Противоположные позиции России и Турции по ситуации в Сирии уже в скором времени могут привести к прямому военному конфликту между странами. Это противостояние имеет все шансы перерасти в общеевропейскую войну, в ходе которой РФ может применить ядерное оружие. О возможности Третьей мировой, потенциальном сценарии ее начала, а также о том, стоит ли Украине готовиться к наступлению боевиков на Донбассе, рассказал российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр.

В среду, 17 февраля, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Анкара продолжит обстрелы курдов в Сирии. О чем свидетельствует такая бескомпромиссная позиция и насколько далеко все может зайти?

Турция и Россия находятся на курсе, который приведет к их лобовому столкновению. Я не исключаю вооруженного конфликта или даже войны между этими государствами.

Неужели интересы России и Турции в Сирии стоят того, чтобы из-за них развязать масштабную войну с возможными катастрофическими последствиями?

Сейчас интересы Анкары и Москвы в Сирии не совпадают. Причем для РФ это оказалось новостью. Мы входили в Сирию с надеждой на то, что Турция станет нашим партнером. Но после того, как этого не случилось, Путин впал в ярость. Факт остается фактом. Если еще летом Эрдоган пытался уговорить турецких военных войти в Сирию и создать там безопасную зону, а они отказывались, то теперь другое дело. Очевидно, что Анкара понимает, что если дело касается курдов (фактических оппонентов действующих турецких властей, которые действуют на территории Турции и Сирии), то она должна действовать.

То есть, вы не исключаете, что Турция решится на наземную операцию в Сирии?

Чем ближе театр боевых действий будет подходить к границе Сирии с Турцией, тем чаще будут происходить всякие стычки. Не то, чтобы Анкара рвалась в бой с Россией. Но в данном случае стороны вошли в неразрешимое противоречие. Урегулировать этот вопрос и соединить свои анклавы на севере (квазигосударственные курдские формирования, которые сейчас разделены небольшой территорией, подконтрольной сирийской оппозиции — союзникам Анкары) Турция не даст. Ни под каким видом. При этом чем ближе боевые действия будут проходить к границе, тем чаще и эффективнее турки смогут использовать свою артиллерию. Если вспомнить лето 2014 года на Донбассе (когда украинские военнослужащие, пытавшиеся перекрыть границу , подвергались безнаказанным обстрелам российской артиллерии), то сейчас Россия и ее союзники пытаются также закрыть границу. А с другой стороны границы стоит турецкая армия, которая будет все больше обстреливать из артиллерии тех, кто пытается эту границу закрыть. За этим могут последовать «котлы», как это было в Украине, и так далее.

Получается, что в Сирии Турция применяет тактику, которую РФ применяла на Донбассе?

В принципе, да. Но такую тактику в подобных ситуациях применяли многие. Турции не нужно формально заходить на территорию Сирии или даже залетать авиацией, поскольку Россия грозится сбить их. Она может использовать артиллерию или системы залпового огня, которые у них очень современные и высокоточные. Дальность турецкой тяжелой артиллерии составляет порядка 40 км, в отличие от российской, которая бьет на 20 км. Потому что у них стоят более продвинутые западные образцы. Плюс у них есть системы залпового огня, которые могут действовать на расстоянии до 100 км. То есть, турки уже сказали, что они этого не допустят (в том числе, речь идет о сдаче города Алеппо). Поскольку США от лидерства в этой ситуации уклоняется, а Обама говорит, что не хочет ни с кем ссориться, то Анкаре на позицию Вашингтона наплевать.

То есть, стратегическая цель Анкары в этой ситуации — не допустить захвата силами Асада, при поддержке РФ, города Алеппо?

Они не допустят объединения курдских анклавов. Если у тех будет своя трансграничная единая территория, от моря до Ирака, то для турок это совершенно неприемлемо. Как лично для Эрдогана, так и турецкого Генштаба. Действовать они будут решительно. Причем, это никто не скрывает. Не исключено, что они и границу перейдут. Как в августе 2014 года это сделали российские войска на Донбассе.

Опять же, аналогия!

Похожая ситуация, действительно. Чем ближе к границе будут пророссийские силы, я имею в виду шиитских наемников, тем больше они будут попадать под турецкий огонь. Отвечать и бомбить турецкие артиллерийские позиции нашим нельзя. Потому что это территория страны НАТО. То есть, Анкара может вести огонь совершенно не опасаясь. При этом если по ним начнут стрелять, то у Турции будет повод призвать союзников по Североатлантическому альянсу и начать большое наступление.

