Почему Киев отказывает Ватутину и Шухевичу

192

Когда в Украинском институте национальной памяти предложили переименовать киевский проспект, названный именем генерала Ватутина, в проспект Романа Шухевича, это тут же вызвало волну критики. С одной стороны причиной тому стала противоречивая для многих личность Шухевича, с другой – весьма распространенное среди киевлян желание возвращать объектам исторические названия или присваивать более нейтральные.

Если заглянуть в историю местности, через которую проходит спорный проспект (а это жилой массив Троещина), то она оказывается куда древнее, чем кажется на первый взгляд. Как район Киева Троещина появилась довольно недавно – в 1981 году. Тогда же ее начали застраивать многоэтажками и заселять. Тем временем, свое название жилмассив получил от одноименного села, просуществовавшего на этом месте сотни лет.

Согласно различным историческим источникам, данная местность упоминается в летописях как загородная резиденция киевских князей. Также во времена Киевской Руси на территории Троещины находилась крепость Городец Песочный. Ее функция состояла в том, чтобы охранять переправу через Днепр, ведь за ней, как раз на примерном месте современного проспекта Ватутина, пролегала дорога на Чернигов и Суздаль. По этой дороге проходило множество торговых караванов, так что уже тогда нынешний проспект и сам район имели стратегическое значение.

В современном виде проспект Ватутина возник в 1975 году под названием Новый проспект. Но в том же году был назван именем Николая Ватутина – одного из командующих Красной армии, который участвовал в битве за Киев. Сейчас это название подпадает под действие закона о декоммунизации. В Институте нацпамяти предложили заменить его именем Романа Шухевича – украинского военного и политического деятеля, главнокомандующего Украинской повстанческой армии. Судя по реакции соцсетей, киевлян не устраивают оба эти названия. Небезосновательно, судя по биографиям упомянутых исторических деятелей.

Генерал Ватутин

Николай Федорович Ватутин родился в 1901 году в селе Чепухино на территории современной Белгородской области России. С 1911 года и до начала событий октября 1917 года родители будущего полководца занимались середняцким земледельческим хозяйством на 10 десятинах, отданных в аренду. В этом им помогал и юный Николай, который параллельно учился в коммерческом училище, где получал стипендию. В 1917 году эту стипендию ему выплачивать прекратили, и потому он вернулся в родное село. Здесь он жил и работал вплоть до апреля 1920 года, когда был призван в ряды Красной армии.

После прохождения военной подготовки Ватутин был направлен под Луганск и Старобельск, чтобы участвовать в боях с отрядами Нестора Махно – гражданская война на тот момент была еще в активной фазе. Вернувшись с войны, будущий генерал направился обучаться в Полтавскую пехотную школу, которую окончил в 1922 году. Затем Ватутин служил в различных украинских городах: Чугуеве, Артемовске, Луганске. В 1926 году Ватутин выезжает в Москву, чтобы поступить в Военную академию имени М. В. Фрунзе. Он закончил ее с хорошей аттестацией, после чего служил в различных штабах и воинских частях на территории СССР, где стабильно повышался в званиях. В июне 1940 года Ватутин получает звание генерал-майора, а в ходе Великой отечественной войны становится генералом армии. В этом чине он получает должность командующего Первым Украинским фронтом и осенью 1943 года участвует в битве за Днепр, то есть во взятии Киева. В советской историографии эта операция занимала особое место, поскольку была проведена в четко поставленные сроки – Киев был отбит у гитлеровской армии к годовщине октябрьской революции, которая отмечалась 7 ноября. За это имя Ватутина и было присвоено троещинскому проспекту.

