Падение стального колосса

799

Правительство Китая наконец решилось на действенные меры по сокращению перепроизводства в тяжелой промышленности. Предыдущие попытки наведения порядка в сталелитейной и угольной отраслях были скорее декларацией о намерениях, поскольку реальные действия привели бы к масштабной потере рабочих мест. Это чревато социальными взрывами, но властям пришлось пойти на этот риск, поскольку спрос на внутреннем рынке упал, экспорту препятствуют мощные протекционистские барьеры, а вопрос о рыночном статусе китайской экономики остается открытым.

Обложили

По мнению экспертов Platts, кризис на рынке стали обусловлен даже не низким спросом, а глобальным перепроизводством, основная часть которого сосредоточена в Китае. Как крупнейший в мире производитель, эта страна имеет и самый высокий уровень избытка мощностей. Правительственная газета People’s Daily утверждает, что примерно половину из 800 млн тонн стали, выплавленной в 2015 году, следует считать произведенной избыточными мощностями.

Настолько масштабное перепроизводство возникло в результате строительного бума, который сменился глубоким спадом из-за огромного избытка нераспроданных жилых домов в небольших городах. Соответственно, объемы нового строительства сократились, а это привело к снижению потребления стальной продукции, а резкое снижение спроса в свою очередь поставило отрасль на грань катастрофы. По данным CISA, за первые 11 месяцев 2015 года убытки крупных и среднего размера сталелитейных заводов составили 53,1 млрд юаней (8,18 млрд долл.). За этот период у 101 предприятия, входящего в состав CISA, годовой спад общего объема продаж составил 19,3%. Заводы усматривали спасение в экспорте, и на заморские рынки обрушилась лавина дешевой китайской стали: в 2015 году экспорт нерафинированной стали увеличился на 25,5%, до 112 млн тонн.

Разумеется, производители других стран не дремали. По данным South East Asian Iron & Steel Institute, против китайского экспорта возбуждено более 20 антидемпинговых расследований, причем семь из них проводятся в странах Юго-Восточной Азии. В феврале Евросоюз начал три новых расследование импорта из Китая и теперь в общей сложности рассматривает 12 исков против китайских экспортеров. При этом в Брюсселе прошел многотысячный марш протеста работников металлургической промышленности, которые требовали от Еврокомиссии прекратить демпинг Китая на европейском рынке стали. В митинге приняли участие топ-менеджеры ведущих сталелитейных компаний, в том числе глава европейского филиала Tata Steel и исполнительный директор ArcelorMittal.

Кроме того, в июне прошлого года американские производители, включая Nucor Corp. и US Steel Corp., инициировали антидемпинговые расследования против импорта из ряда стран, и правительство согласилось с доводами стального лобби. Во-первых, был принят закон, предоставивший право Министерству торговли вводить пошлины на импорт стали на этапе предварительного расследования, что позволяет быстро реагировать на рост поставок. Во-вторых, Министерство торговли США восприняло его как руководство к действию. В декабре ведомство ввело предварительные антидемпинговые пошлины в отношении импорта холоднокатаной полосовой стали из России, Бразилии, Китая и Индии. Характерно, что для китайских экспортеров пошлина составила 227,29% от таможенной стоимости стали. Кроме того, 21 декабря было решено оставить в силе антидемпинговую пошлину на углеродистый стальной лист фиксированной длины из Китая, а 18 февраля Министерство торговли начало антиобходное расследование по импорту этой продукции: Nucor Corp. и SSAB Enterprises пожаловались, что в китайскую сталь были добавлены незначительные количества легирующих элементов, которые не влияют на характеристики металла, но позволяют избежать антидемпинговых мер. Наконец, в феврале было объявлено о введении предварительных пошлин на импорт холоднокатаной стали из семи стран, включая Китай и Россию, причем против китайской продукции размер пошлины составил 265,79%.

На этом фоне зависает в воздухе вопрос о предоставлении Китаю статуса государства с рыночной экономикой, что значительно сократит возможности защиты от китайского экспорта. Девять металлургических ассоциаций, включая Eurofer, призвали правительства западных стран не признавать Китай рыночной экономикой с 1 декабря 2016 года, хотя это предусмотрено условиями вступления Китая в ВТО в 2001 году. Они утверждают, что китайские компании пользуются незаконной поддержкой государства. На сегодня мнения разделились. США выступают против положительного решения. В ЕС тоже идут дебаты: Великобритания ратует за, Италия категорически против, а эксперты Eurofer утверждают, что если подобьный статус будет предоставлен Поднебесной, китайский экспорт уничтожит до 3,5 млн рабочих мест в Европе.

Китай призвал Евросоюз не увязывать торговлю стальной продукцией с вопросом о предоставлении Китаю статуса рыночной экономики и не использовать ее как оправдание для продолжения дискриминационной и несправедливой политики по отношению к китайским компаниям. Премьер-министр Китая Ли Кекян заявил, что Пекин намерен сократить производство стали. Шведский комиссар приветствовал заявление, но добавил, что такие обязательства «должны быть переведены в конкретные результаты и как можно скорее».

