Паралимпийская ширма

905

Почему победы украинцев с ограниченными возможностями должны не только радовать.

Украина с триумфом возвращается с XII Зимних Паралимпийских игр в корейском Пхенчхане. Семь золотых, семь серебряных и восемь бронзовых наград — с таким заделом наша команда заняла шестое место в итоговом медальном зачете. По количеству золота украинские паралимпийцы повторили национальный рекорд, установленный на Играх-2006 в Турине.

Успех большой, хотя и перед отбытием в Корею глава Национального паралимпийского комитета Валерий Сушкевич декларировал желание бороться за первое командное место. И при этом позволил себе сделать упрек в адрес спортсменов, которые недавно соревновались в Пхенчхане на Олимпиаде: «Пусть не обижаются на нас олимпийцы, но мы едем не просто участвовать, а побеждать».

Отсутствие изменений

Амбициозности господина Сушкевича надо отдать должное. Его усилиями паралимпийский спорт нашего государства уже более десяти лет занимает лидирующие позиции в мире. Собственно, на корейской Паралимпиаде украинцы действительно могли бы бороться за победу в медальном зачете. Если бы перед самым отлетом не выпали из обоймы из-за болезни четырехкратная паралимпийская чемпионка Ванкувера-2010 и Сочи-2016 Александра Кононова и талантливый львовянин Василий Кравчук, и если бы уже в самом Пхенчхане болезни не подкосили других титулованных отечественных параатлетов.

Впрочем, со всей серьезностью обсуждая медальные достижения и потери людей с физическими недостатками, понемногу перенимаем максималистскую риторику самого господина Сушкевича. Торжественную, честолюбивую, но вряд ли уместную. Конечно, это прекрасно, что в медальном зачете Паралимпиады Украина стоит рядом с такими развитыми государствами, как Канада, Франция и Германия. Однако означает ли это, что люди с физическими недостатками чувствуют себя у нас такими же полноценными членами общества, как в тех странах?

Вспоминаю лето 2016-го. Тогда среди ночи поехал в аэропорт «Борисполь» встречать паралимпийскую команду, которая на Играх в Рио-де-Жанейро получила рекордные 117 медалей (41 золотых) и заняла в медальном зачете третье место. Среди других ставил тогда Валерию Сушкевичу, спортивной министру Игорю Жданову, его заместителю Роману Вирастюку один вопрос: «Победы — это хорошо. Но когда люди на колясках или с недостатками зрения в одной из сильнейших в паралимпийском спорте стран будут чувствовать себя комфортно?».

Чиновники согласились, что проблема актуальна и ее надо решать. Однако с тех пор прошло почти два года. Появилось ли в украинских городах больше пандусов, адаптированных для людей с особыми потребностями, лифтов, имеют ли эти люди возможность наравне с остальными пользоваться общественным транспортом? О чем речь, если даже так называемый пандус в подземном переходе на Центральном железнодорожном вокзале Киева до сих пор не переделан? На нем легче совершить самоубийство, чем съехать. Крутой наклон, скользкая поверхность и установлен в трех метрах от места спуска МАФ — в таких условиях, скорее, можно готовить горнолыжников или саночников, чем передвигаться людям в инвалидных колясках.

Спортсмены и другие

Бесспорно, за два года, которые разделяют летнюю Паралимпиаду с зимней, Игорь Ждановсделал для спортсменов с физическими недостатками немало. Вместо временно утраченной базы подготовки паралимпийцев в Евпатории в Яворовском районе на Львовщине появился Западный реабилитационно-спортивный центр, где, в частности, проходят восстановление пострадавшие в российско-украинской войне бойцы. Важно, что были отремонтированы все прилегающие к этому центру автодороги.

Кроме того, в проекте государственного бюджета-2018 Министерству спорта удалось отстоять для победителей и призеров паралимпиад суммы премиальных, соизмеримые с олимпийскими. Это случилось впервые в истории. Чемпионы Пхенчхана-2018 получат по $125 тыс. в гривневом эквиваленте, серебряные призеры — $80 тыс., бронзовые — $55 тыс. Сумы серьезные, особенно для тех спортсменов, которые выиграли в Корее не одну награду. Скажем, харьковчанка Оксана Шишкова возвращается домой с шестью медалями: двумя золотыми, тремя серебряными и бронзовой. От государства она должна получить $545 тыс. Как и всем спортсменам с недостатками зрения, Оксане помогал передвигаться на трассе гайд Виталий Казаков. Сумма премиальных для гайдов сопоставима с суммой, которую получают те, кому они помогают.

