Перезагрузка НАПК: серпентарий по проверке электронных деклараций необходимо срочно почистить

94

Один из самых заметных скандалов последней недели – резкий наезд НАПК на главу Нацбанка Якова Смолия

Нацагентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) пребывает в состоянии крайней нервозности. И дело даже не в личной неприязни Руслана Рябошапки к бывшим коллегам, не в БППшности Александра Мангула, не в свекрови Натальи Корчак, не в Ирине Мостовой, заплатившей за повышение своим Mitsubishi, и не в Андрее Козловском, пытавшемся сделать карьеру на квартире Сергея Лещенко. Просто высокодоходный бизнес по перевариванию электронных деклараций явно зашел не туда…

Один из самых заметных скандалов последней недели – резкий наезд НАПК на главу Нацбанка Якова Смолия. Внезапно оказалось, что он не внес в декларации за 2015, 2016 и 2017 годы информацию о доходах и имуществе на сумму более 18 млн. грн. В частности, занизил стоимость нежилой недвижимости, не задекларировал доход, начисленный ему и его жене в виде процентов, корпоративные права супруги, земельные участки и деньги на банковских счетах. Информацию о выявленных нарушениях НАПК срочно передало в НАБУ.

На первый взгляд, ничего необычного в этом нет. Очередного высокопоставленного чиновника поймали на недостоверном декларировании. Ну, пусть очень высокопоставленного. Но Смолий не лукавит, когда с недоумением говорит, что не получал от Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции сообщений о проблемах в его декларациях за 2015-2017 годы. Почему раньше молчали, а теперь сразу в НАБУ?

Ну, потому что у «квинтета» руководителей НАПК сейчас форменная истерика в ожидании неизбежных кадровых потрясений. Еще в июле заместитель главы Офиса президента Руслан Рябошапка на заседании Национального совета по вопросам антикоррупционной политики анонсировал отставку главы НАПК Александра Мангула как только приступит к работе новый созыв Верховной Рады.

Мангул на это заседание трусливо не явился, понимая, что Рябошапка, покинувший в 2017 году НАПК со словами, что орган себя дискредитирует и его надо спасать, а руководство немедленно уволить, даст ему по шапке (пардон, за каламбур). Ситуацией воспользовалась добрая соратница будущего отставника, его предшественница и главная мишень критики Рябошапки Наталья Корчак.

Она отправила Мангулу на своей странице в Facebook «дружеское послание», начинавшееся словами «члены Национального агентства по предупреждению коррупции крайне возмущены отсутствием главы НАПК на заседании Национального совета по вопросам антикоррупционной политики и обратились с требованием собрать внеочередное заседание…». В общем, «позор пьянице и дебоширу Горбункову С.С.!». Скорпионы в банке возмущены и протестуют.

При этом все как-то забыли о скандале, учиненном год назад экс-руководительницей департамента финансового контроля и мониторинга образа жизни чиновников Анной Соломатиной. Помимо прочего, она говорила, что лично Александр Мангул снял с рассмотрения и исключил из повестки дня заседания НАПК рассмотрение результатов проверки деклараций главы Нацбанка Якова Смолия и нардепа от Блока Петра Порошенко, президента Федерации футбола Украины Андрея Павелко, хотя к ним были серьезные вопросы. Но тогда эти вопросы, выполняя пожелание АП, сняли, а сейчас, чтобы услужить ОП, снова подняли.

Именно Соломатина в 2017 году «слила» собственную переписку в мессенджере с замруководителя Главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения Администрации президента Алексеем Горащенковым, из которой следовало, что сначала Корчак, а затем и Мангул возили на сверку в АП свои решения по политическим декларациям. А с остальных банально сшибали бабло.

На тот момент детективы НАБУ уже расследовали дело против сотрудников НАПК о взятке в 1 млн. грн., которую дал кому-то из высокопоставленных сотрудников не названный народный депутат. Потом то ли это дело переквалифицировали, то ли новое появилось, но речь уже пошла о вымогательстве. Причем в составе организованной группы лиц. Дружным коллективом, так сказать, вымогали.

Не знаю, в этом ли деле фигурировал замначальника Департамента мониторинга соблюдения законодательства о конфликте интересов и других ограничений относительно предотвращения коррупции (это все название Департамента) Андрей Сергеевич Козловский, ласково именуемый коллегами «Колобок», или в другом. Но точно знаю, что сигналы на него поступали. И весьма серьезно аргументированные.

Дело в том, что «Колобок» очень хотел продвинуться по службе, чтобы соответствовать критериям своего непростого тестя, а заодно и обрести славу, но ему никак не удавалось получить в отработку резонансного клиента. Поэтому, когда начальство сбросило ему скользкое дело о квартире нардепа Сергея Лещенко (с одной стороны, он раздражал Банковую, с другой – вроде бы протеже американцев), Козловский привязался к Лещенко как опоясывающий лишай.

Он догонял его в Верховной Раде, вывешивал (за шоколадку пресс-службе) публичное приглашение Лещенко по ознакомлению с протоколом, приходил в неистовый восторг от внимания телевизионщиков, рассказывая, что «снижение стоимости квартиры на 1,802 млн. грн. от первоначальных 7 млн. грн. в 1307 раз превышает минимальную заработную плату».

