В парламенте продолжаются переговоры касательно формирования новой коалиции. Перспектива построить новое большинство по модели старого отпала практически сразу после отказа «Самопомочі» и «Радикальной партии Олега Ляшко» входить в новую коалицию. Партия Юлии Тимошенко «Батьківщина», в свою очередь, пообещала стать частью большинства и поддержать кандидатуру Владимира Гройсмана на пост премьер-министра в случае принятия парламентом ряда законов. Речь, например, идет о продлении моратория на продажу сельскохозяйственных земель, оптимизации тарифов, индексации социальных выплат.

В итоге, в «Блоке Петра Порошенко» и «Народном фронте» придумали, как сформировать большинство, не прибегая к помощи других парламентских фракций. Для этого, например, в «Солидарности» инициировали лишение полномочий вышедших из «БПП» Егора Фирсова и Николая Томенко, на место которых, по мнению части депутатов, зашли лояльные к партии депутаты. Кроме того, во фракцию снова вошел Олег Барна, исключенный после скандала с Арсением Яценюком.

Однако и на этом партии не остановились, ведь вскоре в «БПП» начали вступать мажоритарщики. Так, ряды фракции пополнила Ирина Суслова, ранее исключенная из «Самопомочі» за положительное голосование о назначении Виктора Шокина генеральным прокурором. Частью «БПП» стали также нардепы Виктор Кривенко и Павел Кишкарь, ранее исключенные из «Самопомочі» за поддержку в первом чтении изменений в Конституцию в части децентрализации.

Пока по коридорам парламента ходят слухи, что за подобную лояльность к президентской фракции депутаты получают финансовые вознаграждения, новоиспеченные представители «Солидарности» это отрицают.

«Очень много говорят о том, что по коридорам миллионы долларов ходят. Я ни одного раза миллионов не видела, и даже двухсот гривень не видела там условно за какое-то голосование. Более того, мне ничего не предлагали», – отмечает Суслова.

Однако некоторые депутаты «БПП» все же считают тех, кто в преддверии формования коалиции входят в состав парламентской фракции «Солидарности», «тушками».

«Новый день – новое днище! Приветствуем первых «тушек» в «БПП». В четверг утром захожу на фракцию – сидят депутаты Суслова, Кривенко и Кишкарь, избранные по списку «Самопомочі», – заявляет Сергей Лещенко.

Более того, нардеп отмечает, что голосование за включение троицы в состав парламентской фракции «БПП» было проведено с нарушениями.

«За минуту до окончания фракции Луценко ставит на голосование решение о включении Сусловой, Кишкаря и Кривенко во фракцию. Объявляет, что принято единогласно, но кто против такого решения, Луценко на голосование не поставил», – подчеркивает Лещенко.

Один из новоиспеченных представителей «БПП» Павел Кишкарь в разговоре с FaceNews отметил, что нарушений во время голосования на фракции не было.

Об отношениях с экс-коллегами по «Самопомочі» и обещаниях Владимира Гройсмана, которые подтолкнули Кишкаря написать заявление о вхождении в парламентскую «Солидарность», народный депутат рассказал в интервью.

Вы уже написали заявление о вхождении в парламентскую фракцию «БПП»? Передали в секретариат?

Да.

Сергей Лещенко пишет, что на голосовании за Ваше вхождение во фракцию Юрий Луценко не спросил, кто выступает против. Получается, что решение было незаконным?

Там все единогласно проголосовали «за».

То есть, проблем не было?

Нет.

Вы до сих пор являетесь частью коалиции, ведь, будучи депутатом «Самопомочі», вошли в большинство. Зачем сейчас все эти сложности с присоединением к «БПП»?

Я не выходил (из коалиции, — ред.), но при формировании новой коалиции нужно, чтобы такое большинство создавали только фракции.

И все же Вы выбрали «Блок Петра Порошенко», а не, например, «Народный фронт», который тоже будет участвовать в формировании коалиции. Почему выбрали «Солидарность»?

Отличие «Народного фронта» и «Блока Петра Порошенко» заключается в том, что все-таки в «Народном фронте» есть идеология партии. «БПП» еще не сформирована как идеологическая партия, у нее нет такой четкой структуры.

