Полюбить и уничтожить

815

И. о. министра Супрун лично защищает проректора Гульчий от обвинений в коррупции и секс–скандалов – ради схемы по уничтожению медобразования

Высшему медицинскому образованию в Украине, судя по всему, осталось жить считанные месяцы.

Отрасль, которая благодаря обилию студентов–иностранцев могла бы укреплять престиж государства и приносить в казну круглые суммы, медленно, но уверенно скатывается в тартары. После череды скандалов с университетом им. Богомольца, Одесским медицинским, Национальной академией им. Шупика, которые никак не удается локализовать, у МОЗ появилась «гениальная» идея решения проблемы – методом ликвидации. Корректно именуемой реорганизацией.

«Под нож» готовят целые кафедры, под сокращение – десятки профессоров с мировым именем, под уменьшение – множество студентов, в том числе и иностранцев, оплачивающих свое обучение в Украине свободно конвертированной валютой.

Но самое интересное в этой ситуации, – что сами коллективы медицинских вышей покорно идут на уничтожение и другие эксперименты в.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун. Ведь ведет их туда так называемая «медицинская элита», которая в борьбе за деньги, другие атрибуты сладкой жизни и весьма сомнительные удовольствия даже не задумывается о перспективах. Даже личных, не говоря уже об интересах отечественной медицины.

«Здравствуйте, я жена Балашова…»

Примерно через две недели после выхода на нашем сайте статьи «Пачки денег, соболя, бриллианты и … «семейные скандалы»: появились первые результаты обысков в домах Натальи Харченко и Олеси Гульчий», от 6 ноября нынешнего года, с нами связалась женщина.

– Я – жена Константина Балашова… Хочу встретиться с вашим журналистом… – сообщила она. – Я прошу конфиденциальности… Могу предоставить аудиофайлы – в подтверждении всего, что я готова рассказать… Они у меня на флешке… Поэтому буду благодарна, если возьмете ноутбук…

…Разговор в кафе длился почти два часа. И периодически перемежался трансляцией записей, сделанных на смартфон госпожи Балашовой: это был практически монолог мужчины, в агрессивной манере, иногда явственно нетрезвым голосом, похожим на голос заведующего отделом маркетинга Национальной академии последипломного образования им. Шупика  Константина Вячеславовича Балашова. Копии аудиофайлов сейчас находятся в нашем архиве, но исходя из правил редакционной политики, мы решились опубликовать лишь незначительную их часть – убрав грубую лексику, неприличности и излишнюю детализацию, которая могла бы принести вред третьим лицам.

Более того, мы сомневались, стоит ли вообще предавать огласке эти материалы – из–за вполне логичного нежелания копаться в грязном белье. Но потом все–таки решили, что подобная публикация вполне целесообразна, так как раскрывает подоплеку медицинской коррупции – явления, о котором так много пишут в последнее время, ее тыльную сторону и нравы, царящие в медицинской элите Украины…

Разговор моей собеседнице давался непросто, в некоторые моменты взволнованность мешала ей говорить и четко формулировать мысли. «Вот мой паспорт, свидетельство о браке, – сказала она в начале беседы, разрешив сделать их них копии – на мой смартфон. – Вы же видите, я не самозванка!.. Хотя… Хотя теперь он называет меня… Говорит, что я никто!.. И это еще не самые плохие слова, которые я слышу от мужа».

По словам Балашовой, обратиться в редакцию ее вынудила полнейшая безысходность: статус брошенной жены, отсутствие средств к существованию и невозможность одной воспитывать ребенка, который остался у нее на руках. «В моем положении я даже не могу подать на алименты! – продолжала она. – Ведь у него такие покровители!.. Вернее, даже не у Кости, а у его нынешней… Очень большие люди. А еще, он сказал, что натравит бандитов. Да, так и сказал: «Рыпнешься – сгною!».

Уже в конце разговора она попросила небольшой гонорар за свои записи. «Мне очень стыдно… Но не для себя, для ребенка», – сказала молодая женщина. И хотя подобной практики в «Антикоре» нет, мы все–таки нашли возможность материально помочь ей, сделав перевод на банковскую карту.

