Стоило российскому журналисту найти работу на украинском «Радио Вести», как ему тут же припомнили все старые грешки и запретили въезд на три года. Говорят, все хорошее забывается быстро. Вот и огненные речи Кушанашвили в поддержку Украины (как и наличие детей в Киеве) не смогло повлиять на решение СБУ сделать словоохотливого грузина «черносписочником».

Еще неделю назад Отар грозился нагрянуть в Киев: «И пусть меня депортируют!». Но не решился. Мы попросили скандального медийщика объяснить видение конфликта и нарвались в разговоре на такую лавину страстей, что порой трудно было даже слово вставить!

В этом весь Отар: умеет заполонить собой все пространство и раздать на орехи всем, даже тем, кого не упоминали.

Отар, это же прямо ирония судьбы какая-то — еще полгода назад вы хорохорились в одном из интервью, что у вас ни разу на таможне паспорт не проверяли, и вдруг оказались в одном списке с Пореченковым, Охлобыстиным…

То, чем я хорохорился полгода назад, осталось прежним. В тот же день, когда прозвучало заявление неведомого мне, но, быть может, любимого вами депутата с настоящим украинским именем Мустафа, я как раз находился в Киеве. И, пересекая границу, опять не доставал паспорт! Украинский пограничник увидел меня и сказал: «Ну наконец-то вы приехали!»

Когда возвращался назад (это было уже после озвученного Мустафой заявления), появились опасения: что меня ждет в аэропорту на этот раз?

Мы выпили кофе с моим товарищем, я прошел в бизнес-зал в «Жулянах». Девушки со мной фотографировались, да и парни не чурались, хотя я, слава Богу, не Сергей Лазарев. Меня обнимали люди, жали руки и говорили, чтобы я не обращал внимания на идиотов. И мне снова не пришлось показывать паспорт на контроле. Вы будете удивлены, но даже самая красивая женщина на Земле Филипп Киркоров паспорт достает. А я — нет!

А вот СБУ не разделяет народной любви — теперь фамилия Кушанашвили официально в списке «невъездных». Похоже, даже это вас не останавливает: еще неделю назад вы готовились к поездке в Киев. Сознательно готовы подвергнуть себя унизительной процедуре депортации?

Само собой, я не поеду в Киев, чтобы специально нарваться на депортацию. Я не эстрадный артист и в заметках на тему, как меня позорно депортируют и какой я «Алексей Панин», не нуждаюсь. Пока человек, оклеветавший меня, не принесет официальных извинений и пока не снимут запреты, не собираюсь рисковать и ехать в страну, первым поклонником которой являюсь. Я слишком для этого самодостаточен.

Вот вы ждете извинений от Мустафы. Интересно, а перед Арсением Яценюком извиниться готовы? Ведь именно ваши высказывания в сторону представителя украинской власти в СБУ сочли оскорбительными. Вот цитата из вашего интервью LifeNews: «Мне кажется, что только один взгляд премьер-министра страны, в которую я собираюсь ехать, говорит о том, что уровень психопатии очень высок… Вот Яценюк… По глазам его видно, что он не в себе. Даже исходя из этого, поскольку он один из главных, кто ведет эту войну, можно принять решение, что с этой стороной, киевской, что-то не так…»

С вашего позволения, пару слов о Мустафе. Когда мне зачитали его сообщение, я думал, что это какая-то юмореска. Но то, что он пишет — не смешно. Нужно было это сделать с иронией, изящно, а не голым языком, как Геннадий Зюганов.

Как человек, который ни хрена обо мне не знает, осмелился говорить в мой адрес столько чуши, ссылаясь на смонтированные кадры?! Когда я позвонил на LifeNews с претензией, они были вынуждены признать: это монтаж!

Что же касается вашего премьера — в моем окружении принято подтрунивать и смеяться над кем угодно. Если сделать выборку, что я говорил о ком-то — там такие ужасы. Боже ж ты мой, даже о себе порой я отзывался «пьяная мразь»…

Но ваше, как вы говорите, «подтрунивание» над Яценюком все же сочли оскорблением для Украины.

Я не отождествляю одного человека, о котором было сказано в том интервью, со всей страной. Для меня Украина — это жители Подола, где я жил восемь лет… А если возбранить даже иронические высказывания в адрес политиков, то вы получите ровно то, что хотите. Все знают, что я сказал смешно, все хихикают и обнимают меня, а потом оказывается, что название этому — «враг Украины».

Принести извинения? Для меня никогда это не было проблемой. Я и детей своих этому учу. Если человек, не зная моей специфики и моей специальности, вдруг не понял, что я сказал это для того, чтобы люди улыбались, если было задето и оскорблено чьи-то достоинство и честь, если мои слова ИЗОБИДЕЛИ — я могу подойти и протянуть руку.

И я приношу вашему премьер-министру Яценюку свои извинения через вашу самую популярную, назло всем вашим конкурентам, газету. Если это поможет устранению недоразумения, склоняю голову и приношу свои искренние извинения.

Никогда в своей деятельности я не исходил из того, как и кого побольнее лягнуть. Я думал, что делаю это смешно. Но я не хочу, чтобы дети Яценюка эти слова услышали и подумали, что к их отцу относятся так негативно. Может, проблема в том, что в его семье не такая атмосфера гомерического хохота царит, как в моей?

Чисто теоретически есть возможность отменить решение СБУ о запрете на въезд и признать его таким, что противоречит законодательству — об этом говорят юристы международного права. Воспользуетесь?