В общем медали в Пхенчхане получили 11 наших спортсменов из 21 представителя команды и 6 из 10 гайдов. Также получат премиальные тренеры атлетов. Целая группа украинцев заслуженно улучшила свое материальное положение, и этому можно только порадоваться. Но сколько тех людей? По информации, которую в прошлом году 28 ноября озвучил вице-премьер Павел Розенко, в результате войны количество лиц с инвалидностью в Украине возросло до 2,6 млн. И то только по состоянию на начало 2017 года. Что сделано для того, чтобы эти люди не чувствовали себя обузой для родных и могли жить полноценной жизнью?

Ступени счастья

В этом контексте упоминается история трехлетней давности, когда украинских солдат, потерявших во время войны конечности, посетила американская паралимпийка украинского происхождения Оксана Мастерс, получившая в Пхенчхане две золотые, две серебряные и бронзовую награды. Только войдя в один из корпусов Киевского военного госпиталя, девушка была удивлена.

Она не имеет обеих ног, передвигается на протезах. Не без труда преодолевая «фирменные» для наших больниц лестницы, не могла понять, зачем помещать людей, потерявших конечности, на втором этаже медучреждения без лифта. Затем, общаясь с ребятами, Оксана показала, насколько легко ей жить с протезами: сняла искусственные конечности, надела их обратно. Зарядила мужчин оптимизмом и смутила «безделушкой»: один ее протез, которого хватает примерно на четыре года, стоит до $30 тыс.

История Оксаны Мастерс — это как иллюстрация незащищенности человека. Она родилась в июле 1989 года еще в советском городе Хмельницком. Имела заметные физические недостатки: ноги разной длины, сросшиеся пальцы и одну почку. Врачи сказали, что это следствие аварии на ЧАЭС. Родители испугались и отказались от ребенка. Девочку отправили в детдом. В Хмельницком он ничем не отличался от подобных заведений совкового толка: жестокие воспитатели, нехватка пищи, постоянные избиения. Еще не достигнув школьного возраста, Оксана приходила в ужас от взрослых мужчин. И это все потому, что работники приюта ее насиловали.

Судьбу такого ребенка, если он выжил, а не умер от болезней и постоянного недоедания, как ближайшая подруга по детдому Елена, предсказать нетрудно. Но Оксане повезло. Ее фото почти случайно попало в руки американского врача-педиатра Гей Мастерс, которая задумывалась над усыновлением. В те времена американцы часто искали детей в приютах именно на территории бывшего СССР. Однако когда женщина приехала в Хмельницкий, в детдоме ее отфутболили, сказав, что торговлю людьми запрещает украинское законодательство и ей лучше отправиться в Россию. Мол, там эти вопросы решить легче. Но американка оказалась упрямой. После двух лет судебной тяжбы она наконец забрала восьмилетнюю Оксану в Штаты.

Ребенок был в ужасном состоянии, весил всего 10 кг. И боялся плакать, потому что в детдоме за это били. Впрочем, выпестованная любовью и вниманием, девочка быстро набрала оптимальный для нее вес и начала радоваться жизни. Однако в этот момент напомнили о себе физические недостатки, больные ноги. Несмотря на все старания, их пришлось ампутировать. На фоне всех этих бед спорт для Оксаны стал настоящей находкой. В свои 28 она призер летней Паралимпиады-2012 по академической гребле, получила две награды в биатлоне в Сочи и сразу пять в Пхенчхане. При этом Мастерс не держит зла ни на страну, из которой она происходит, ни даже на родителей, которые отказались от нее. Как-то она уже даже говорила, что хотела бы встретиться с женщиной, которая его родила.

