Президент Международного Комитета Красного Креста (МККК) Петер Маурер рассказал в интервью о том, с какими проблемами организация сталкивается в Украине и Сирии, и как он оценивает взаимодействие с Россией.

Господин Маурер, какова цель вашего визита, и какие вопросы хотели бы вы обсудить с руководством Российской Федерации?

Я надеюсь, что этот визит поможет укрепить отношения между российскими властями и возглавляемой мной организацией, а также углубить диалог и сотрудничество между нами по некоторым из наиболее острых гуманитарных проблем современности. Это конфликты, которые причиняют огромные страдания, вынужденная миграция миллионов людей, осажденные города, жестокие бои на улицах городов, разрушение жизненно важной инфраструктуры, что принимает особенно катастрофические масштабы на Ближнем Востоке. Все эти проблемы не могут не вызывать глубокой тревоги, и мы — МККК и Россия – должны на них реагировать.

Россия всегда играла одну из ключевых ролей на международной арене, и соответственно, диалог с Россией всегда был для нас крайне важен. За последние 20 лет акценты во взаимодействии нашей организацией и правительства России сместились: главным его содержанием стала уже не оперативная деятельность на Северном Кавказе, как это было в девяностые и нулевые годы, а широкий круг гуманитарных вопросов, имеющих стратегическое значение для международных отношений. В то же время мы продолжаем вести в России и оперативную деятельность, не в последнюю очередь – оказывая поддержку наиболее уязвимым переселенцам с востока Украины. Кроме того, мы помогаем родственникам лиц, пропавших без вести. Россия, как один из ключевых игроков на международной арене, способна помочь МККК в осуществлении им своего гуманитарного мандата, и мы высоко ценим диалог с Россией по гуманитарным проблемам.

Как вы оцениваете вклад России в деятельность МККК? Ожидаете ли вы, что Россия станет донором организации?

На протяжении своей истории России вносила весомый вклад в развитие международного гуманитарного права. Уровень взаимодействия МККК с российскими властями повысился с начала критической ситуации на Украине и еще больше – с начала российской военной кампании в Сирии. Мы стремимся к более тесному сотрудничеству с российским правительством по важным гуманитарным вопросам, представляющим взаимный интерес – правовым, дипломатическим, оперативным и финансовым.

Начиная с 2012 года правительство России пожертвовало 4 миллиона долларов США на нашу гуманитарную деятельность, и мы надеемся на возможное дальнейшее сотрудничества с Россией в области гуманитарного финансирования. В перспективе МККК хотел бы видеть Россию в числе своих основных доноров.

В Сирии проводится очень крупная операция МККК с точки зрения ее бюджета. Достаточно ли у МККК средств для того, чтобы выполнить свои задачи в Сирии? Как вы оцениваете ситуацию в Алеппо? Как вы оцениваете роль российского военного контингента в борьбе с терроризмом и в стабилизации обстановки в стране?

Операция в Сирии – крупнейшая из осуществляемых нами в 2016 году, ее бюджет составляет 176 миллионов швейцарских франков. Донорское сообщество очень активно откликнулось на призыв предоставить эти средства, что позволило покрыть финансовые потребности МККК на работу в Сирии на этот год. В то же время, к сожалению, конфликт в Сирии продолжается уже долго, и мы знаем, что потребности останутся огромными и в ближайшее время, и на протяжении еще многих лет. МККК рассчитывает, что в 2017 году международное сообщество будет, как и прежде, поддерживать нашу деятельность в Сирии, равно как и в таких странах как Украина, Афганистан и Демократическая Республика Конго. Мы твердо уверены в том, что подход МККК к оказанию гуманитарной помощи и предоставлению защиты, основанный на принципах нейтральности, беспристрастности и независимости, — это наилучший способ гуманитарного реагирования как для тех, кто нуждается в помощи, так и для сторон в конфликте и для международного сообщества, в котором сирийский кризис вызвал политический раскол.

Гуманитарная ситуация в Алеппо продолжает внушать тревогу, и больше всего от этого страдают гражданские лица. Мы знаем, что положение с медицинской помощью, водоснабжением и санитарией в восточном Алеппо отчаянное и совершенно необходимо доставлять туда грузы помощи, в том числе медицинское оборудование и запасные части для ремонта объектов инфраструктуры.

К сожалению, с апреля 2016 года нам не удается доставлять помощь в восточную часть Алеппо. Нам нужны гарантии безопасности от всех сторон и беспрепятственный доступ во все части города.

Мы обращаемся с одним и тем же призывом ко всем сторонам и ко всем, кто может оказать на них влияние – они должны соблюдать международное гуманитарное право и обеспечивать его соблюдение. Воюющие стороны должны помнить о прямых и опосредованных последствиях своих ударов по и без того сильно разрушенной инфраструктуре Сирии, особенно по лечебным учреждениям и объектам водоснабжения, которые зачастую подвергаются многократным атакам. МККК призывает все стороны избегать применения оружия взрывного действия с большой зоной поражения в плотно населенных районах, поскольку при этом велика вероятность их неизбирательного воздействия.

