Откупная от преступления.В Верховной Раде готовят индульгенцию для убийц

130

Стараниями народных депутатов состоятельные преступники, осужденные за тяжкие преступления, смогут выйти на свободу.

Парламент нынешнего созыва работает гораздо эффективнее предыдущих. Чуть ли не на каждом заседании депутаты принимают реформаторские законопроекты. Причем, пакетами. Бдительная часть общественности, впрочем, постоянно «вылавливает» в законодательных инициативах коррупционные составляющие, которые потом со скандалом убирают. Поэтому довольно странно, что независимые эксперты не обратили пристальное внимание на законопроект №2033а.

Дьявол в мелочах

Проект закона носит очень благородное название: «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно обеспечения отдельным категориям осужденных права на правосудный приговор». Его авторы – шесть общественных деятелей, лоббирует принятие документа парламентом депутат от «Самопомочи» Оксана Сыроид. Авторы предлагают дать возможность осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления обжаловать окончательные приговоры. Речь идет о тех узниках, которых судили во время действия в стране старого Уголовно-процессуального кодекса (до 2012 года).

В объяснительной записке к законопроекту в качестве ключевого обоснования его принятия указано следующее (цитирую): «В течение длительного времени правозащитники настаивают на необходимости пересмотра окончательных приговоров по делам о тяжких и особо тяжкие преступлениях, в которых обвинение основывалось исключительно на показаниях, полученных в результате пыток, других нарушений права на отказ давать показания или показаний в отношении себя, членов семьи или близких родственников и тому подобное. Установление этих нарушений влечет признание этих судебных решений неправосудными. Примерами таких решений являются приговоры, принятые по делам Александра Рафальского, Максима Дмитренко, Владимира Панасенко и многих других».

Выше и далее автором специально выделены нюансы, поскольку в них кроется подвох.

Трудно поспорить с тем, что людей, осужденных к длительному сроку или к пожизненному заключению незаконно, тем более – с применением пыток, нужно непременно освободить и реабилитировать. Даже странно, что отечественный законодатель за 24 года не предусмотрел в праве соответствующие нормы. Однако в Главном научно-экспертном управлении Верховной Рады настаивают, что авторы законопроекта несколько заблуждаются.

В своих выводах эксперты управления указали:

«На наш взгляд, все перечисленные (в законопроекте – прим. авт.) основания в полной мере охватываются действием пунктов 1 и 2 части второй статьи 459 «Основания для осуществления уголовного производства по вновь открывшимся обстоятельствам» действующего УПК, согласно которым вновь открывшимся обстоятельствам признаются: 1) искусственное создание или подделки доказательств, неправильность перевода заключения и пояснения эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, на которых основывается приговор; 2) злоупотребление следователя, прокурора, следователя судьи или суда в ходе уголовного производства».

На самом деле штатные парламентские правоведы дипломатично промолчали о том, что не все предложенные авторами законопроекта основания учтены в действующем законодательстве.

На сегодняшний день осужденный, приговор которого подтвержден всеми судебными инстанциями и вступил в законную силу, может претендовать на пересмотр своего дела и на отмену приговора в том случае, если в отдельном судебном производстве будет доказано, что улики и показания против него добыты незаконным путем, и соответствующее судебное решение вступит в силу. На практике так происходит в основном тогда, когда в руки правосудия попадает человек, за преступления которого отбывает наказание невиновный.

Тем не менее, утверждая, что невиновно осужденный в Украине вообще не имеет права на справедливый пересмотр приговора, авторы законопроекта № 2033а, мягко говоря, заблуждаются. На самом деле они предлагают значительно расширить такие права. И в их предложении, как дьявол в деталях, кроется лазейка, которой смогут воспользоваться не только жертвы произвола системы, но и бандиты, сохранившие по эту сторону колючей проволоки солидные состояния.

Рассмотрим некоторые предложенные в 2033а поправки подробнее. Согласно законопроекту, жалоба на приговор может быть подана защитником в интересах осужденного на том основании, что обвинительный приговор основывается исключительно на:

1) явке с повинной и / или показаниях подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, предоставленных во время дознания, досудебного следствия, полученные с нарушением права на отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников, или от которых соответствующий подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший в дальнейшем отказался, или которые не подтвердились в ходе судебного разбирательства;

2) показаниях, полученных от лица, сначала бывшего свидетелем, а в дальнейшем ставшим подозреваемым, обвиняемым, подсудимым в этом или другом уголовном деле;

3) искаженных обстоятельствах, которые явно не соответствуют исследованным в суде доказательствам, которые имеют существенное значение;

4) обстоятельствах, установленных на основании доказательств, полученных с существенным нарушением права лица на защиту во время дознания, досудебного следствия или судебного разбирательства.