«Только Олеся может мне дать то, что я заслуживаю!…»

– Еще полгода назад я бы никогда в жизни не поверила, что сегодня буду сидеть здесь и рассказывать вам такое, – начала она. – Вот как меняется жизнь!.. Хотя, может, я и сама виновата, надо было раньше действовать, просить, ставить свои условия, даже не знаю… Я ведь прекрасно знала, что у Кости с Олесей (проректор по международным связям НМАПО Олеся Петровна Гульчий – Авт.) – не только служебные отношения. «Совещания» на выходные, работа над документами ночью, заграничные командировки – я ведь знала об этом, но муж говорил, что это нужно ему для карьеры, в конечном итоге для нашей семьи. «Не ревнуй, котенок, она же старая!», – говорил он. И я верила…Или делала вид, что верю…И так продолжалось около трех лет – именно столько времени они вместе».

Все изменилось после 21 августа 2018 года, когда преждевременно скончался  Николай Гульчий – Врач с большой буквы, светило мировой эндокринологии, человек спасший жизни множеству благодарных пациентов. Он же – муж проректора Национальной медакадемии Олеси Гульчий.

– Через несколько недель, даже не 40 дней – значительно раньше, Константин с Олесей уехали в Швецию. В очередную командировку. Вдвоем… Оттуда мой муж вернулся уже совсем другим…, – продолжает супруга. – Сначала просто перестал ночевать дома, грубил мне, вообще не давал денег на ребенка, а где–то осенью забрал вещи и переехал к ней… Сказал, что насовсем… Да, иногда мы видимся, я несколько раз просила объяснить, что случилось, как мне быть – но в ответ слышу только оскорбления!..

По словам жены, в свой бывший дом герой наших публикаций приезжает обычно подшофе и в крайне агрессивном настроении. «Вы не представляете, что я слышу от него! Грязные ругательства, обвинения и фразы «Только Олеся может дать мне то, что я заслуживаю!»… Дошло уже до того, что он начал рассказывать мне… Как бы это выразиться… Ну, очень личные моменты… Вот тогда я и решила записать его на диктофон в моем смартфоне… – сказала госпожа Балашова. – Не спрашивайте меня, зачем! Я сама задавала себе этот вопрос – и не нахожу ответа. Но точно, не для того, чтобы заработать на нем, на Косте… Может, от отчаяния, я ведь осталась совершенно одна!».

«Ректор выполнит все указания Гульчий!..»

– Вот давайте послушаем!.. Хотя бы вот здесь… – продолжает моя собеседница. Микрофон фиксирует разговор на повышенных тонах: мужской голос и надрывный, плачущий женский.

«Я не хочу видеть тебя вообще! Что ты сможешь мне дать?! У тебя ничего нет, а Леся даст мне все! Все, что я хочу и все, что у нее есть!».

– Он не постеснялся хвастаться мне: мол, шефиня – всегда была щедрой женщиной и тратит на меня 3–5 тысяч долларов ежемесячно! Еще и акцентировал на этой сумме, уточняя – скоро, мол, у него будет новая машина, элитная, о которой я давно мечтал, – продолжает гостья и опять включает запись.

«Замолкни, я сказал! Сиди и молчи!!! Кто ты такая в конце концов?! Даже в Академии меня все боятся! В том числе и большие шишки: бывшие КГБисты, людишки от Раисы   а она хоть и далеко сейчас, но своих не бросает (надо понимать, речь идет о команде бывшего министра здравоохранения при экс–президенте Януковиче Раисе Богатыревой – Авт.). А знаешь, почему боятся?! Потому что я читаю всю их переписку!!! Мне передали электронную почту всех сотрудников – по работе. Я знаю в академии все! И не только я знаю, но и кому надо, те тоже в курсе!».

– Я действительно его боюсь! И ее (О. Гульчий – Авт.) тоже… Костя еще давно, когда у нас было все хорошо, рассказывал: шефиня владеет навыками гипноза и увлекается оккультными науками, умеет подчинять себе людей. Мол, и не уволили ее после всех скандалов именно поэтому, что она полностью подчинила себе ректора академии. И ректор сегодня делает все, что скажет Олеся Петровна – муж ее поначалу так называл, а теперь уже «моя Олеся», – продолжает госпожа Балашова.

«Даже Вороненко (ректор Академии – Авт.) делает только то, что мы скажем: Олеся и я. Многие не верят, но так оно и есть! Выполняет все пожелания и требования!!! Все, ты понимаешь?..

Моей однажды рассказали люди из Администрации Президента, которые общались с Вороненко. На него пытались надавить, мол, почему вы не увольняете Гульчий после того, как она ходит на допросы чаще, чем за хлебом? Она же и вас дискредитирует! А Вороненко ни в какую, говорит: Гульчий – это моя судьба, любовь моей жизни, и если я буду уходить, то только вместе с ней…».

