Почему Украина не ищет альтернативу углю из АТО

293

После затянувшейся паузы Украина возобновила закупки угля у оккупированного Донбасса. Жонглируя этим событием, на первый план центральная власть вывела решение проблемы прохождения отопительного сезона. Но вместе с этим вопросом чиновники «убивают» и второго зайца: дают новое дыхание нелегальным операциям с углем, на которых зарабатывает современная элита.

Украинские энергетики перестали получать антрацит из зоны АТО 20 ноября. В первые дни этого сбоя на него никто не обратил внимания, ссылаясь на то, что до него срывы поставок происходили постоянно. «Причины разные — у кого-то дизеля нет, у кого-то еще что-то, но только не связанно с политическими вещами», — прокомментировал 23 ноября происходящее глава Минэнергоугля Владимир Демчишин. Уже через несколько дней, 27 ноября, риторика Владимира Васильевича резко изменилась: он связал остановку отгрузки угля на отечественные ТЭС с прекращением поставок электроэнергии из континентальной части Украины в аннексированный Крым.

Эта версия была подтверждена только в конце прошлой недели, когда в ответ на восстановление частичного энергоснабжения полуострова, куратор донбасских боевиков Владимир Путин дал официальную отмашку на отгрузку угля из зоны АТО. «Они, хоть и одну, но все-таки одну ветку подачи электроэнергии включили. Возобновить нужно поставки угля», — сказал директор русского мира.

К этому времени склады украинских энергетиков изрядно похудели. Так, если на день начала угольной блокады (20 ноября) в резервах теплоэнергетиков находилось под 1 млн. т антрацита, то к дате восстановления отгрузок (10 декабря) запасы составляли уже 0,7 млн. т. В пересчете на сегодняшние темпы сжигания, этого резерва хватило бы в лучшем случае на месяц. Таким образом, к середине января мы легко могли бы подойти с пустыми складами ТЭС, а это гарантия дисбаланса энергосистемы, прикладным следствием которой являются так называемые веерные отключения электроэнергии.

В Европе одного только риска развития событий по такому сценарию хватило для полного пересмотра стратегии работы отрасли. Но в Украине возможность коллапса энергосистемы воспринимается как повод для решения междоусобных проблем. Например, премьер-министр Арсений Яценюк считает, что за провал программы накопления угля нужно уволить министра Демчишина, ставленника Петра Порошенко.

С этим никто и не спорит. Проблема только в том, что кадровая перестановка в Минэнерго не решит вопрос дефицита угля. Во-первых, потому что у любого нового министра (как и у сегодняшнего) не будет влияния на боевиков из зоны АТО, контролирующих работу всех местных шахт. Во-вторых, у Минэнергоугля банально не хватает полномочий для кардинального изменения правил игры на энергорынке, в которых он так остро нуждается.

Элементарный пример: вопросами закупки угля на оккупированной части Донецкой и Луганской областей ведает Антитеррористический центр при СБУ. К полномочиям этой структуры относится формирование правил пересечения товаров через так называемую линию разграничения, включительно с формированием списка коммерческих организаций, между которыми и ведется торговля углем.

В переводе на человеческий язык это означает, что СБУ фактически курирует основные операции с углем в стране. И повлиять как-то на решения этого ведомства Министерство энергетики не может. Кстати, такая расстановка сил отчасти объясняет, почему в стране до сих пор не налажены стабильные поставки антрацита из дальнего зарубежья. Официальная версия ответа на этот вопрос звучит так: морская логистика делает эти поставки чрезмерно дорогими и ненадежными. Правда, материалистов такие аргументы только забавляют. Возможно, потому что они видят полную картину происходящего, которая сводится к тому, что сворачивать коммерческие операции с донбасским углем просто экономически невыгодно кураторам этого бизнеса.

Автор материала: Дмитрий Рясной