13-я ежегодная встреча Ялтинской Европейской стратегии (YES) в Киеве проходит под девизом «Мир, Европа и Украина: штормы перемен». Известный европейский политик, председатель Европарламента в 2002-2004 годах Пэт Кокс считает, что Украина за последние два года изменилась больше, чем за все остальное время независимости. В интервью он рассказал, почему Запад делает ставку на Украину и чем наша страна кардинально отличается от соседей из постсоветского лагеря, прежде всего – от России.

Господин Кокс, вы довольно частый гость в Украине. Как считаете – наша страна меняется к лучшему?

Действительно, я очень интенсивно посещаю Украину в течение последних 12-20 месяцев в качестве руководителя миссии Европейского парламента по оценке потребностей для реформирования украинской Верховной Рады. Мы до сих пор занимаемся этим вопросом, и на YES я сегодня пришел, проработав целый день с лидерами фракций украинского парламента.

Что касается изменений в Украине, то за последние 12 месяцев, или я бы даже сказал со времен Майдана, я наблюдаю значительные перемены, в частности, в работе Верховной Рады, где появилось много новых депутатов. Я также вижу, что за последние два года проведено больше реформ, чем за предыдущие 23 года. Но когда вы начинаете реформы, то нужно понимать, что это процесс — которого никогда не достаточно. У реформ – большой «аппетит», и так происходит не только в Украине, а везде.

Есть ли, по вашему мнению, шанс, что заработают Минские соглашения, и когда это произойдет?

Если говорить о минском процессе, то последние 9 месяцев были для него довольно сложными. Было убито и ранено большое количество украинских военных. Не оправдались надежды на прекращение огня, что стало большим разочарованием. Я надеюсь, что инициатива, которая была выдвинута на этой неделе, – заявления об очередном прекращении огня в рамках минского процесса — даст результат. И если произойдет возвращение к нормандскому формату, тогда, возможно, закончится этот печальный период, в течение которого было много смертей и ранений.

Что нужно сделать Украине, чтобы Россия оставила ее в покое, если «Минск» не заработает?

Я все же надеюсь, что он заработает и принесет результаты. Но я также знаю, что нужны реформы и экономические преобразования, чтобы облегчить людям жизнь и показать, что выбор Украины был более мудрым. И в этом будет победа.

Как вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в Украине?

Я думаю, что политическая система в Украине становится все сложнее. Непростой задачей становится создание правительственной коалиции — нынешняя коалиция является довольно «шаткой», состоящей из различных слагаемых, что для политики — большой вызов. А причина, по которой я остаюсь оптимистом, — та, что у вас много активных граждан, сильные неправительственные организации и гражданское общество. Кроме того, у вас в стране политический плюрализм развит гораздо в большей степени, чем у ваших соседей.

Может и так, но при этом у нас пропрезидентское большинство в парламенте, и большая часть министров — из команды Порошенко. То есть президент контролирует и Кабмин, и Верховную раду…

Тем не менее, я считаю, что в Украине гораздо больше плюрализма и потенциально больший политический выбор, чем, например, в России мистера Путина. В этом отношении вы очень отличаетесь. У вас еще достаточно много ошибок, и вам много чего еще предстоит сделать, но у вас относительно свободная пресса (есть, конечно, определенные вопросы собственности, но все же она свободна). Вы сами можете решать — голосовать ли за представителей власти или же за кандидатов от оппозиции. Выборы в Украине действительно влияют на то, кто представлен в правительстве. А выборы в России никогда ничего не меняют, с помощью них нельзя заменить людей, которые находятся у власти. Это так, если бы менялись слова песни, но не менялась музыка. В России музыка остается всегда одной и той же.

Музыка, которая никогда не меняется — очень скучно…

Да, это слишком предсказуемо и очень контролируемо. Но в Украине в этом отношении другая ситуация. И у нас на Украину большие надежды. Несмотря на все те вещи, которые еще не работают в Украине, несмотря на нарекания людей, вы гораздо свободнее. И ваше общество, ваши политики, ваши медиа – свободнее, чем в Беларуси, Молдове или России. Когда я смотрю на ваших соседей, то вижу что вы в гораздо лучшем положении, чтобы добиться прогресса. Но это будет непросто, за это нужно бороться.

Как вы считаете, сколько украинцам придется этого прогресса ждать?

Перемены требуют значительного времени. Это труд поколений, а не одного дня или одного президента и одной Верховной рады. Но какая-то часть преобразований уже работает. При этом изменения за определенный период должны быть достаточными для того, чтобы люди не теряли надежду. И это вызов – провести достаточно изменений, чтобы вести людей за собой, чтобы у них оставалась надежда, продолжая при этом изменения.

Автор материала: Татьяна Шпайхер