Почему попытки доставить гуманитарную помощь в восточный Алеппо потерпели неудачу?

Чтобы доставить помощь в восточный Алеппо – а нам не удается сделать это с апреля 2016 года – нам нужно получить гарантии безопасности от всех сторон и беспрепятственный доступ во все части города. Гуманитарная работа должна быть четко отделена от любых попыток получить политический капитал или финансовую выгоду. Ни в коем случае нельзя использовать оказание гуманитарной помощи людям, страдающим в результате военных действий, для достижения каких-либо политических целей. Независимо от того, действует прекращение огня или нет, мы должны иметь возможность работать и оказывать помощь населению, пострадавшему от вооруженных столкновений.

Поддерживает ли МККК контакты с ИГИЛ и Джабхат-ан-Нусрой (запрещены в РФ — ИФ) в Сирии? Удается ли МККК оказывать помощь людям на сирийских территориях, контролируемых этими террористическими организациями? Соблюдают ли эти террористические организации международное право вооруженных конфликтов?

МККК стремится к гуманитарному диалогу со всеми сторонами в конфликтах в Сирии и Ираке – так же, как и везде. Жизненно важно стараться установить отношения со всеми сторонами, чтобы сохранить или создать пространство для гуманитарной работы. Действительно, наш гуманитарный мандат требует от нас поддерживать контакты со всеми сторонами в конфликте. Главная цель таких контактов – попытаться облегчить участь гражданских лиц, пострадавших от конфликта. Подробности этого диалога остаются конфиденциальными.

Планируете ли вы обсуждать в Москве положение на востоке Украины? Как вы считаете, изменилась ли гуманитарная ситуация в Донбассе, и если да, то как? Какие задачи приходится МККК выполнять на востоке Украины? Какой помощи вы ожидаете от России?

Действительно, обсуждение последствий конфликта на территории Украины занимает важное место в программе моей поездки, наряду с катастрофической ситуацией на Ближнем Востоке. Операция на Украине – одна из крупнейших для МККК как по числу задействованного персонала, так и по затратам – она на восьмом месте среди наших операций в мире. Россия может сыграть крайне важную роль в содействии решению наиболее острых гуманитарных проблем живущих там людей, а также в оказании поддержки тем, кто бежал от военных действий на юг России.

Гуманитарная ситуация на востоке Украины сама по себе вызывает серьезную озабоченность. Несмотря на достигнутую в сентябре новую договоренность о повышении эффективности соглашения о прекращении огня, обстрелы продолжаются ежедневно, в основном по ночам, а в некоторых районах, которые прежде были спокойными, даже днем. Это очень тревожное развитие событий, и мы обеспокоены тем, как это воздействует на гражданское население, на людей, которые пытаются продолжать свою обычную жизнь. Во-первых, следует не допускать применения оружия взрывного действия с большой зоной поражения в плотно населенных районах. Во-вторых, жители некоторых деревень на линии фронта отрезаны от снабжения и не имеют доступа к адекватной медицинской помощи – часто помощь, которую мы предоставляем, является единственным средством выживания. Для многих это страшная и трудная жизнь.

Огромной гуманитарной проблемой является стабильное снабжение населения водой и электричеством на территории, затронутой конфликтом, особенно с учетом приближения холодной зимы. В октябре МККК в качестве исключения оплатил счета за электричество в Луганской области, чтобы можно было возобновить подачу воды для 600 тыс. человека, прекратившуюся из-за неоплаченных счетов. Но чтобы у людей была вода, необходимо безотлагательно найти долгосрочное решение проблемы. Мы призываем стороны активнее вести переговоры об этом.

Кроме того, так и нет известий о судьбе большого числа людей, в основном мужчин, пропавших в результате боев. Мы благодарны сторонам за усилия, предпринимаемые в этой связи в последние месяцы, и надеемся благодаря таким положительным сдвигам найти пути для решения этой проблемы. Пока участь пропавших без вести остается неизвестной, их семьи живут в состоянии тревоги и боли.

Нам также дает надежду соглашение, достигнутое на последней встрече «нормандской четверки», о том, что наши делегаты должны получить более широкий доступ к лицам, содержащимся под стражей с обеих сторон. Мы рассчитываем на поддержку России, как и других членов «четверки», в том, чтобы эта договоренность воплотилась в жизнь.

Мы делаем все возможное, чтобы найти решение всех этих проблем, и верим, что Россия может сыграть здесь важную роль. Я надеюсь обсудить все эти вопросы во время встреч с представителями органов государственной власти в ходе моего визита.

Автор материала: Александр Корзун