Ящик Пандоры открывает именно пункт первый. Исходя из него, любой осужденный за тяжкие или особо тяжкие преступления, производство относительно которого осуществлялось по УПК 1960 года, если он написал явку с повинной (не важно, под пытками или же из-за мучений совести или под давлением улик), может претендовать на пересмотр своего дела. Кроме того, чтоб получить шанс на свободу, осужденному достаточно отказаться от своих показаний. Или убедить так поступить свидетелей или потерпевших.

Шанс для маньяка

Самый известный из ныне живущих осужденных, в основе обвинения которого лежат явки с повинной (не одна, а более полусотни) – «пологовский маньяк» Сергей Ткач. Он отбывает пожизненное наказание за более чем 50 убийств. «Серийник», в молодости поработавший экспертом-криминалистом, не оставлял никаких следов. Поймать его удалось благодаря одному случайному свидетелю. После чего Ткач начал строчить явки с повинной, которые стали основой обвинительного заключения. Отметим, что он сознался в большем количестве убийств, чем доказано в суде.

Если народные депутаты проголосуют за законопроект № 2033а во втором чтении и президент не воспользуется правом вето, маньяк Ткач получит право на пересмотр своего дела. Как и Сергей Довженко, убивший с 1999 по 2002 год 19 человек, среди которых 12-летняя девочка и четыре сотрудника МВД. В основе дела Довженко его признательные показания, от которых он отказался в 2003 году.

Известные как «днепропетровские маньяки» Виктор Саенко и Игорь Супрунюк, на совести которых, согласно приговору, смерть 21 человека, тоже получают шанс на свободу. Оба перед началом судебного процесса отказались от данных ранее признательных показаний и до сих пор отрицают свою вину. Более того, Супрунюк заявляет, что признался под пытками. «Мне на голову надевали пакет и заставляли писать под диктовку признания», — сказал он в суде. То, что заявления о пытках не были подтверждены фактически, не помешает Супрунюку воспользоваться нормами 2033а.

Авторы и лоббисты законопроекта № 2033а, презентуя этот документ, названных мною «жертв судебного произвола» почему-то не упоминают, несмотря на то, что те тоже подпадут под действие предлагаемых депутатам поправок (если, конечно, они будут приняты). Как и сотни других «узников совести», осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, приговор которым не согласуется с нормами проекта № 2033а. В то же время авторы проекта в качестве примера якобы невинно осужденных, как сказано выше, указывают на троих «сидельцев»: Максима Дмитренко, Александра Рафальского и Владимира Панасенко.

Первый отсидел девять лет за одно из убийств, совершенных маньяком Сергеем Ткачем. Де-юре было доказано, что его осудили незаконно. В 2012 году Дмитренко был полностью оправдан и выпущен на свободу. В начале этого года он умер. То есть, от принятия № 2033а ему, увы, не холодно и не жарко. А вот с двумя другими всё гораздо сложнее.

По версии следствия, сын успешных, как по меркам провинции, предпринимателей Александр Рафальский создал и возглавил банду так называемых «чёрных маклеров», которые убивали людей ради их недвижимости. В апреле 2001 года во время сельскохозяйственных работ вблизи Тетиева Киевской области случайно обнаружили четыре расчлененных трупа (на самом деле, по мнению обвинения, жертв было пять, но тело одной из них до сих пор так и не нашли). Спустя несколько месяцев следствие вышло на Рафальского и его подельников, в частности Степана Чернака. Приговор был вынесен в 2004 году. Рафальский и Чернак осуждены к пожизненному заключению.

До сих пор главный фигурант дела и его адвокаты утверждают, что дело было построено на показаниях, полученных под пытками (подробнее тут и тут). Однако бросается в глаза, что осужденный и его защитники стараются публично не обговаривать детали (см. здесь и здесь), также ставшие основой обвинения. Так или иначе, дополнительные улики и важные показания свидетелей следствие получило благодаря «явкам» фигурантов дела, от которых обвиняемые впоследствии отреклись. Защита дискредитировать эти улики в суде не стала, однако № 2033а позволит ей дискредитировать дело в целом.

