают и хорошие новости. IT-сектор — это хорошая новость.

Почему Швеции интересна Украина?

Вы знаете, в Украине работает всего 80 шведских компаний. Это мало. Мы хотим, чтоб таких компаний стало больше. Год назад шведское правительство приняло новую экспортную стратегию, цель которой — увеличить присутствие шведских компаний и инвестиций в мире. Есть список из 26 стран, приоритетных для сотрудничества, и Украина тоже в этом списке. Есть также отдельная компания Business Sweden, которая выступает связующим звеном между государством и бизнесом в сфере экспорта. Ее обязанность — присутствовать на таких рынках как Украина, и давать им информацию о возможностях в Украине и Швеции.

В последние годы украинским стартапам удалось побывать в бизнес-инкубаторах Польши, Чехии, Великобритании, Германии. В столице Швеции есть практически собственная Кремниевая Долина, Чиста (Kista). Есть ли там программы для молодых предпринимателей из Украины?

Там много инвесторов, знаний, технологий и стартапов. И главное — есть стартап-культура, одна из лучших в Европе. Я знаю, что украинские компании сейчас ездят по разным городам Европы и я очень надеюсь, что Стокгольм будет в их списке. Со стороны шведского правительства могу гарантировать наличие программ по развитию таких стартапов, политическую поддержку и содействие Business Sweden.

Как украинским стартапам попасть в такие шведские инкубаторы и вообще заинтересовать шведских инвесторов?

Я думаю, что это как со всеми другими бизнес-моделями: нужно просто показать, что у тебя есть талант, что ты креативный, и подать заявку. В Стокгольме очень много мероприятий, бизнес-инкубаторов и вообще активностей. И заметьте: речь не об аутсорсинге (разработке программного обеспечения под иностранного заказчика, — ред.), а о создании в Украине чего-то нового, продуктов с добавленной стоимостью.

Пока что шведско-украинское партнерство в IT-сфере в основном представлено аутсорсинговыми компаниями. Например, основанная шведами в Украине компания Beetroot занимается веб-разработкой на экспорт. Украинско-польская компанияEricpol, которая принадлежит шведской корпорации Ericsson, также пишет программы на аутсорсинг. Вы можете раскрыть какие-то цифры — сколько денег из Швеции поступает в Украину через такие IT-компании?

Точно не скажу. Я знаю, что общий торговый оборот Швеции за последний год вырос на 20%. Это не какой-то большой рост, это обычный показатель. Но что важно: продажа услуг растет намного быстрее, чем продажа товаров. И большой составляющей экспорта услуг как раз является IT. Кроме того, такие компании как Ericsson помогают развертывать в Украине телекоммуникационную инфраструктуру, которая очень важна для запуска новых технологий, как-то 3G, 4G.

Вы имели возможность увидеть, что из себя представляют украинские инновационные бизнесы, стартапы. Некоторые из них были представлены и на форуме Sweden-Ukraine IT Connection. Как думаете, насколько идеи украинцев конкурентоспособны в мире? И какая из них лично вам понравилась больше всего?

Об IT и стартапах можно сказать так: лучшая идея — это та, которая в итоге побеждает. Я уверен, что такие идеи есть и в Кремниевой долине, и в Швеции, и в Киеве. У вас «правильные мозги». Я уже 20 лет езжу в Украину и знаю, какие здесь технические университеты, какие инженеры и математики. И все это нужно просто объединить с тем, о чем мало говорят, — с общей атмосферой предпринимательства, быть открытыми к импульсам из-за границы. Только взаимодействие умов сможет запустить этот вот творческий процесс. Не государство, не политики, не президент.

Автор интервью: Виктория Власенко.

  • lifepc

    Мало, в Рашке около 400 компаний работает.