Политики перекрывают одни проблемы другими

89

Если нет возможности преодолеть очередную трудность, можно от нее отвлечься. Другой трудностью. Во всяком случае, последний год украинской политической жизни демонстрирует стремление фигурантов не столько решать проблемы, сколько умело переключаться. Вот, например, только в субботу просочилась в СМИ скандальная информация о возможном назначении на руководящие должности в ОРДЛО Рината Ахметова и Юрия Бойко, как в понедельник ее «случайным образом» перекрыла «премьериада». Администрация президента на выходных попала под серьезный удар, выдержав шквал критики, но в понедельник было сделано все, чтобы об этом «забыли». Чтобы заглушить одну громкую тему, надо запустить не менее резонансную. Вот вам Садовый в премьеры. И не важно, что это на самом деле пустышка, ведь все знали, что львовский мэр откажется. Главная задача выполнена.

А ведь таких случаев можно насчитать много, даже в последние месяцы. Львиная доля таких «переключений» связана с пресловутым «кадровым вопросом». Так, на гребне дебатов об отставке генерального прокурора Виктора Шокина в первых числах ноября 2015 года на него якобы было совершено покушение – обстрелян рабочий кабинет. Пусть на время, но сбить антигенпрокурорскую риторику удалось. И не важно, что ГПУ оконфузилась, ведь не смогла найти преступника, орудующего у себя под носом. А был ли он?

Еще один красноречивый эпизод с трагическим исходом – гонки киевской патрульной полиции со стрельбой в нарушителей в начале января 2016 года, в результате чего один человек погиб. Перед этим в Верховной Раде и в политических кругах все громче озвучивались требования отправить в отставку министра внутренних дел Арсена Авакова. После трагедии в эпицентре недовольства оказалась глава Нацполиции Хатия Деканоидзе. Арсену Авакову пришлось защищать и себя, и своих подчиненных, он удивительным образом избежал серьезных последствий. Для этого был подключен весь аппарат МВД, все «друзья» министра. В соцсетях развели массовую истерию о пьяных и наркоманах за рулем, которых надо стрелять. В общем, весь общественный пар был спущен в интернет, как часто делается у нас.

Или вот, например, в феврале Арсений Яценюк был на грани увольнения. Критика от президента нарастала, было запланировано очередное повышение тарифов на электроэнергию. Как никогда кстати последовало «разоблачение» от министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичюса, который обвинил первого заместителя лидера фракции БПП Игоря Кононенко в коррупции. И поставил под удар президента. В ответной реакции губернатор Одесской области Михеил Саакашвили связал Арсения Яценюка с Игорем Коломойским. Скандал стал пусковым механизмом кризиса, не получившего разрешения до сих пор. Это тот случай, когда надо думать не сиюминутной необходимостью, а хотя бы на год вперед. Это не про украинских политиков.

Ну а самым эффектным примером был вынос Арсения Яценюка с трибуны в ходе часа вопросов к правительству. Депутат (тогда еще фракции БПП) Олег Барна 11 декабря 2015 года подал премьеру букет роз, а затем схватил его, намереваясь стащить с трибуны. Причем схватил за такое место, что эпизод моментально обрел невиданный резонанс. Это заметно снизило пафос и значимость отчета Кабмина о своей деятельности, который намеревалась заслушать Верховная Рада. Недовольство Арсением Яценюком вылилось в порцию шуток. Скандал с душком не только отвел огонь критики от Арсения Яценюка, но и сбил волну антикоррупционной риторики.

Еще пример – конец февраля текущего года. Сразу несколько неприятных для власти моментов: чествование памяти Героев Небесной Сотни вылилось в погромы и «Майдан-3» с радикальными требованиями от РПС, произошла утечка информации о том, что якобы заявки Украины и Грузии на безвизовый режим с ЕС будут разделены. И очень удачно в Украине разразились сразу два скандала: с «Интером» и Марией Столяровой (нецензурщина в прямом эфире на фоне членов семей Героев Небесной Сотни) и публикация заседания СНБО по Крыму за 28 февраля 2014 года. Дискуссии сконцентрировались на вброшенных темах, комментируя острые и неприятные как второстепенные.

В играх с сознанием и общественным мнением, по сути, нет ничего преступного. Все политики во всех странах пользуются таким инструментарием. Однако если такие игры, вместо способствовать уменьшению или решению проблем, становятся удобной палочкой-выручалочкой, проблемы будут иметь свойство затягиваться. Что и иллюстрирует более чем наглядно коалиционно-правительственный кризис.

Автор материала: Лилия Брудницкая