После открытия архивов оказалось, что Киевская операция была сильно приукрашена советской пропагандой, а в действительности она сопровождалась сотнями тысяч бессмысленных жертв. Историк Владимир Сергийчук пишет: «Он (Ватутин, — авт.) бросал сотни людей без оружия под немецкие танки. Особенно на территории Украины. И только благодаря «пушечному мясу» такие генералы, как Ватутин, выигрывали битвы». Также писатель Виктор Астафьев, участник форсирования Днепра, приводил свои воспоминания: «Двадцать пять тысяч солдат входит в воду, а на тот берег выходит три или максимум пять тысяч». Даже официальная советская пропаганда исчисляла количество жертв этой операции на уровне 417 тысяч солдат и офицеров Красной армии. При этом некоторые ученные считают, что цифра занижена и реальные потери приближаются к миллиону.

Путь генерала Николая Ватутина оборвался 29 февраля 1944 года. В этот день он проводил смотр частей фронта в районе села Милятин Ровенской области. Генерал ехал в автоколонне, которая попала под обстрел бойцов УПА. Ватутин получил смертельное ранение, и его срочным образом доставили в киевский госпиталь, где он вскоре скончался. Генерала Николая Ватутина с почестями похоронили в Киеве на территории Мариинского парка, где по сей день находится его могила и памятник.

В итоге, хоть личность генерала Ватутина и связана с Киевом довольно тесно, но историки и знакомые с его биографией жители города считают, что командующий Киевской операцией несет персональную ответственность за гибель сотен тысяч людей, а потому его имя – не лучший выбор для названия проспекта.

Главнокомандующий Шухевич

Роман Осипович Шухевич родился 30 июня 1907 года во Львове, в семье уездного судьи Осипа Шухевича. На личность Романа сильно повлиял его дед Владимир – педагог, этнограф, автор пятитомного труда «Гуцульщина». Именно от деда Роман с самого детства проникся тем духом патриотизма, который привел его в будущем к военно-политической деятельности.

В 1917 году Роман Шухевич поступает в филиал Академической гимназии во Львове, где в годы учебы становится свидетелем боев Украинской Галицкой армии против польских войск. Стоит отметить, что в УГА воевал дядя Романа – Степан Шухевич, а отец юноши в это время занимал должность уездного политического комиссара в Западно-Украинской Народной Республике.

Военно-патриотический настрой юноши сильно укрепил полковник армии Украинской Народной Республики, комендант Украинской военной организации (УВО) Евгений Коновалец, который в 1921 году поселился в доме Шухевичей. Коновалец много беседовал о политике и войне со старшими членами семьи и с удовольствием отвечал на расспросы Романа о патриотическом движении на Галичине. Через несколько лет Шухевич-младший вступает в ряды УВО, параллельно учась во Львовской политехнике.

В октябре 1926 года Шухевич, вместе с Богданом Пидгайным, по заданию УВО совершает покушение на Станислава Собинского – польского школьного куратора, который проводил жесткую антиукраинскую политику. В момент покушения пистолет Шухевича дал осечку, но Пидгайный успел совершить выстрел и убить Собинского. Позже в этом убийстве были обвинены другие члены УВО, которым польский суд присудил смертную казнь. Оба непосредственных участника убийства польского чиновника готовы были признать свою вину в убийстве, но командование УВО строго запретило им это делать.

В 1928 году Роман Шухевич призывается на службу в польскую армию. Как студент он должен был прослужить год вместо двух лет. Но из-за доноса в полицию, где указывалось, что Шухевич состоит в украинской патриотической организации, ему отказывают в сокращенной службе. Потому далее Роман проходит полный срок службы обычным рядовым артиллеристом на Волыни. В тот момент, когда Шухевич демобилизовался, в Вене создается Организация украинских националистов (ОУН). Молодой человек вступает в ее ряды и получает должность краевого исполнителя ОУН. А уже в 1930 году Шухевич становится одним из руководителей акции массового неповиновения – народного саботажа, который охватил всю Галичину. Польские власти устроили жесткое подавление этой акции, но это только усилило революционные настроения в регионе и поспособствовало распространению идей украинского национализма.