Вхождение – это технический ход. В моем понимании нет такого, что я присоединяюсь к идеологии «БПП».

СМИ пишут, что переговоры о вхождении внефракционных депутатов в «БПП» велись с Петром Порошенко. С кем переговоры вели Вы?

Мы были на двух встречах с Гройсманом, где он задекларировал, что выйдет с публичным месседжем, возьмет на себя обязательства касательно тех или иных реформ, том числе, децентрализации, либерализации экономических отношений, усовершенствования НДС-режима. То есть, это конкретные меры, по которым он должен официально выразить свою позицию, подтвердить, что это его обязательства.

Если люди спросят о сохранении политической карьеры, то я не собираюсь сохранять политическую карьеру. Для меня не является ценностью политик как таковой. Ценностное то, что он генерирует.

То есть, восьмой созыв – и все, Вы уходите?

Наверное, да. Есть семья, есть трое детей. Есть жизнь вне этого, но генерация правильных для государства идей остается.

Какие идеи будете генерировать уже в новой фракции?

Мы говорили, что необходимо реформирование зоны ЧАЭС, где есть большая коррупционная составляющая. Есть Государственное агентство по управлению зоной отчуждения. Оно требует усовершенствования.

Во-вторых, мы за легализацию, точнее, усовершенствование игорного бизнеса. Нужно найти деньги для дополнительных социальных программ, для поддержки децентрализации. Это внедрение электронных инструментов, которые позволили бы исключить коррупцию на таможне. Это наведение порядка на рынке такси, в риэлторском бизнесе. Еще раз: это вещи, направленные на пополнение государственного бюджета.

В плане недопуска хищения мы будем инициировать публичность расходов. Идея заключается в том, чтобы каждый город, каждое коммунальное предприятие онлайн показывало свои платежи, не бюджет и не отчет, а платежи. У нас суть – в главном, а главное – это тот момент, когда мы оплачиваем те или иные работы, услуги.

Говоря «мы» Вы имеете в виду себя и новых коллег по «БПП» Кривенко и Суслову или кого?

Я говорю «мы», потому что такие идеи не только я генерирую и не только я поддерживаю. Это правдиво. Никакого подтекста в этом нет. Это реальное наполнение бюджета и реальный контроль публичных расходов. Все, больше ничего. Я думаю, если это заработает, о коррупции мы вообще забудем.

Я заметила, что с новенькими депутатами от «БПП» Бригинцом и Белоцерковцем пока особо никто не общается. Не боитесь остаться в одиночестве? С кем из «БПП» дружите?

Я общаюсь с 2012 года с Ризаненко (Павел Ризаненко, – ред.). Я знаком, в принципе, со многими людьми по работе в парламенте, с Ниной Южаниной, господином Паламарчуком (Николай Паламарчук, – ред.).

Есть люди, которые поддерживали наши законопроекты в комитете по безопасности. Например, Артур Герасимов. Это люди, с которыми мы знакомы по работе, они не являются моими родственниками или близкими друзьями. Однако близкие друзья по «Самопомочі» так и останутся друзьями.

Ваши экс-коллеги по «Самопомочі» отказались участвовать в формировании большинства. Как можете это прокомментировать?

Это странное поведение. Я думаю, тут нет связи с реальной позицией «Самопомочі» касательно Украины в плане того, что они хотели бы делать больше. Просто в процессе политических консультаций им не позволили или сказали: «Нет, мы на это не пойдем». Но касательно партийного построения, наращивания электорального поля – это правильно, как ни странно.

То есть, я думаю, что это вредит Украине, потому что если бы «Самопоміч» работала в правительстве, это было бы полезно. У них есть очень много креативных идей, есть отработанный механизм, особенно по развитию городов на примере Львова. Есть ресурс в виде людей, у которых есть идеи.

Несмотря на это, лидер «Самопомочі» Андрей Садовой отказался от премьерского кресла.

Я бы помогал ему во всем, в чем можно. Я уверен в его честности, порядочности и проукраинской позиции. Это основные критерии, которые определяют успешного политика сейчас в Украине. Просто отказаться, не объяснив необходимые шаги для государства, чтобы выйти из кризиса…

Автор интервью: Софико Векуа