«Не все страницы нашей совместной истории были светлыми, но, тем не менее, наши народы очень близки»

Израиль не поддержал санкции против России не только по той причине, что руководство страны считает это недейственным способом влияния, но и потому, что стране нужно сохранить хорошие отношения с РФ. Об этом на встрече с журналистами рассказал Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Израиль в Украине Элиав Белоцерковски. В тоже время посол надеется, что в этому году Украина и Израиль подпишут соглашение о зоне свободной торговли, и заявляет о готовности Израиля открыть небо для Украины. Однако на вопросы о работе израильских компаний в оккупированном Крыму, случаях с непропуском украинцев на границе в Израиль и поставках Украине оружия господин Белоцерковски ответил размыто. Об этом, антисемитских настроениях в Украине и методах борьбы Израиля с палестинскими структурами журналистам рассказал Элиав Белоцерковски.

Почти месяц назад Петр Порошенко совершил первый государственный визит в Израиль. Как в Израиле оценивают итоги этого визита, и продвигается ли работа над соглашением о зоне свободной торговли?

Украина для Израиля – это не еще одно государство. Связь между нашими государствами особенная, она базируется на общем культурном наследии, общих страницах истории. Не все страницы этой совместной истории были светлыми, но, тем не менее, наши народы очень близки и это, я думаю, замечательный фундамент для развития отношений между Израилем и Украиной.

Этот визит был еще одним индикатором, насколько наши отношения важны для обеих сторон. Во всяком случае, для израильской стороны они очень важны.

Вы затронули один из важнейших вопросов – создание зоны свободной торговли. Мы начали переговоры именно в день визита президента. Это уже второй раунд переговоров, первый раунд начался два года назад, но из-за событий, которые происходили в Украине, после переговоров не было продвижения. Сейчас же мы начинаем более активную работу и очень надеемся, что до конца этого года сможем подписать соглашение о зоне свободной торговли между Израилем и Украиной.

На сегодняшний день наш товарооборот составляет около 800 миллионов долларов. Это меньше, чем в прошлом году. Причем интересно, что спад товарооборота почти полностью произошел за счет израильского экспорта в Украину, а украинский экспорт в Израиль повысился на 4%. Главным образом это объясняется очень сильной девальвацией валюты.

Также во время визита президента Порошенко в Израиль прозвучала фраза о необходимости активизировать авиационное сообщение между Украиной и Израилем. Как к такой перспективе относится правительство Израиля?

У нас есть режим о свободном небе с Евросоюзом и со всеми европейскими странами. Так что, я не вижу никаких причин, почему бы не присоединить к этому режиму Украину. С нашей стороны мы готовы решить этот вопрос.

Авиалинии Киев-Тель-Авив, а сейчас это не только Киев, но и Львов, Одесса, Харьков, Днепропетровск, чрезвычайно перспективны. Я думаю, на данном этапе наибольшее количество рейсов, выходящих из «Борисполя», направляются в Израиль – три или четыре рейса в день. По-моему, мы на первом месте, на втором – Вена. Кроме того, мы видим, что самолеты заполнены.

Однако украинские туристы жалуются, что, несмотря на наличие всех необходимых документов и ваучеров, на границе их разворачивали и отправляли назад в Украину…

Мы находимся в постоянном контакте с консульской службой Министерства иностранных дел Украины (Департаментом консульской службы Министерства иностранных дел, – FaceNews). В сентябре или октябре были проведены консультации, главной темой которых был именно этот вопрос.

Этот вопрос очень важен и для украинской стороны, и для нашей стороны, потому что мы хотим создать репутацию страны, в которой, как оно и есть, мы очень рады видеть украинских туристов.

Исходя из нашей статистики, Украина сейчас занимает шестое место по количеству туристов, приезжающих в Израиль. Я думаю, что если бы тот феномен, что их возвращают, был на высоком уровне, не было бы такой статистики. Но, тем не менее, каждый случай нужно проверять, и нужно стараться, чтобы они не повторялись.

Вы сказали, что связь между нашими государствами особенная, однако недавно Посольство Украины в Израиле заявило о возможном применении санкций к израильским компаниям, продолжающим торговлю в Крыму. Как можете это прокомментировать?

У нас очень четкая позиция по отношению к Крыму. Мы постоянно распространяем информацию о том, что компании или физические лица, въезжающие в Крым не посредством украинского законодательства и ведущие там какие-то работы, по законам Украины совершают преступление. Я думаю, что подавляющее большинство людей в Израиле с этим достаточно хорошо знакомо.