Добросовестные патриоты и демагоги

Таких Оксан и Елен в нашей стране тысячи. Из неблагополучных семей, тех, кого ломают детдома, кто в силу физических недостатков рано теряет конечности и затем не за что лечиться, оставаясь фактически заключенными в своих четырех стенах. И хорошо, если есть еще те стены и от несчастных не отрекаются близкие люди.

В этом контексте Тарасу Радю из Тернополя, который в свои 18 был самым молодым в составе украинской паралимпийской команды, можно сказать, повезло. Именно любовь и забота родителей стали определяющими в самое тяжелое время, когда в 14 лет здоровый и физически развитый парень потерял ногу. Неправильное лечение привело к заражению крови и ампутации конечности. И хорошо, что мать с отцом смогли убедить ребенка, что жизнь продолжается. И Тарас нашел отраду в центре «Инваспорт». Занятия биатлоном и лыжными гонками так увлекли парня, что уже через четыре года он поехал на Паралимпиаду и получил золото.

Но повторюсь, что таких, как Тарас и другие паралимпийцы, лишь несколько сотен. Медали берут несколько десятков. А остальным людям с физическими недостатками не позавидуешь. Когда подготовка паралимпийской сборной Украины входила в завершающую фазу и команда готовилась отбывать в Корею, в соцсетях появилось сообщение от Украинской биржи благотворительности.

«Его правую руку каждую секунду пронизывает нестерпимая боль — от плеча и до кончиков пальцев. Она распухает, превращая жизнь 33-летнего Александра Репецкого в сущий ад, потому что держится только на мышцах и сухожилиях: плечевой сустав совсем стерся. Для молодого человека, прикованного к инвалидной коляске в результате страшной аварии, это дно отчаяния — без правой паралимпиец не может не только заниматься любимым спортом, но и вообще передвигаться».

Ниже в сообщении говорится о том, что мужчине надо устанавливать искусственный сустав. Стоимость операции — 96 250 грн. Деньги до сих пор собирают, уже больше месяца. На сайте ubb.org.ua есть счетчик, и по состоянию на 19 марта до нужной суммы не хватало 45 888 грн. И речь ведь действительно не о простом украинце с инвалидностью, а о члене паралимпийской команды по настольному теннису образца Рио-2016. И это на фоне тех сумм, которые выделило Министерство на призовые победителям Паралимпиады-2018.

Победы людей с особыми возможностями в последнее время вызывают большой ажиотаж. Не только потому, что не хватает побед в олимпийском спорте. А еще и потому, что паралимпийцы не живут в своем оторванном от реалий мире спорта «внеполитики». Как биатлонисты или борец Беленюк, которые не могут скрыть недовольства министерским табу на соревнования в России.

Во время Паралимпиады в Сочи четыре года назад украинцы запомнились не так победами, как гражданской позицией. Как известно, в то время сапог оккупанта уже ступил на крымскую землю. В знак протеста наши спортсмены отказались выходить на церемонию открытия. С украинским флагом по Олимпийскому стадиону проехался только биатлонист Михаил Ткаченко. На пьедестале украинские паралимпийцы во время награждения в знак протеста закрывали полученные медали рукой.

На церемонию закрытия Людмила Павленко надела венок с лентами, на которых было написано «мир» и «peace». Организаторы пытались сорвать одежду и только после вмешательства атлетов из других стран прекратили свои попытки. Это жесты, которые вызывают восхищение. Как и тот факт, что 15-кратная паралимпийская призер Елена Акопян из Енакиево Донецкой области выучила украинский специально для того, чтобы комментировать события Игр-2018 на телеканале «UA:Перший» на государственном языке. Оксана Шишкова еще до отлета в Пхенчхан сказала, что все свои победы посвящает бойцам, которые защищают наши восточные границы.

Видимо, чтобы понять, как трудно даются этим людям достижения, надо почувствовать то, что чувствуют они. Но одновременно они умеют быть благодарными. Государству и тем, кто помог им подняться так высоко. Другое дело, что государство и некоторые ее представители не должны скрывать за ширмой паралимпийских побед огромные проблемы в украинском спорте и обеспечении полноценных условий жизни людям с физическими недостатками.

Иван Вербицкий