По-вашему, гипотетический конфликт между Россией и Турцией наступит из-за незначительной конфронтации?

Когда бои идут на границе, то они идут в обе стороны. Поэтому вероятность столкновений возрастает.

Возможно ли применение Россией в Сирии своих наземных сил?

Там нет наземных сил, а взять их неоткуда.

Неужели?

Тут много вопросов относительно того, как их туда доставить, поддерживать и снабжать в ходе боевых действий. Через Босфор? Турки в один момент его перекроют. По воздуху их в большом количестве также не перебросишь. Потому что нынешний воздушный коридор через Каспий, Иран, Ирак и северную Сирию турки тоже в любой момент могут перекрыть.

Каким же образом?

В иранское воздушное пространство никто вторгаться не будет, но в иракское, а тем более, в сирийское, могут залетать турецкие истребители и сбивать наши транспортные самолеты со снабжением и личным составом.

Мы же знаем, что Россия за ценой не постоит. Остается ведь путь через Атлантический океан?

Нет, это малореально. Везти через Гибралтар из Балтийского моря, из Мурманска, — совсем другое дело. Это не три дня, а 33! Опять же, турецкий флот может это перекрыть. России практически нереально разместить в Сирии свою серьезную сухопутную группировку. Даже если ее сейчас пропустят турки, то впоследствии она окажется в капкане. Потому что ее будет очень легко отрезать от путей снабжения. Там очень неудобная логистика. На первый взгляд, Сирия от РФ не очень далеко, но в действительности выходит полная задница.

К чему, в таком случае, Владимиру Путину проводить масштабные военные учения?

Он готовится на всякий случай. Потому что столкновение с Турцией высоко вероятно. Я бы сказал, что это уже более 50%. А это очень серьезная вероятность. Естественно, в России готовятся. Концентрируют войска в Крыму. Это очевидный плацдарм в случае столкновения с Турцией.

Сможет ли в случае гипотетического конфликта с мощью Турции справиться российский Черноморский флот?

Он не очень готов. Могут быть существенные потери.

А как вы расцениваете заявление премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу, что в ближайшее время РФ может нарушить территориальную целостность Азербайджана?

Ситуация в этом регионе действительно может обостриться в любой момент. Потому что российско-турецкий конфликт провоцирует армян: в Ереване уже заявили, что хотят получить часть Нагорного Карабаха. Сам факт конфликта России с Турцией — шанс для Армении. При этом в Азербайджане ситуация также достаточно сложная. Так что война может быть им достаточно интересна. Тем более с учетом того, что там постоянно идут боевые действия низкого уровня интенсивности.

Если российско-турецкое противостояние дало шанс Армении, то нет ли какого то шанса в этой связи и для Украины?

В некоторой степени да. Совершенно очевидно, что Турция изменила свою позицию. Анкара гласно не признавала аннексию Крыма, но с другой стороны, не очень-то и поддерживала крымских татар. Друг Джемилева (одного из лидеров крымскотатрского народа Мустафы Джемилева, — «Апостроф») Эрдоган не помогал ему до сих пор. Но теперь ситуация другая. Получается, что Украина и Турция теперь друзья. У них появился общий враг.

Но тут дело заключается в основном в политической поддержке, не так ли?

Почему же? Если Турция перекроет Босфор для России, то это будет очень серьезный удар. В том числе и по Крыму. На полуостров и так не очень часто ходят паромы, большегрузы и другие корабли, а подобная возможная мера Анкары еще больше ухудшит ситуацию.

А что вы думаете в контексте войны на Донбассе?

Угроза эскалации есть всегда. Но сейчас все указывает, что зимней операции уже не будет. Возможность была в январе, когда все замерзло и можно было двигаться по относительно твердой поверхности. Сейчас условия для этого неблагоприятны. Скорее всего, боевые действия будут поддерживаться на низком уровне интенсивности. А что будет летом сейчас трудно сказать.

Но и летом, судя по всему, особой активизации также ожидать не стоит в связи с выборами в Госдуму, которые будут выходить на финальный этап подготовки к голосованию, которое должно состояться 18 сентября.

Это не совсем взаимосвязанные вещи. Кремлю на это начхать. В любом случае, сейчас об этом рано говорить. Особенно с учетом того, что РФ нужно мобилизовать силы для возможной войны с Турцией.