У нас, как и в Украине, существует демократическая структура, поэтому компании не подчиняются указаниям правительства Израиля. Каждый, кто делает это, берет на себя риск.

Контролировать это на 100% очень сложно. Я думаю, что наша задача заключается в том, чтобы довести до сознания этих людей, этих компаний, этих лиц, что этот поступок может быть наказуем.

Министерство иностранных дел Израиля давало компаниям какие-то рекомендации по поводу работы в Крыму?

Рекомендации по отношению к восточной части Украины, по отношению к Крыму есть, но мы, как правило, не даем рекомендаций компаниям, мы даем рекомендации гражданам.

Также Израиль прекратил импорт украинских куриных яиц из-за обнаружения в них бактерий сальмонеллы. На каком этапе возобновление экспорта?

Вопрос яиц – это технический вопрос. В свое время Израилем было принято решение закупить в Украине около 17 миллионов яиц. Теперь наша санитарная служба либо подозревает, либо нашла какие-то микробы. Сейчас ведутся очень интенсивные переговоры между соответствующими службами Израиля и Украины. Мы очень надеемся решить этот вопрос в ближайшем будущем. Я думаю, что это не такой вопрос, который нельзя было бы решить.

Что, кроме продовольствия, интересно израильским экспортерам в Украине?

Что касается экспорта, то я говорил, что украинский экспорт в Израиль за последний год повысился на 4%. По-моему, это что-то около 600-650 миллионов долларов. Речь идет не только о продуктах питания, есть много других отраслей, например, машиностроение, металлы, сельскохозяйственная продукция. Но опять-таки мы считаем, что потенциал гораздо больше. Когда мы завершим переговоры о зоне свободной торговли, и эта зона будет существовать, товарооборот между нашими странами существенно повысится.

Я бы сказал, что наши экономические отношения – это не только товарооборот, ведь это один из индикаторов. Есть еще проекты в различных сферах, над которыми мы работаем. В этом году мы выбрали две такие сферы. Первая – это сельское хозяйство. У нас вместе с канадскими партнерами есть большой проект на юге Украины. Это четыре региона, в которых будут внедряться израильские технологии и методы, которые по примерным оценкам будут использоваться примерно 35 тысячами украинских фермеров. Это очень большой проект. Есть еще различные возможности капиталовложений израильских компаний в украинское сельское хозяйство. Мы постараемся содействовать этому.

Вторая сфера, которая мне кажется очень перспективной и очень интересной, это развитие связей в области хайтека. В Израиле эта тема очень развита. Как раз на следующей неделе мы начинаем одно из мероприятий в этом направлении. Мы уговорили приехать сюда одного из наших главных ученых – профессора Дана Шехтмана, это лауреат Нобелевской премии по химии. Он не только ученый, также профессор работает в области внедрения новых технологий.

Вы очень хорошо делились с Украиной опытом, а как на счет того, чтобы поделиться деньгами? По состоянию на средину прошлого года, инвестиции Израиля в Украину составляли всего 36 миллионов долларов…

Эта цифра – это прямые инвестиции Израиля в Украину. Есть еще немало инвестиций, которые осуществляются через Западную Европу или США, которые не записаны как инвестиции израильских компаний, но, тем не менее, являются израильскими инвестициями. Я это говорю не в оправдание или какое-то объяснение этого, я считаю, что есть намного больше возможностей для развития израильских инвестиций в Украину.

Украина должна понять, что в данной ситуации влияет очень много экономических факторов. Я думаю, стабилизация экономики и курса валют упростит ситуацию.

Параллельно в Израиль едут работать много строителей из Украины. Как продвигается подписание Договора о трудоустройстве украинских строителей в Израиле? Когда планируете завершить работу над этим документом?

Несколько недель назад мы как раз проведи интенсивные консультации с Министерством социальной политики Украины. В принципе уже есть документы, позволяющие украинцам ехать в Израиль и работать там именно в области строительства, в которой в Израиле существует нехватка.

Причем работа происходит по израильским законам, то есть, они получают заработную плату по израильским стандартам, все социальные услуги и так далее. Мы уже в принципе договорились, сейчас обе стороны проводят необходимые бюрократические процедуры, чтобы утвердить договоренности, которые были достигнуты. Я думаю, что это вопрос недели, пока начнется практическая работы для имплементации этих соглашений.

