«Панамские документы»: Украинский след офшорного скандала

185

«Панамские документы» – документы, полученные от юридической фирмы Mossack Fonseca в Панаме, оказывающей услуги по регистрации и ведению офшорных компаний. Документы были получены немецкой газетой Süddeutsche Zeitung и предоставлены Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) и Центру по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Сайт собрал «украинские сюжеты» глобального расследования.

Офшорный налоговый маневр Порошенко

Когда в 2014 г. Петр Порошенко боролся за высший государственный пост, он обещал избирателям, что продаст принадлежащую ему компанию Roshen — крупнейший кондитерский бизнес в Украине, чтобы полностью сосредоточиться на управлении страной.

Однако действия финансовых советников Порошенко и его самого заставляют предположить, что на деле он был больше озабочен собственным благом, чем благом страны. В погоне за собственными интересами Порошенко (его состояние оценивается в 858 млн долл.), по мнению некоторых, даже позволил себе дважды нарушить закон, представить недостоверную информацию и лишить страну крайне нужных ей в ситуации войны налогов.

Произошло это, когда он учредил офшорную холдинговую компанию, чтобы перевести свой бизнес в юрисдикцию Британских Виргинских Островов (БВО). Этот офшор с недоброй славой часто используют те, кто хочет скрыть собственность или уйти от налогов. Его финансовые консультанты говорят, что БВО были выбраны, чтобы сделать корпорацию Roshen более привлекательной для потенциальных покупателей из-за рубежа. Но одновременно это означает, что Порошенко мог сэкономить миллионы долларов налогов, которые иначе он должен был платить в Украине.

Горькая ирония этой истории заключается, в частности, в том, что новость о «президентском офшоре» появляется в тот момент, когда украинское правительство активно борется с использованием «налоговых гаваней», из-за которых, по данным одной из международных организаций, страна недополучает ежегодно 11,6 млрд долл.

Действия Порошенко могут противоречить закону ввиду двух обстоятельств: он открыл новую компанию, находясь в кресле президента, и не указал этот актив в финансовой декларации.

Как следует из документов Mossack Fonseca, 4 августа 2014 г. старший сотрудник юридической конторы Dr. K. Chrysostomides & Co LLC Джордж Иоанну направил в учредительный отдел фирмы Mossack Fonseca электронное письмо с просьбой зарегистрировать новую компанию в интересах «человека, связанного с политикой».

«Речь идет о холдинговой компании для его бизнеса, <…> она не будет иметь никакого отношения к его политической деятельности», — указал в письме Иоанну и попросил сообщить, возьмется ли фирма за это поручение.

Через 17 дней учредительные документы на компанию «с украинскими корнями» были поданы в регистрационный департамент БВО.

В качестве адреса для новой компании, названной Prime Asset Partners Ltd. (схоже с названием украинской холдинговой компании Порошенко), было выбрано здание Akara Building, где имеют «прописку» тысячи офшорных фирм со всего мира. Единственным владельцем стал Порошенко, указавший свой киевский адрес. Приложенная к документам копия паспорта подтверждала, что бенефициарным владельцем был именно президент Украины.

В данных Mossack Fonseca четко оговаривается, что Prime Asset Partners отведена роль холдинговой компании для украинских и кипрских структур кондитерской корпорации Roshen, а источником средств должны служить «доходы от коммерческой деятельности».

Исполнительный директор отделения Transparency International в Украине Алексей Хмара заявил OCCRP, что речь идет о серьезной проблеме. По его словам, здесь имеет место конфликт интересов и, вполне вероятно, нарушение как конституции, запрещающей президенту заниматься бизнесом, так и антикоррупционного законодательства, по которому запрет на частную коммерческую деятельность распространяется на всех чиновников.

«Если создается новая компания, где государственный чиновник (уже после избрания на должность) указывается в качестве бенефициара, это значит, что он напрямую вовлечен в бизнес, — говорит Хмара. — Тогда налицо нарушение закона, вне зависимости от обстоятельств (при которых регистрировалась компания) или места регистрации».

Кроме того, президент не указал свою новую офшорную компанию и «вспомогательные» компании в финансовой декларации за 2014 г., что может быть еще одним нарушением закона. Нет сведений об этом и в декларациях за 2015 г. Киевская компания по управлению финансами ICU, консультирующая президента Порошенко, сообщила, что были учреждены еще две структуры: CEE Confectionery Investments Ltd. (зарегистрирована на Кипре в сентябре 2014 г.) и Roshen Europe B.V. (зарегистрирована в Нидерландах в декабре 2014 г.). При этом холдинговая компания с БВО владеет кипрской компанией, которой в свою очередь принадлежит голландская компания.