С Панасенко всё ещё интересней. Если вы откроете официальный список авторов законопроекта № 2033а, размещенный на сайте Верховной Рады, в его конце вы найдете гражданского активиста Панасенко Татьяну Владимировну. Это дочь осужденного пожизненно Владимира Панасенко, ранее известного львовскому уголовному розыску как криминальный «авторитет» по кличке Десант. На скамью подсудимых он попал после неудачной попытки покушения на партнера по бизнесу. А столь строгое наказание Панасенко получил потому, что от взрыва бомбы, заложенной под авто намеченной жертвы, погибла случайная прохожая – 14-летняя гимназистка Маричка Куцында.

Очевидной связи между Владимиром Панасенко и Александром Рафальским, упомянутыми в объяснительной записке к законопроекту № 2033а в качестве жертв произвола судебной системы, нет. Ну, если не считать того факта, что оба они довольно таки обеспеченные люди, хотя и не могут ввиду очевидных причин наслаждаться небедной жизнью. Но мы «копали» в этом направлении задолго до появления на рассмотрении Верховной Рады спорного проекта. И обратили внимание на то, что, как и теперь, оба фигуранта пребывают в эпицентре информационной кампании за освобождение «невинно осужденных», которая стартовала, как минимум, в 2013 году.

На протяжении 2012-2013 годов правозащитники и журналисты Алена Билозерская и Андрей Диденко создали многосерийный документальный фильм «Осужденные пожизненно». Несмотря на то, что в отечественной пенитенциарной системе содержится более тысячи потенциальных героев для «кино» на заданную тему, авторы сосредоточились лишь на фигурантах дел Панасенко и Рафальского. В 2013-ом Панасенко стал главным героем популярного ток-шоу на одном общенациональном телеканале. Причем, по нашим данным, создатели программы, возможно, были, скажем так, материально мотивированы. Еще два года назад мы провели журналистское расследование этой занятной истории, с которым вы можете ознакомиться тут и сделать собственные выводы.

Закон под заказ

Летом этого года стартовала информационная кампания в поддержку законопроекта № 2033а. В эфиры телеканалов стали попадать сюжеты о «жертвах правосудия». Правозащитники проводят пресс-конференции и флэшмобы, призывая парламент немедленно принять этот закон. Родственники осужденных за тяжкие преступления устраивают пикеты Верховной Рады, на которых, впрочем, можно увидеть завсегдатаев проплаченных митингов. Интернет пестрит статьями о том, что наконец-то незаконно осужденные жертвы пыток смогут выйти на свободу. Смею утверждать, что некоторые из них размещены на коммерческой основе.

В порыве борьбы за правое дело большинство журналистов, включившихся в кампанию, «забыли» о существовании каких-либо стандартов. Транслируя заявления осужденных о том, что их дела сфабрикованы, коллеги не утруждают себя ознакомлением с этими делами.

В хоре всеобщего «одобрямса» теряются голоса отдельных юристов, которые указывают на то, что № 2033а противоречит одной из основополагающих норм права – res judicata – окончательности судебного решения, чем нарушает принцип верховенства права. Законопроект по умолчанию дискредитирует многие законченные судебные процессы по двум категориям уголовных дел.

Кроме того, отдельные правоведы говорят о несправедливости законопроекта. Ведь он позволяет добиться пересмотра приговора только осужденным за тяжкие и особо тяжкие дела, другим же категориям осужденных право восстановить свое честное имя он не дает.

Нивелируется также понятие «вновь выявленные обстоятельства». По умолчанию таковыми считаются юридически установленные факты, указывающие на невиновность осужденного. Законопроект № 2033а, в случае его принятия Верховной Радой и подписания президентом, сам по себе станет «вновь выявленным обстоятельством».

Возникает риторический вопрос: зачем и кому это нужно? Ответ я нашел в комментарии одного посетителя на специализированном юридическом интернет-ресурсе. «Очевидно только одно: в законопроекте заложено начало, по которому хотят провести пересмотр конкретных дел в апелляции по заявлениям адвокатов, а остальные дела отсеют», — написал он.