Владеете ли Вы информацией о росте антисемитских настроений в Украине?

К сожалению, в Украине, как и в любой другой стране от раза к разу проявляется антисемитизм. Я очень надеюсь, что когда-нибудь мы избавимся от этого, но на данном этапе мы сталкиваемся с этим от раза к разу.

Однако если мы сравниваем Украину с другими европейскими государствами, то видим, что эти проявления, во-первых, происходят гораздо реже и носят более хулиганский, чем системный или государственный характер. Во-вторых, я должен отметить позицию правительства Украины, которое очень четко выступает против этих проявлений, старается пресечь.

Сегодня Вы неоднократно говорили о развитии отношений между Украиной и Израилем. Если отношения с Украиной так важны для Израиля, почему Ваша страна не поддержала санкции против РФ?

Во-первых, мы как страна, испытывающая санкции со стороны арабских стран, не считаем, что санкции – это мера, которая может привести к решению конфликтов. Это принципиальная позиция Израиля, поэтому мы не присоединялись к санкциям.

Во-вторых, мы стараемся поддерживать хорошие отношения с Россией. Мы на 100% поддерживаем территориальную целостность Украины, это наша позиция, которую мы не меняем. Но, тем не менее, у нас есть очень важные интересы с Россией, которые мы не можем ставить под угрозу.

Несмотря на заявления о том, что конфликт в Украине нужно решать дипломатическим путем, Израиль использует силовые методы в борьбе с палестинскими структурами, которые считает террористическими. Украина тоже считает «ДНР» и «ЛНР» террористическими структурами. Как искать альтернативу несиловым методам в борьбе с противником, который не ищет переговоров?

Что касается Израиля – да, мы ведем борьбу с некоторыми палестинскими группировками силовыми методами, но с главной палестинской администрацией мы стараемся вести переговоры. Силовые методы используются по отношению к тем группировкам, которые не признают государство Израиль и не собираются вести с ним никаких переговоров. Если эти группировки и эти организации согласятся на ведение переговоров, то мы готовы. Мы используем силовые методы не потому, что мы это выбрали, а потому что у нас нет другого выбора, они используются для самозащиты.

В 2005 году мы полностью вышли из Сектора Газа. Ни клочка земли этой части мы не занимали. Тем не менее, власть, пришедшая в Секторе Газа, не признает Израиль и от раза к разу бомбардирует наших жителей ракетами и посылает террористические ячейки, чтобы убивать наших жителей. С ними невозможно вести переговоры. Мы готовы с ними вести переговоры, но они нас не признают. Поэтому там мы используем силовые структуры.

Что касается палестинской администрации, то мы стараемся вести с ними переговоры, это очень нелегко, и на данном этапе как таковых переговоров не происходит, но мы надеемся на возобновление.

Две недели назад два боевика «Хизбалы» признались в интервью, что напрямую из России получают оружие. На прошлой неделе на Донбассе была задержана партия установок «Град-П», предназначенных для Ближнего Востока, с инструкцией на арабском языке. Будет ли Израиль реагировать на поставки оружия Россией противникам Израиля?

Если такие поставки оружия будут происходить или происходят, то это будет поднято через соответствующие инстанции.

У Вас есть подтверждение этой информации?

Я не могу ответить на этот вопрос.

В то время, как в прессе появляются публикации о наличие израильских беспилотников у террористов на востоке Украины, Израиль отказал Украине в продаже беспилотников. Почему так?

Я не смогу ответить на этот вопрос. Эти темы мы, как правило, не обсуждаем. Единственное, что я могу Вам сказать: у наших стран есть очень хорошее сотрудничество во многих областях.

Были бы беспилотники и с одной, и с другой стороны…

Я только могу сказать, что мы не поставляли беспилотники другой стороне.

Официально не поставляли?

Не было ни официальных контактов, ни неофициальных.

Однако есть подтвержденные факты…

Это не значит, что мы их поставляли. Если вы там, например, видели винтовки М16, это не значит, что американцы поставляли им оружие.

Понятно, что Вы не комментируете эти вопросы. Но Вы согласны, что Украине можно и нужно поставлять оружие в условиях агрессии России?

Я не думаю, что мое мнение тут играет какую-то роль. Откуда Украина должна получать оружие, должна ли получать вообще или нужно создавать свой военно-индустриальный комплекс – это все вопрос к украинскому руководству. Мне тут нечего добавить.

Автор интервью: Софико Векуа