– Костя также рассказывал, что она (О. Гульчий – Авт.) воздействовала даже на жену ректора Вороненко – Светлану Григорьевну. Отчего та последнее время страдает частыми и тяжелыми депрессиями. Говорят, что из–за неадекватного поведения мужа, – продолжает Балашова.

Айн, цвай, драй – и ты уже в науке!

– Что касается карьеры Константина, то он хвастался, что вскоре должен занять должность заведующего отделением информационных технологий (уже много лет и по настоящее время ее занимает очень уважаемый специалист Юрий Иванович Ладоня – Авт.), а после защиты кандидатской диссертации… Вы ведь знаете, кто у Кости научный руководитель? Да, Олеся Гульчий!.. Так вот, после защиты диссертации он будет заведовать всей кафедрой (речь идет о кафедре медицинской информатики, которую занимает основатель этого научного направления, авторитетный ученый с мировым именем, профессор, доктор медицинских наук Озар Петрович Минцер – Авт.). Муж говорил, что это будет несложно организовать, что ректор для Олеси все сделает, если она захочет!

Но вы же понимаете, какой это ценой?.. Он же с ней там… Они же непросто любовники (вздыхает)… Он даже приносил в наш дом все эти… все эти гадости, фото, картинки… Вот посмотрите я сделала фото (показывает снимок БДСМ–атрибутики и инструкции к применению некоторых девайсов). Я сказала, что выброшу в мусор, а он мне: «Только попробуй! Ты знаешь, каких это денег стоит?! Я лучше тебя, дуру такую, выброшу!. (плачет)…

Но и это не все! У Кости такая эйфория сейчас! Говорит, что дальше, когда Олеся станет ректором, причем не простым, а объединенным, он будет одним из первых лиц в медицине Украины. А «его Олеся» – Костя в этом уверен на все сто процентов – таки будет вместо ректора. Рассказывал, что в министерстве уже все решено!…».

Вопреки первоначальному скепсису, информация, которую нам озвучила жена одного из фигурантов коррупционного скандала в Национальной медицинской академии последипломного образования им. Шупика, совпала с данными из других источников.

Например, по инсайдерской информации «Антикора», в момент, когда уже было подготовлено для вручения Олесе Гульчий подозрение о совершении уголовного преступления, в работу следствия вмешались иностранные кураторы правоохранительных органов. Которые, ссылаясь на личную просьбу в.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, попросили временно снять ответственность с проректора академии Гульчий, которая «крайне необходима госпоже министру для проведения реорганизации некоторых учебных заведений».

По словам этого же источника, сближение государственного чиновника из МОЗ и проректора Нацакадемии случилось … на почве увлечение обеих оккультными науками. Именно этот нюанс оказался решающим для возникновения полного доверия и реализации общих планов.

Не смогли улучшить? Ликвидируем!

Ведь не секрет, что сегодня Министерство здравоохранения уже более полугода не может решить кадровый вопрос в Национальном медицинском университете им. Богомольца, оказавшись в тупике: компромиссного решения до сих пор не найдено, запустить полноценный учебный процесс тоже не удается. Как считает сама Ульяна Супрун, и Александр Науменко, назначенный и.о. ректора в сентябре 2018 года, и его предшественник Юрий Кучин «оказались слабаками, которые не смогли переломить ситуацию на свою сторону». В итоге новостные сводки пестрят сообщениями на тему «ректорат университета заблокировали неизвестные», «правоохранители побили студентов» и тому подобное. В итоге престиж медвуза, бывшего флагмана, стремительно катится на дно.

Оказавшись в патовой ситуации, Минздрав придумал «гениальный», с их точки зрения, ход: запустить так называемую реорганизацию. То есть, университет им. Богомольца «сливают» с Национальной академией им. Шупика. Главную роль в этом процессе должна сыграть именно Олеся Гульчий – задействуя все рычаги, в том числе и нетрадиционные, связанные с их общим увлечением с госпожой Супрун, она должна вынудить ректора Юрия Вороненко написать заявление об увольнении по состоянию здоровья. После этого МОЗ включает режим объединения вузов.

Первым лицом нового, объединенного образовательного учреждения должна стать именно Олеся Петровна Гульчий, которая, кстати, в свое время работала в университете им. Богомольца. И поэтому, как считает окружение в.о. министра здравоохранения, – хорошо знает ситуацию и, следовательно, ей будет проще выполнить поставленную задачу. Именно госпожа Гульчий и проведет масштабную реорганизацию, уволив большинство сотрудников, объединив профильные кафедры, сократив количество преподавателей в 2–3 раза.