Наступление на зомби

4 февраля Пекин объявил, что планирует сократить избыток мощностей на 150 млн тонн, закрыв устаревшие заводы и запретив реализацию любых новых проектов. Министерство торговли Китая сообщило, что правительство уже приняло ряд дорогостоящих мер, и это приносит свои плоды. Комментируя эти планы, европейский промышленный альянс Aegis, объединяющий предприятия около 30 отраслей из 17 стран, сообщил, что данную цифру нельзя назвать пренебрежимо малой, но при совокупном избытке 340 млн тонн 150 млн тонн явно недостаточно. Конечно, это шаг вперед, и решиться на него было непросто: по оценкам правительственных экспертов, вместе с сокращением 500 млн тонн угольных мощностей реализация плана в сталелитейной отрасли приведет к потере 1,8 млн рабочих мест. Правда, в Пекине конкретных сроков не называли, хотя в китайской прессе мелькали предположения, что это займет от трех до пяти лет.

По поводу реалистичности указанных планов в последнем обзоре Morgan Stanley Research «Turnaround in Steel Outlook» – первом из новой серии China Supply Side Reforms – говорится, что многие из реформ направлены на устранение причин, обусловливающих перепроизводство. Основная из этих причин – предприятия-«зомби», т. е. государственные предприятия, которые поддерживают свое существование только за счет субсидий и банковских займов. По мнению экспертов Morgan Stanley, если названные реформы окажутся эффективными, сталелитейная промышленность Китая пойдет в рост уже в текущем году, поскольку сокращение поставок начнет восстанавливать рыночный баланс в условиях уменьшающегося спроса.

В последние годы китайские производители ориентировались только на наращивание мощностей. Государственное стимулирование и грандиозный приток иностранного капитала после кризиса 2008 года привели к повышению спроса на все: от цемента и меди до нефти и стали. Гигантские инвестиции поступали в развитие инфраструктуры, резко ускорилась урбанизация. Даже в 2011 году, когда спотовые цены начали падать, Китай продолжал увеличивать мощности, и в 2012 году они составили 730 млн тонн, а в 2013-м выросли еще на 12%, до 815 млн тонн. Стальная продукция захлестнула внутренний рынок, и спрос начал снижаться. По данным CISA, к ноябрю 2015 года 48% членов Ассоциации терпели убытки. Наконец, после достижения пика 823 млн тонн в 2014 году в отрасли началось сокращение объемов производства: в 2015-м годовой спад выплавки нерафинированной стали составил 2,3%.

Тем не менее, чтобы сохранить рабочие места, местные власти часто предоставляли финансирование убыточным компаниям-зомби. Чтобы вывести их с рынка, в прошлом году правительство учредило фонд в размере 100 млрд юаней (около 15,4 млрд долл.). Эти средства предназначены для выплаты компенсаций уволенным рабочим, финансирования программ социального обеспечения и поддержки инициатив по закрытию заводов в ряде отраслей, страдающих от перепроизводства, включая сталелитейную промышленность. По мнению экспертов Morgan Stanley, сейчас Пекин проявляет намного меньшую толерантность по отношению к неконкурентоспособным, неэффективным и стабильно убыточным государственным предприятиям. У правительства есть и другое важное соображение: нарастание экологических проблем, в значительной мере связанных с эмиссией сталелитейных заводов. Поэтому аналитики Morgan Stanley полагают, что именно сталелитейная промышленность получит львиную долю выделенных средств – не менее половины. А этого будет достаточно для вывода с рынка около 100 млн тонн избыточных мощностей.

При этом авторы обзора отмечают, что немалую роль в сокращении объемов производства сыграют и частные компании: «Когда прибыльность упала до исторического минимума, все большее количество участников отрасли начало добровольно уходить с рынка». По данным Morgan Stanley, из 68 млн тонн мощностей, закрытых в 2015 году, только 18 млн были закрыты по распоряжению правительства. В банке считают, что новая программа реформы будет эффективной. Впервые за последние года цены на сталь в Китае начали восстанавливаться. Рейчел Цзан, возглавляющая отдел анализа китайского рынка, предсказывает: «Мы ожидаем, что в 2016 году эта реформа приведет к сокращению объемов производства стали на 6-9%, в результате загрузка мощностей увеличится вплоть до 80% к концу года, в 2017-м последуют дальнейшие улучшения, которые во многом решат проблему перепроизводства».

Разумеется, есть и сдерживающие факторы. Местные власти могут не сдержать своих обещаний, опасаясь роста безработицы и безнадежных долгов. При этом торможение китайской экономики способно и дальше давить на спрос, и может потребоваться более значительное сокращение мощностей, которое трудно осуществить без серьезных политических и социальных последствий.

Тем не менее, похоже, что Пекину придется пойти на радикальные меры – и назвать конкретные сроки.

Автор материала: Галина Резник