Но в итоге его бурной деятельности вышел пшик. Доказать коррупционный подарок в виде в льготы не удалось. Козловский попытался взять реванш на других делах, но в азарте сделал несколько грубых правовых и политических ошибок, из-за чего попал в разработку конкурирующих с НАПК антикоррупционных служб.

И не он один. Вспомним длительное выяснение отношений самой Натальи Корчак с НАБУ по поводу ее свекрови Надежды Тимер-Булатовой и ее автомобиля на казенной парковке. Свекровь прославилась тем, что закрыла у себя в квартире детектива НАБУ, когда он пришел вручать ей повестку на допрос.

В такой веселой суете в НАПК прожили первые два года, и подошло время сменить руководство. Вместо Натальи Корчак – протеже Арсения Яценюка, который уже был не у дел, выбрали бывшего председателя Мелитопольской районной госадминистрации Александра Мангула (сына нардепа Анатолия Мангула), возглавлявшего местное отделение БПП.

Мангул пришел в НАПК на место уволившегося Рябошапки и сразу попал к «разбору полетов» с пресловутой свекровью Корчак. На этот раз ее ограбили неизвестные. Но Корчак намекала на негласный обыск НАБУ.

Мангул тут же пояснил коллективу, что он пришел в орган государственной власти из своего района не проблемы Корчак улаживать, а коррупцию в декларациях должностных лиц искать по личному поручению Петра Алексеевича Порошенко, верным соратником которого он стал во время работы директором департамента в Минэкономики. Порошенко тогда возглавлял это министерство в правительстве Николая Азарова. «Мені пощастило – я брав участь в одних перемовинах, які проводив Порошенко у якості міністра економіки, для мене це був майстер-клас», – делился он незабываемыми воспоминаниями при любом удобном и неудобном случае.

Скромничал Мангул, ох, скромничал. Только самые приближенные знают, что он был не просто рядовым клерком, а одним из доверенных лиц Петра Алексеевича в министерстве; располагал действительно ценной информацией относительно шефа, но не сдал его, даже когда по нему (Мангулу) возбудили несколько «трудно закрываемых» уголовных дел. В награду получил должность в НАПК. И тут же проявил благодарность: не заметил сам и запретил замечать подчиненным целый ряд фирм тогдашнего президента, «позабытых» им.

Как человек провинциальный, к тому же с опытом работы не только в министерстве экономики и районе, а и на Лисичанском стеклозаводе «Пролетарий», где еще нужно было уметь выжить, Мангул тут же начал проводить кадровые перестановки, дабы отвлечь коллектив от дурных мыслей интриговать против него.

И начал с того, что взял начальника Департамента мониторинга соблюдения законодательства о конфликте интересов Александра Писаренко к себе начальником аппарата, а на его должность объявил конкурс, где председателем конкурсной комиссии назначил самого же Писаренко.

Упомянутый выше Козловский увидел в этом шанс запрыгнуть со своей должности начальника Первого отдела и замначальника упомянутого Департамента вверх по карьерной лестнице и стал лепить слонов из мух вдвое энергичнее. Но его отодвинул коллега Игорь Стыхив, начальник Второго отдела (Восточный регион) этого же Департамента. Следующее место в конкурсе заняла Ирина Мостовая, девушка молодая и свободная. Как поговаривают, креатура Писаренко.

Через три дня Стыхива перевели на должность руководителя “соседнего” Департамента проверки деклараций и образа жизни, а Мостовую назначили на его место. Козловский терялся в догадках, почему его обошли, но все оказалось до неприличного банальным.

Как выяснили СМИ, сразу после назначения на должность в июне 2018 года Ирина продала свое авто Mitsubishi ASX 2013 г.в. отцу Александра Писаренко – Николаю Писаренко по цене вдвое ниже обычной стоимости таких авто в публичных объявлениях. По этому поводу даже были заявления от общественных активистов, но НАПК их игнорировало, пока Мангул чувствовал себя уверенно за спиной Порошенко, а Ирина Мостовая – за спиной Писаренко (или где она там у него разместилась).

Втроем – Мостовая, Козловский и Писаренко – они создали кооператив по зарабатыванию денег на электронных декларациях. Когда приходило указание с Банковой закрыть глаза на недочеты в декларации нужного человека – закрывали. Если поступала команда «мочить» – соответственно выполняли. Со всем рвением, на которое способны.

С теми, по кому специальных пожеланий не было, работали по рыночным тарифам. Надо запрессовать судью или госчиновника? Не вопрос. Стоимость всего пакета услуг от 30 до 50 тыс. долл. В зависимости от комплекса мероприятий. То же самое касается и опции «не заметить». Прайс на «слепоту» – аналогичный ценам на закошмаривание. Теперь понятно, почему в НАПК такая истерика? Большие доходы уплывают из рук!

После слов Рябошапки о предстоящем увольнении Мангула в этом не осталось. А заявление посла ЕС в Украине Хьюга Мингарелли, что в Евросоюзе хотят перезапуска НАПК, ясно дало понять, что заступничества со стороны Евросоюза нынешнему кадровому составу Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции ждать не стоит. И серпентарий по проверке электронных деклараций в его нынешнем виде доживает последние недели. Причем это без вариантов.

Богдан Соловей