Получается, что в плане боевых действий Сирия стала предохранителем от российской агрессии для Украины?

Да. Когда в августе было принято окончательное решение, что летней наступательной кампании на Донбассе не будет, то оно отчасти было обусловлено намерением повоевать в Сирии. При этом нельзя не упомянуть, что сейчас внутри Украины наблюдается острый политический кризис, при котором России выгодно занять выжидательную позицию.

Следовательно, Кремль рассчитывает, что сейчас Украина может навредить сама себе?

Совершенно верно. Потому что по итогам этого кризиса Москва не исключает, что в Киеве создадут правительство, которое будет сотрудничать с ней. А возможно, это начало глубокого распада Украины. В общем, сейчас Путину лезть с танками на Донбасс совершенно ни к чему. Причем этого ждет не только Путин. Патрушев (секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, — «Апостроф»), к примеру, говорил, что если Киев продолжит свою политику, то распад Украины неизбежен.

В последнее время все больше слухов появляется о том, что Украина может присоединиться к международной коалиции по борьбе с террористической организацией «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в Сирии и Ираке. Насколько вероятным вы считаете такой шаг Киева и нужно ли ему это вообще, учитывая, что своих проблем в Украине и так достаточно?

Присоединиться к этой коалиции Украина, конечно же, может. В ней насчитывается 60 с лишним стран, только 15 из которых принимают участие в операциях. Остальные просто присоединились. Это может сделать и Украина. Что касается прямого участия, то в авиационном компоненте она участвовать не может, а сухопутной операции пока нет. Но на уровне деклараций, все возможно.

Это будет своеобразным уколом для России?

Не думаю. Формально РФ также борется против ИГИЛ.

Можно ли говорить о временных рамках, когда будет понятно, что дальше будет в Сирии в плане российско-турецкого противостояния? До конца недели, к примеру, там должно установиться перемирие (разговор происходил в среду, 17 февраля, а 19 февраля стало известно, что встреча группы по прекращению огня в Сирии не состоится).

Пока нет реального соглашения о том, как проводить развод сторон. Поэтому ситуация будет становится только хуже. Начнется ли российско-турецкая война, перерастет ли она в общеевропейскую и станет ли эта война ядерной, — дело будущего. Вероятность того, другого и третьего довольно серьезная.

Можете описать гипотетический сценарий начала этой войны?

У турок довольно большие возможности на море, суше и в воздухе. Допустим, что в определенных районах начнется накапливание этих сил. При этом российский крейсер «Варяг», который сменил «Москву» в Средиземном море у берегов Сирии, наносит ракетный удар, сбивая турецкий самолет. В ответ турки топят «Варяг», допустим, торпедой с подводной лодки. Что тогда будет делать Россия Она может обстрелять Анкару крылатыми ракетами. Но если это будут обычные боеголовки, то ущерба много не будет. Значит, нужно применять ядерные. Я не знаю, насколько реально такое развитие событий, но это не экзотический сценарий. Это совершенно возможные вещи, которые могут произойти в довольно близкое время. Ядерный порог достаточно близок. Потому что вероятность столкновения российских и турецких сил достаточно высока.

Вы считаете, что дело может дойти даже до ядерной войны?

Даже если вероятность ядерной войны — 5-10%, то это слишком много.

Значит, со времен Холодной войны мир еще не был так близок к апокалиптическому сценарию — Третьей мировой войне?

Конфликт европейского масштаба, возможно перерастающего в ядерную войну, достаточно вероятен. Со времен 1973 года (в ходе арабо-израильской войны, — «Апостроф»), когда ядерные силы СССР и США были приведены в повышенную боевую готовность, сейчас самая напряженная ситуация. Можно вспомнить также Карибский кризис 1962 года (возникший в результате переброски советских сил, включая ядерные носители, на Кубу, а также размещения ядерного оружия США в Турции, — «Апостроф»), о котором Медведев говорил в Мюнхене.

В вопросе с Кубой опять же напрашивается историческая аналогия: сейчас говорят, что ядерное оружие Россия тайно перебрасывает в Крым.

В каком-то смысле Крым сейчас — своего рода российская Куба. Но в то же время, в ходе Холодной войны, сторонам всегда удавалось не переступать черту. Кризис нарастал, но потом его разряжали. Но для этого нужно принимать серьезные решения. Так что посмотрим…