Более того, в декларации о доходах за тот год нет соответствующего упоминания ни о полученном за рубежом доходе, ни об инвестициях в уставный капитал иностранных компаний.

В присланном по электронной почте письме управляющий директор ICU Макар Пасенюк объясняет, что это связано с тем, что «акции зарегистрированной на БВО Prime Asset Partners Limited не имеют номинальной стоимости. При этом в декларации за 2014 г. необходимо было указывать только подобные акции».

Однако согласно документам, полученным OCCRP, с самого момента регистрации 21 августа 2014 г. акции Prime Asset Partners Ltd. на самом деле стоят 1000 долл., а их единственным владельцем записан Порошенко. Общая стоимость акций ее кипрской «дочки», CEE Confectionary, составляет 2000 долл., а голландское подразделение, Roshen Europe B.V., имеет уставный капитал, равный 85 долл. По мнению экспертов, хотя речь идет об относительно небольших деньгах, эти сведения должны быть задекларированы. Когда журналист OCCRP спросил финконсультантов Порошенко об этом несоответствии, они заявили ему, что у него неверная информация.

Хотя укажи президент новые иностранные активы в декларациях в столь критический для Украины момент борьбы с сепаратизмом в Донбассе, к нему могли бы возникнуть очень неудобные вопросы.

По просьбе OCCRP документы о компаниях, открытых Порошенко на БВО, Кипре и в Нидерландах, просмотрел аналитик украинского отделения Transparency International Евгений Черняк. Он обратил внимание на то, что в президентской декларации о доходах за 2014 г. нет «ни слова о зарубежных активах» в графе, посвященной владению акциями.

Черняк заявил, что отсутствие сведений об акциях Asset Partners Limited — «грубейшее» нарушение Кодекса Украины об административных правонарушениях. Имеется в виду статья «Нарушение требований финансового контроля» в том, что касается указания ложных сведений в декларациях о доходах госслужащих в нарушение правил антикоррупционного законодательства. При этом Черняк добавил, что ответственность за это нарушение Порошенко нес в течение года, который в данном случае истек 30 марта 2016 г., поэтому оно не подлежит финансовому взысканию за сведения о 2014 г.

Относительно компаний на Кипре и в Нидерландах Черняк поясняет, что старые антикоррупционные законы, которые действовали в прошлом году, не давали четкого определения понятию «бенефициарное право собственности». В связи с этим Порошенко должен раскрывать эти сведения в декларациях начиная с этого года.

Однако и этого он не сделал. В президентской декларации за 2015 г., обнародованной 1 апреля этого года, все так же нет данных о каких-либо иностранных компаниях или же о полученном за рубежом доходе от продажи их акций. По информации проекта «Панамские документы», по состоянию на 8 декабря 2015 г. Порошенко оставался прямым владельцем акций зарегистрированной на БВО фирмы Prime Asset Partners Ltd. стоимостью 1000 долл. До конца 2015 г. никаких изменений в структуре собственности зафиксировано не было.

Финансовый консультант президента Макар Пасенюк 22 марта этого года, отвечая OCCRP, заявил, что после вступления в силу нового законодательства «все компании, где бенефициарным владельцем является этот клиент, будут должным образом задекларированы».

Российские партнеры Гонтаревой

Валерия Гонтарева до перехода в НБУ была бизнес-партнером российского чиновника. Только секторальные санкции США и ЕС против России прекратили совместный бизнес Гонтаревой с российским государственным финансистом, который занимал ей десятки миллионов гривен. Это программа «Наші гроші» нашла в утечке документов панамской юридической компании Mossack Fonseca, которая специализируется на регистрации офшорных компаний.

На начало 2016 г. глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева акцентировала: в Украине нет российских банков, а есть украинские банки с российским капиталом. «Если будет решение СНБО относительно этих банков по санкциям, мы будем его выполнять», — подчеркнула Гонтарева.

Для того чтобы компания самой Гонтаревой — Финансовая группа ICU — разорвала отношения с российским капиталом и российскими чиновниками, тоже понадобились санкции. Но не СНБО, а США и ЕС.

Финансовая группа ICU, которую возглавляла Гонтарева с 2007 г. до перехода в НБУ, создана в 2006 г. Состоит из КУА «Инвестиционный капитал Украина», одноименной инвестиционной компании, и банка «Авангард» (с 2013 г). Соучредителем КУА «Инвестиционный капитал Украина» с момента основания был муж Гонтаревой Олег. Сейчас главное юридическое лицо группы оформлено на компанию ICU holdings limited (Британские Виргинские острова).

