Политиков, которые способны сказать правду о реформах, в стране попросту нет

435

Отставка министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичуса неожиданно привела к широкомасштабному политическому кризису в стране. Сам министр обвинил в давлении одного из ближайших соратников Петра Порошенко, первого заместителя главы фракции президента в парламенте Игоря Кононенко.

Послы стран «большой семерки» высказали серьезную озабоченность решением министра – с аналогичным заявлением выступил и МВФ. А премьер-министр Арсений Яценюк сказал, что берет ушедшего в отставку министра под свою защиту – хотя сам Абромавичус пояснил, что возвращаться в кабинет не собирается, в отличие от еще четырех своих коллег, отозвавших поданные ранее – хоть и без такого шума – заявления об отставке.

Еще более показательной была реакция украинского общественного мнения. За час до решения об отставке Абромавичус ничем не отличался от своих коллег по правительству, ему вменяли в вину неэффективность работы министерства, отсутствие прогресса в проведении реформ, промедление в приватизации государственных предприятий – что, в свою очередь, порождает коррупционные и клановые интересы. Однако буквально в первые несколько минут после своего заявления Абромавичус в общественном сознании превратился в героя и реформатора, уход которого означает свертывание успешных реформ, которых – напомню – ранее в понимании тех же самых людей просто не существовало!

И это еще один показатель, как мало украинское общество нуждается в настоящих реформах – и как сильно оно жаждет от своих руководителей героизма и самопожертвования.

Собственно реформы в украинском общественном сознании сегодня связываются с тем же понятием, которое заставило украинцев дважды – в 2004-м и 2013 годах – выходить на центральную площадь Киева, – со справедливостью. Именно поэтому так востребованы те, кто говорит о тотальной коррумпированности власти, о необходимости ее перезагрузки и о досрочных выборах парламента. Именно поэтому такой интерес вызывает работа новых антикоррупционных органов, а вот Генеральная прокуратура подвергается постоянной критике, такой же ожесточенной, как правительство.

Именно поэтому любой критик власти – в особенности тот, кто громко хлопает дверью собственного кабинета – воспринимается украинцами как народный заступник, присоединяющийся к поискам справедливости и благополучия. Именно поэтому так популярен сегодня в украинском обществе бывший грузинский президент Михаил Саакашвили, виртуозно умеющий играть на струнах народного недовольства и выглядеть непонятным Робин Гудом, даже оставаясь во власти и поддерживая близкие отношения с ее ведущими представителями.

При этом политиков, которые способны сказать украинскому народу правду о реформах, в стране попросту нет.

Потому что кто наберется смелости объяснить, что экономические преобразования – это не дорога к справедливости, а всего лишь создание условий для честной конкуренции, в которой будут как победители, так и проигравшие. Кто скажет, что бороться с коррупцией необходимо не для того, чтобы олигархи лишились своих предприятий, а чиновники начали жить на трехсотдолларовые зарплаты, а для того, чтобы граждане получили возможность честно получать свои кровно заработанные деньги и платить со своих доходов налоги государству. Кто объяснит, что реальный рост жизненного уровня, появление новых предприятий и создание рабочих мест невозможны без широкомасштабных инвестиций, а эти инвестиции не могут пойти в страну без полного урегулирования конфликта в Донбассе. И это притом, что большая часть украинцев больше не хочет ничего слышать о войне, но и не хочет соглашаться с такими уступками, которые закрепят некий особый статус «народных республик» в составе Украины – уж лучше просто отгородиться от взбаламученного, разрушенного конфликтом региона.

Украинское общество устало от безденежья и войны. А еще оно устало от правды. И оно находится в постоянном поиске того, кто назовет ему виновных в этой усталости, в том, что все те огромные надежды, которые появились после Майдана и краха режима Виктора Януковича, обернулись кровавым конфликтом и экономическими проблемами.

Украинские политики в этой ситуации ежедневного поиска виноватых ведут себя так, как и должны вести себя политики – но не так, как должны вести себя государственные деятели. Они пытаются отвести от себя беду, то есть ответственность. Собственно, эта тенденция бегства от ответственности началась уже после Майдана, когда было сформировано переходное правительство страны. Партия будущего мэра Киева Виталия Кличко УДАР – вскоре она станет частью нового президентского политического проекта – уклонилась от участия в новом кабинете министров и поддерживала власть голосами в парламенте, но не конкретной работой в правительстве.

Ситуация повторилась и после парламентских выборов. Президент Петр Порошенко нашел для своей новой партии остроумное решение – не направлять в правительство ее представителей, а пригласить «министров-технократов», даже иностранцев (одним из них и стал Абромавичус), которые хотя и займут причитающиеся Блоку Петра Порошенко властные кабинеты, но не будут в случае неудач отождествляться с этим политическим формированием. По тому же пути пошли и другие фракции коалиции – «Батькивщина» и «Самопомощь». И бывший премьер-министр Украины, глава «Батькивщины» Юлия Тимошенко, и лидер «Самопомощи», мэр Львова Андрей Садовый уклонились не только от собственного участия в правительстве, но и от участия своих соратников. И получилось, что политиков от БПП и «Батькивщины» в правительстве минимум, а от «Самопомощи» так и вовсе нет. А вот Народный фронт Арсения Яценюка делегировал в правительство лидеров собственной фракции – и поплатился за это очевидным крахом рейтинга.