В 1930-е гг. Роман Шухевич продолжал активную борьбу с польской властью, а с 1939 года уже и с советской. Он погиб в бою с отрядами НКВД 5 марта 1950 года в Белогорще недалеко от Львова, будучи в звании генерал-хорунжего УПА.

Как видим, в Киеве за всю свою жизнь Шухевич не побывал ни разу, а вся его деятельность была направлена на Галичину. Видимо, по этой причине киевляне и не спешат принимать идею проспекта имени Романа Шухевича. И даже несмотря на некоторые изменение в отношении киевлян, в частности и украинцев вообще, к деятельности УПА, фамилия генерала этой армии все еще не вызывает у жителей столицы большого энтузиазма. Даже в рамках исполнения закона о декоммунизации.

Мнение горожан

В прошлом году жители Киева получили в свои руки такой инструмент влияния на городскую власть, как петиции. Несмотря на то, что пока заметных плодов его работа не принесла, свое мнение по многим вопросам киевляне выражают именно с помощью таких обращений. Досталась своя порция предложений и троещинскому проспекту.

Некоторые из них акцентируют внимание как раз на исторических аспектах. Например, Олег Домашевский предлагает назвать проспект именем гетмана Выговского. Поскольку, напоминает он, нынешний проспект Ватутина повторяет тот путь, по которому шли казаки и крымские татары во главе с Выговским на Конотопскую битву сражаться против московской армии. Также автор подчеркивает следующий момент: «В отличии от Шухевича, который никогда не был в нашем городе, Выговский точно находился Киеве, хотя бы раз – как личный писарь Б. Хмельницкого».

Среди петиций есть более забавные предложения, к примеру, назвать проспект Ватутина именем американской певицы Леди Гаги. Автор петиции Богдан Движона объясняет это тем, что Леди Гага помимо певческой карьеры «делает много хорошего для сохранения мира на земле». Но основной мотив переименования проспекта он объясняет так: «Я не пытаюсь дать оценку тому или иному историческому событию/фигуре, а просто считаю, что улицы нашего прекрасного города не должны носить имена военных, политиков и других неоднозначных персон, связанных с войной. Великая Отечественная война – это страшный сон, который мы должны раз и навсегда забыть».

Если взглянуть шире на всю ситуацию, то в большинстве своем киевляне приветствуют процесс декоммунизации и замену советских названий. Но жителей возмущает несколько моментов во всей этой истории. Во-первых, им не нравится, что в городской администрации слишком спешат и не особо интересуются мнением горожан. Во-вторых, считают, что многие предложения по переименованию исходят от политических партий, которые используют это для различных информационных скандалов, самопиара и прочих спекуляций.

Вместо вывода

Если перечитать Facebook-страницы киевлян и перелопатить ту гору соответствующих петиций, связанных не только с проспектом Ватутина, которые они подали на голосование, становится очевидным, что жители города предпочитают политически мотивированным «декоммунизационным» названиям исторические топонимы и топонимы, связанные с выдающимися киевлянами. К примеру, переименование Краснозвездного проспекта в проспект Валерия Лобановского обошлось без лишнего шума – большинство приняло это название и потихоньку привыкает пользоваться им в повседневной жизни.

Скорее всего такой запрос среди киевлян вызван тем, что в украинских городах лучше сохраняют и поддерживают локальную историческую память. И это притом, что за время существования СССР и особенно в годы Второй мировой войны исторический облик Киева сильно пострадал. Даже в период независимости процесс его уничтожения особо не прекратился, а местами и вовсе принял новые формы (к примеру, в виде сноса старинных зданий ради хаотической застройки). Видимо, по этой причине киевляне желают хотя бы в названиях улиц сохранить то, что осталось от старого Киева, его аутентичность. Передать дальше то, что будет нести память о событиях, произошедших здесь, и отличать украинскую столицу от остальных городов.

Автор материала: Сергей Мошков