Согласно документам Mossack Fonseca и Национального банка Украины, ICU имела тесные отношения с заместителем председателя Внешторгбанка России (ВТБ) Юрием Соловьевым. Фактически четверть ICU недавно принадлежала жене Соловьева, а офшорные компании под управлением ICU получали ссуды от офшоров Соловьева.

Юрий Соловьев с 2008 по 2011 гг. возглавлял «ВТБ Капитал» и был вице-президентом банка ВТБ. С мая 2011 г. занимает кресло первого заместителя президента банка ВТБ. Живет в Лондоне. ВТБ — второй по величине активов банк России, первый по размеру уставного капитала. Основан в 1990 г. Мажоритарный владелец — правительство Российской Федерации.

Так, в декабря 2013 г. офшор Соловьева Quillas Equities выдал заем в 10 млн долл. офшору Keranto Holdings Ltd (BVI). Деньги перечислили на счета Keranto в кипрской «дочке» ВТБ — RCB Cyprus. В соглашении о займе указан почтовый адрес Keranto. Он полностью совпадает с центральным офисом группы ICU в киевском бизнес-центре «Леонардо». Соглашение сопровождает Дмитрий Недельчев, который на сайте ICU значится как специалист по операционному управлению и член инвестиционного комитета.

Точно установить дату, когда российский государственный финансист стал не только заемщиком, а совладельцем ICU, невозможно. Однако в первом же раскрытии структуры собственности банка «Авангард» в январе 2014 г. видно, что «Авангард» принадлежит ICU через Westal Holdings Ltd. А четверть ICU Holdings Limited (22,74%) принадлежит Cordova Management Ltd. Владелица Cordova Management — Улютина Г. А. (Россия, Москва) — имеет такую ​​же долю в ICU, как и сама Гонтарева. Еще по 22,74% у управляющих партнеров — Константина Стеценко и Макара Пасенюка.

Галина Олеговна Улютина — жена вышеупомянутого Юрия Соловьева. Улютина остается совладельцем ICU Holdings Limited и в июне 2014 г., когда сама Гонтарева продает свою долю в компании.

Партнерство между компаниями председателя НБУ и семьей госбанкира России формально прекращается только в августе 2014 г. Вряд ли причиной этому может быть российская агрессия, которая на тот момент продолжается уже более полугода. И этот разрыв отношений совпадает по времени с секторальными санкциями США и ЕС, которые вводятся против госсектора России в конце июля. Попадает в санкционный списков и ВТБ. Уже 1 сентября «выясняется, что ICU выкупила долю Галины Улютиной.

В компании ICU отказались комментировать партнерство с семьей Юрия Соловьева, отметив, что, по их мнению, эта информация не является общественно интересной и важной.

В то же время присутствие Соловьева в Украине не завершилась выходом из ICU. В декабре 2014 г. он дарит свою офшорку Quillas Equities — донора ICU — Наталье Улютиной, 65-летней пенсионерке из Никополя, матери своей жены. В дарственной Соловьев подчеркивает, что «по естественной любви и доброй воле передает все права и акции» и больше не имеет на компанию никакого влияния.

Визит в Никополь показал, что владелица компании, которой бизнес председателя НБУ может еще быть должным миллион долларов, живет на 4-м этаже хрущевки, и единственное, что отличает квартиру промеж других, — новые металлические двери.

Соседи подтвердили, что Наталья Улютина постоянно проживает в Никополе, однако в настоящее время она находится в Москве. Родственники Улютиных пояснили, что Наталья поехала «сидеть с внуками».

Санкции США и ЕС, хотя и распространяются на украинский филиал ВТБ, никоим образом не отразились на его работе. По словам Валерии Гонтаревой, в украинском ВТБ усиленный мониторинг, однако никаких претензий к банку в НБУ не имеют. Кроме того, глава Нацбанка отметила значительные суммы средств, которые российский банк влил в украинский филиал.

Захур — ключ к Лазаренко

Британский миллионер пакистанского происхождения Мохаммад Захур, который живет и ведет бизнес в Украине, был причастен к масштабному расследованию, которое в 1998 г. вели украинские правоохранители. Прокуратура тогда разбиралась, действовали ли заодно украинские политики Юлия Тимошенко и Павел Лазаренко, стараясь установить контроль над газовой отраслью Украины.