Этот крах доверия к премьеру и его партии и побудил конкурентов заговорить о перезагрузке власти. Правда, перезагрузку эту они видят по-разному. Для Петра Порошенко предпочтительнее, чтобы в существующем парламенте фракция Народного фронта перешла под президентские знамена, согласилась с выдвижением нового главы правительства, не имеющего собственной политической базы, и таким образом вписалась в новую властную вертикаль, которая будет мало напоминать парламентско-президентскую республику, зато устранит дуализм в принятии решений в пользу президента и его администрации.

Для небольших фракций парламента такой поворот неприемлем, так как они лишатся и того влияния, которое имеют сейчас. Именно поэтому и «Батькивщина», и «Самопомощь» пытаются конвертировать собственный отказ от ответственности в досрочные парламентские выборы, по итогам которых они надеются занять более достойное место во власти. Еще один бенефициар досрочных выборов – бывший президент Грузии. И дело даже не в том, что Михаилу Саакашвили тесно в Одесской области, которая по размерам вполне схожа с его исторической родиной. Дело в том, что по своим полномочиям и возможностям глава областной администрации – явно не президент страны, и у него почти нет самостоятельных политических и – что самое главное – хозяйственных возможностей. Такой опытный политик, как Саакашвили, конечно же, знал это с самого начала, но ему важно перейти на новый уровень игры до того, как это станет ясно всем остальным. Именно поэтому экс-президент старается сплотить вокруг себя не только команду старых соратников, покинувших Грузию ради продолжения сотрудничества с вождем, но и амбициозных молодых политиков и общественных активистов, разочарованных тем, что их собственные ожидания относительно влияния и возможностей после Майдана ограничились декоративно-разоблачительной ролью. И действительно, проект Саакашвили (даже без участия в выборах своего лидера, у которого пока нет права баллотироваться в парламент), «Батькивщина» и «Самопомощь» могут рассчитывать на формирование сильных фракций в новой Верховной раде. Но это если выборы состоятся сегодня.

Фокус в том, что досрочных выборов сегодня не будет. Но они могут состояться завтра – то есть осенью. И главная интрига украинского политического процесса – это то, кому удастся дожить до этих выборов, сохранив репутацию и не взяв на себя ответственность за происходящее.

Арсений Яценюк и остальные члены его кабинета отказались уходить в отставку, возложив ответственность за судьбу правительства на украинский парламент. Если депутаты согласятся голосовать за программу действий правительства, то разговор об отставке отпадет сам собой и правительство получит иммунитет на год. При этом за кабинет могут даже не голосовать партии коалиции – ему достаточно поддержки депутатских групп, которые формально в коалицию не входят, но правительство регулярно спасают. И тогда во власти сложится новая конфигурация холодного мира между президентом и премьером, небольшие фракции будут искать свое место в этом раскладе, а Михаилу Саакашвили придется бороться с коррупцией вдолгую – и, возможно, с уменьшившимся числом разочарованных украинских соратников.

Но самое интересное начнется, если в парламенте все же найдутся голоса за отставку кабинета – депутаты от фракции Юлии Тимошенко уже начали их собирать. Собственно, это то, чего Яценюк и добивается от парламентариев – чтобы они отправили его в отставку и он ушел из премьерского кабинета с высоко поднятой головой. Потому что в этом случае произойдет то, от чего БПП, «Солидарность» и «Батькивщина» отпихивались обеими руками все это время, – они возьмут на себя всю ответственность за дальнейшее функционирование исполнительной власти.

Арифметический расклад сил в украинском парламенте таков, что без Народного фронта сформировать новую коалицию практически невозможно – для этого необходимо объединение усилий всех без исключения демократических фракций парламента (включая покинувшую коалицию Радикальную партию Олега Ляшко) и Оппозиционного блока. Таким образом, Раде придется начать подготовку к досрочным выборам, а у власти все это время будет находиться временное правительство, главой которого в случае ухода Яценюка (практически неминуемого в случае выражения недоверия) станет вице-премьер Геннадий Зубко. Представитель БПП. Проще говоря, в качестве нового премьера общественное мнение станет воспринимать президента.

Если все время до выборов социальная обстановка в стране будет ухудшаться, а макроэкономических предпосылок для ее улучшения пока нет, то ответственность за ситуацию ляжет уже на новое правительство и на тех, кто отправил в отставку Яценюка. То, как быстро изменяются общественные настроения в стране, то, как вчерашний «недоминистр» может стать героем-реформатором, ситуация с отставкой Айвараса Абромавичуса показала в полной мере. У экс-премьера будет полгода на отстройку рейтинга, а вот президенту и партнерам Народного фронта по коалиции нужно будет доказать, что они критиковали правительство не зря и знают, как надо, – и это в ситуации, когда будет фактически заблокирована и законодательная деятельность и вошедшего в предвыборный режим парламента, и вошедшего в режим отставки правительства. Зато обществу будут подарены еще несколько месяцев необоснованных надежд – надежд на то, что после следующих внеочередных выборов оно дождется той самой вожделенной справедливости.

Автор материала: Виталий Портников