Если юристы, опираясь на мои извинения, добьются того, чтобы снять запрет, буду бесконечно благодарен. Но сам втягиваться в судебные разборки не хочу.

Я ничего не смыслю в большой политике, я ж не Мустафа и даже не ополоумевший писака Проханов, но я умоляю выпустить Савченко и Сенцова из тюрьмы. И за это я готов стоять на Красной площади, но за себя — извольте. Я лучше посмотрю, как в очередном матче сыграет донецкий «Шахтер».

А как на ваши политические заявления реагирует ваше окружение? Никто не отвернулся?

Нет среди моих друзей людей, которые бились бы из-за дурацкого определения «вежливые люди в камуфляжах». У моего окружения лицо другое. Мы с друзьями никогда не спорим о происходящем, и единственное, о чем договариваемся, когда встречаемся — у гробов нет национальности. Гроб, который получает мама из Смоленска, и гроб, который получает мама из Харькова, — это одинаковые гробы. Там лежат парни, погибшие ни за что.

За последнее время я пережил двойную трагедию. Личную. Сначала ушел мой брат, потом погиб Кузьма — мой второй и последний брат… Никто из друзей не мог от меня отвернуться — иначе какой он мне друг? Мне 46-й год. Если я не разобрался в людях, то в чем я тогда разобрался — в песнях певицы Нюши?

Кстати, ваш хороший знакомый Саакашвили тоже жестко критикует правительство.

Знаете, он не заслуживает тех сатирических обличений, которыми его удостаивают. В свое время он преобразил Грузию — как Фрэнк Синатра преображал пространство своим пением. Это факт, и его ни одна магия мира не отменит. А вот его модель поведения — априорно раздражающая. Чересчур искреннему Саакашвили нужно сменить слюну из ротовой полости и распрощаться с популизмом. Хватит уже выезжать на задворки Одессы, обнимать бабушку и говорить, как он ее любит — сделай так, чтобы у нее на 50 тысяч стало больше, а потом включай пластинку «я люблю тебя».

В скором будущем я увижусь с Саакашвили, и мне очень хочется понять, что он как «главный тренер Одессы» хочет добиться на этом посту? Потому что пока слышу только «бла-бла-бла».

С кем еще из грузинской команды, работающей сейчас в Украине — Деканоидзе, Згуладзе, Сакварелидзе, Квиташвили, — знакомы лично?

Клянусь грудной клеткой Ани Семенович, эти фамилии мне ни о чем не говорят. И даже живущие в Тбилиси их не очень-то знают — я проводил соцопрос.

Лолита Милявская рассказывала, что ее первоначально тоже включили в черный список, но потом «здравый смысл восторжествовал» и ее вычеркнули — дочь живет в Киеве. У вас тоже дети в Киеве проживают — 18-летние близнецы Георгий и Николос…

Я никогда на это не стану напирать, иначе они отвернутся от меня! В моей семье культ приватности, если кто еще не понял. Кроме старшей дочки Даши, никого даже в соцсетях нет.

Моя семья практически как у Эроса Рамазотти — никто до сих пор не знает, как выглядит его дочь. Я могу говорить о них только по их воле, если употреблю их имена — они будут в ярости!

Какого мнения об отце его украинские сыновья?

Они говорят, что я — выдающийся придурок! Смеются надо мной, и это в порядке вещей. Смотрят меня по телевизору и могут прямо сказать: «Рожа была испитая». Поощряю это — я же не Иосиф Джугашвили. По сравнению с моими детьми дети других публичных людей — имбецилы и инфузории туфельки. Мои сыновья умные, и у них все в порядке.

В условиях жесточайшего политического, идеологического и мировоззренческого противостояния, по-вашему, что нужно сделать Украине, чтобы она находила, а не теряла союзников?

Когда один украинский футболист (в ходе разговора Отар признался, что имеет в виду Евгения Селезнева. — Авт.) приехал в Россию играть за дерьмовую команду, в сравнении с которой луганская «Заря» покажется «Барселоной», я спросил: «Почему в такой тяжелый момент для страны ты приехал туда, где унижают твоих соотечественников? Неужели совсем уже не сводишь концы с концами?» И он ответил мне глаголом, эквивалентным глаголу начхать, только гораздо грубее. Похоже, этот паренек гордится своей сермяжностью.

К чему я веду: Украине надо замечать своих друзей, настоящих. А вы даже из меня делаете врага. Ну как может быть врагом тот, кто дружит с Вакарчуком, кто отказался от переводчика и учился говорить по-украински, кто защищает Надежду Савченко?

А пока у меня «проблемы с Мустафой», все ваши специалисты отсиживаются на русских телеканалах. Все украинские политологи здесь! И когда я узнаю, как они подвергают критике ваше правительство и за какие деньги — думаю: боже мой, вот это для вас не проблема, а любящий я — проблема.

А как у вас с работой в России?

Я никогда не кормился исключительно доходами от журналистики. Я всегда был парнем с мозгами примерно такой эффективности, как у героя Джорджа Клуни в «11 друзей Оушэна». Да, я сейчас в изоляции. Есть только я и мои друзья. Работу в России сейчас мне найти практически невозможно. Но я столько чепуховых людей пережЕвал и пережИвал, что уверен — ситуация наладится, и я, парень с высочайшим уровнем IQ, вскоре приеду к вам поднимать миллионам украинцев настроение с утра. Вот тут можете написать: «после этих слов герой самовлюбленно вздохнул».

Автор интервью: Елена Юрченко