За недостатком улик дело в отношении Захура возбуждено так и не было. Основанием для проверки отчасти послужило то, что следователи в тот момент изучали деятельность тысяч офшорных компаний, включая структуры Захура, которые пользовались услугами фирм на Британских Виргинских Островах (БВО) — офшорной «налоговой гавани».

В 2015 г. украинский новостной еженедельник «Фокус» оценил состояние Захура в 500 млн долл. Сюда вошли активы в сфере недвижимости, в гостиничном бизнесе, киноиндустрии, а также в области СМИ, включая англоязычную газету Kyiv Post — партнера OCCRP.

В документах, переданных Süddeutsche Zeitung, в частности, говорится, что 12 июня 1998 г. детектив полиции БВО Грэм Макдауэлл Смит, действовавший по поручению украинских властей, получил санкцию на обыск в местном офисе компании Mossack Fonseca. Целью Смита была информация о компаниях, трастах и транзакциях, связанных с Тимошенко и Лазаренко и рядом близких к ним лиц. Будущий премьер-министр Украины Юлия Тимошенко в тот момент была депутатом Верховной рады. А для Павла Лазаренко, также депутата парламента, должность премьера была уже в прошлом.

В ордере на обыск было указано, что оперативные мероприятия проводятся «в связи с делом о мошенничестве и хищениях финансовых средств».

Среди структур, которые интересовали Смита, были две компании, имевшие прямое отношение к Мохаммаду Захуру. Одну из них, Metalsrussia Corp. Ltd., он основал в 1991 г. Позднее она была переименована в ISTIL Group.

South East Asia Metal Limited — вторая из упомянутых компаний Захура — владеет контрольным пакетом акций Донецкого металлургического завода — одного из старейших предприятий на юго-востоке Украины.

По информации тогдашнего заместителя генпрокурора Украины Николая Обихода, возглавлявшего разбирательство в Украине, детективы островного государства должны были выяснить, не использовались ли структуры Захура с целью перевода «грязных» денег для Лазаренко, который в 1996–1997 гг. руководил правительством. Именно Обиход попросил полицию БВО о содействии.

Смит, Тимошенко и Лазаренко не отреагировали на просьбу OCCRP о комментариях.
Внутренняя переписка сотрудников Mossack Fonseca слабо проясняет ситуацию и содержит немало фактических ошибок: так, Лазаренко там назван премьер-министром России. В одном из писем сказано, что Лазаренко «мошеннически лишил Россию 140 млрд долл., а 10 млрд достались ему лично».
Речь идет о громком затяжном деле о возможном мошенничестве, связанном с компанией «Единые энергетические системы Украины» (ОЭСУ). В пору премьерства Павла Лазаренко ОЭСУ стала крупнейшим импортером природного газа в страну с ежегодным оборотом в 10 млрд долл. Прокуратура сочла сомнительным стремительный успех компании и ее основателей — Юлии Тимошенко, ее мужа Александра Тимошенко и друга их семьи, Александра Гравца. Возникли подозрения, что возможным это стало благодаря помощи Лазаренко.

Когда в 1998 г. украинские следователи установили, что Тимошенко и Лазаренко активно использовали структуры с БВО, были проверены тысячи компаний, зарегистрированных в этой офшорной юрисдикции, включая компании Захура.

«Сначала поступил запрос [с целью выяснить], не являемся ли мы номинальной управляющей компанией и не владеют ли Тимошенко и Лазаренко Metalsrussia», — сказал Захур в интервью 10 марта в своем изящно оформленном офисе в центре Киева.

«Затем поступил второй вопрос: «Каковы ваши отношения с ними?». Но у нас не было никаких отношений… Мы никогда не работали с ЕЭСУ. В том смысле, что они никогда не были нашими партнерами. Кое-что шло через посредников, но с ними напрямую мы не взаимодействовали», — добавляет Захур.

По словам Николая Обихода, следователи не нашли подтверждений тому, что Захур причастен к мошенничеству и подкупу в этом деле, и не стали его допрашивать.

Внутренняя переписка в Mossack Fonseca также указывает на то, что следователи быстро утратили интерес к компаниям Захура. В электронном письме от 14 сентября 1998 г. говорится, что в отделение компании на БВО в связи с этим делом полиция больше не обращалась.

За время расследования прокуратура собрала почти 11 тыс. томов с материалами, включая сотни финансовых, банковских документов, отчетов экспертов, заключений аудиторских и налоговых проверок. Однако за прошедшие годы (в зависимости от политической ситуации в Украине) дело то закрывали, то открывали вновь. В последний раз его прекратили 28 февраля 2014 г.