По нашей информации, к госпоже Гульчий будет приставлен иностранный куратор, которому поручат курировать ее «реорганизационные» действия. В итоге старания Ульяны Супрун и Олеси Гульчий, безусловно, приведут к фактической ликвидации отечественного медицинского образования, уходу из вузов студентов и части преподавателей, даже частичному отъезду их из страны. В итоге престижность украинского медицинского образования, которое еще недавно считалось едва ли не лучшим в мире, упадет еще на несколько пунктов вниз. Вполне возможно, именно на этом миссия Ульяны Супрун, взявшейся реформировать еще и медобразование в нашей стране, окажется выполненной.

Главный же исполнитель этой неблагодарной миссии – Олеся Гульчий, отправив на покой так истово поддерживающего ее ректора Юрия Вороненко, вместе со своим активным заместителем Константином Балашовым получат «золотые парашюты» – не сумев реализоваться в Украине, они смогут выехать в Швецию. В свою уютную стокгольмскую квартиру с налаженным  бытом, где чувствуется тонкий вкус госпожи проректора…

Впрочем, подобный вариант развития событий можно предотвратить! Если, например, здравомыслящие сотрудники Национального медицинского университета им. Богомольца и Национальной медакадемии им. Шупика смогут активно противодействовать планам в.о. министра здравоохранения Уляны Супрун. А также добиться увольнения главной движущей силы грядущего развала проректора Олеси Гульчий вместе с ее молодым фаворитом Константином Балашовым. Что позволит сохранить и медицинское образование в Украине и даст всей отрасли надежду на будущее.

В поисках козлов отпущения…

Правоохранители, продолжая работать с уголовными делами по фактам учащихся–«мертвых душ», получили весьма интересные факты, позволяющие уже в ближайшее время активно продвинуться в расследовании. Так, по данным наших источников, Олеся Гульчий, прикрываясь негласными распоряжениями ректора Юрия Вороненко, в свое время оказывала давление на заведующих кафедрами академии, принуждая их регистрировать несуществующих студентов.

Однако на последнем допросе госпожа проректор заявила: она не имеет к ситуации никакого отношения, все это – личный «бизнес» завкафедр, за который они «откатывали» ректору Юрию Вороненко! Сейчас количество подозреваемых, которые ходят на допросы в СБУ, существенно возросло.

На этом допросе Олеся Гульчий также подтвердила наличие у ректора академии недвижимости в Греции, о чем уже писал «Антикор». Эти данные уже переданы в НАЗК, куда в ближайшее время вызовут ректора Вороненко.

Еще одно дело, по которому проходит ректор Вороненко, – махинации с клиническими испытаниями, о чем мы тоже ранее писали в своих материалах. Фигуранты скандала профессор Наталия Харченко и Олеся Гульчий на допросах после обысков у них дома рассказали обо всех схемах незаконного обогащения, переложив всю ответственность на первое лицо академии. Теперь главным подозреваемым будут не непосредственные участники незаконных схем, а лично Юрий Вороненко, которому предстоит держать ответ перед следствием.

Но не только он. Вместе с ректором на допросы в Генеральную прокуратуру сегодня ходят уже 9 (!) сотрудников Национальной медицинской академии им. Шупика. Не допрашивают только … заведующую кафедрой гастроэнтерологии академии Наталью Харченко – настоящую виновницу криминальных действий, о которой писал «Антикор». По нашей информации, госпожа Харченко пошла на сделку со следствием, выгораживая себя и переложив вину на других должностных лиц.

Главным образом, – на первое лицо. Чтобы де–факто еще более упростить Минздраву задачу по фактической ликвидации академии. Ведь операция «Развал» уже практически стартовала.

PS.  Как удалось узнать «Антикору», сегодня, в понедельник 10 декабря во время допроса в Генеральной прокуратуре ректора НМАПО Юрия Вороненко, который должен начаться в 15.00, руководителю академии предъявят подозрение сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. В том числе по фактам фальсифицированных клинических испытаний и по задокументированным правоохранителями случаям обучения в Академии «мертвых душ» из числа иностранных учащихся.

По первоначальным планам уголовную ответственность за эти нарушения должны были нести непосредственные виновницы: соответственно профессор Наталия Харченко и проректор Олеся Гульчий. Однако впоследствии оказалось, что отвечать за проделки своих подчиненных придется лично ректору Юрию Вороненко.

Руслан Якушев