Пожар по соседству

382

Британское правительство во главе с Дэвидом Кэмероном за 2 последних года собственными руками убило национальную металлургию. Этим самым путем до сих пор шел и Кабинет министров Украины во главе с Арсением Яценюком. Хочется верить, что, глядя на пример Туманного Альбиона, новый состав КМУ с Владимиром Гройсманом не станет наступать на те же грабли.

13 млрд долл. на ветер

Индийская корпорация Tata Steel в 2007 году приобрела металлургические заводы британско-голландской компании Corus за 13 млрд долл. По нынешним меркам такая сумма выглядит астрономически-нереальной. Но если вспомнить, как стремительно тогда росли цены на металлопродукцию – сделка была вполне интересной для Ратана Тата, главы совета директоров корпорации. Однако отбить вложенные в покупку средства Tata не успела: через год начался кризис, который привел к падению спроса на металл и обвалу цен.

Уже тогда с позиций финансовой отчетности инвестиции в заводы Corus превратились в отрицательную величину. Поэтому еще в 2011-м индусы избавились от Teesside Cast Products, расположенного возле Миддлсборо. Актив перешел к таиландской Sahaviriya Steel Industries (SSI) за 469 млн долл., т.е. примерно в 3 раза дешевле, чем за него ранее заплатила сама Tata. При этом британская металлургия сталкивалась с теми же проблемами, что и остальные европейские коллеги: высокие экологические стандарты на фоне падения спроса в ЕС сделали местных производителей неконкурентными по сравнению с китайцами.

В дополнение к этому правительство Д.Кэмерона в 2013 году объявило о новой промышленно-энергетической политике. Ее суть заключается в отказе от «грязных» производств в пользу экологически чистых. На первый взгляд, цель вполне благородная с точки зрения заботы государства о здоровье своих граждан и о будущем нации. Однако в итоге получилось в полном соответствии с известной поговоркой: «Хотели как лучше – получилось как всегда». Национальная экономика усилила зависимость от импорта металлопродукции, британский бюджет потерял налоговые поступления, а у властей появилась головная боль из-за десятков тысяч новых безработных.

Во-первых, в рамках новой стратегии тарифы на электроэнергию для металлургов были повышены до заоблачных значений – сегодня они являются самыми высокими в мире. Кроме того, импорт металла из КНР нарастал угрожающими темпами. Но если в континентальной части ЕС Еврокомиссия все же ведет антидемпинговые расследования против китайской экспансии, то власти Великобритании отказались от защитных мер в интересах местного производителя.

Их аргументы очень похожи на те, которые приводит заместитель главы Минэкономторга Украины Максим Нефедов, поясняя нежелание ограничивать экспорт металлолома из Украины: «Да здравствует свободный рынок, который сам себя регулирует в условиях невмешательства властей». Действительно, предприятия местного автопрома, среди которых можно выделить завод Nissan-Renault в Сандерленде, Vauxhall, MINI и Jaguar Land Rover – поспешили заявить, что без проблем обойдутся без автолиста британского производства, полностью заменив его китайским.

«Никаких перебоев с поставками даже в случае полной ликвидации сталелитейной промышленности Великобритании на автосборочных предприятиях не будет», – цитировали СМИ анонимного представителя филиала Nissan-Renault. Результат подобной политики не заставил себя долго ждать. Первой сдалась тайская SSI, закрыв завод в Тиссайде. Tata Steel пошла другим путем, прибегнув к тактике поэтапных сокращений объемов производства и персонала: 1 тыс. британских металлургов лишилась работы, потом еще 1, тыс., 6 тыс. … Параллельно индийцы пытались договориться с правительством Д.Кэмерона о мерах господдержки, но в ответ получили лишь предложение инвестировать еще 100 млн фунтов стерлингов в экологическую модернизацию производства.

Убедившись, что диалога с Д.Кэмероном и министром по делам бизнеса Саджидом Джавидом не получается, Tata в 2015 году начала подыскивать покупателя на британские заводы. Нельзя сказать, что никто ими не интересовался, но в итоге продать удалось лишь 2 завода в Дальзеле и Клайдбридже – благодаря неофициальному согласию властей Шотландии предоставить субсидии на энерготарифы. При этом речь идет только о менее энергоемком прокатном производстве. Возобновлять выплавку стали и чугуна новый владелец, компания Liberty House, не намерена. «Нам понятно, что покупка мощностей по выпуску чугуна и стали представляет собой громадный вызов», – пояснил представитель LH в комментарии СМИ.

Опять же неофициально указывается, что без господдержки в вопросе тарифов на электроэнергию купить британские заводы Tata Steel никто не согласится. Поэтому сейчас компания собирается просто закрыть их по примеру SSI. Индийцев тоже можно понять: расходы на поддержание операционной деятельности европейских активов, большинство из которых расположены в Великобритании, составляют 3 млрд долл. в год. А Tata и так имеет отрицательные финансовые и экономические показатели. Достаточно сказать, что ее годовое производство в Индии составляет 10 млн тонн стали при численности персонала 37 тыс. человек. Тогда как у лидера индийского металлургпрома, JSW Steel – выплавка 14 млн тонн на 12,3 тыс. работников. В этих условиях желание Tata сократить расходы и убытки вполне естественно.

В результате угроза увольнения нависла над 40 тыс. работников Tata в Великобритании. Большинство из них проживает в Порт-Талботе, который по мере закрытия сталеплавильных мощностей превращается в город-призрак. На фоне растущего недовольства такой политикой в Великобритании С.Джавид был вынужден в марте приехать в Порт-Талбот и заявить, что правительство не бросит местных металлургов на произвол судьбы и они получат поддержку в виде госзаказов на инфраструктурные проекты, финансируемые из бюджета.

В свою очередь, Д.Кэмерон выразил мнение, что национализация заводов Tata Steel не является решением проблемы. Попутно он ответил на упреки оппонентов в развале британской металлургии, обвинив их в нечестной игре. Главной причиной бедственного положения в Порт-Талботе и на других предприятиях отрасли премьер-министр назвал «громадное мировое перепроизводство стали» – деликатно опустив тот момент, что в этих условиях его правительство отказалось от защиты национального производителя на внутреннем рынке.

Беспощадная война со здравым смыслом

Ситуация в украинском металлургпроме отличается от британской только нюансами. Да, тарифы на электроэнергию в Украине не настолько грабительские и нет необходимости в антидемпинговых пошлинах на большую часть продуктовой линейки – главным образом из-за слабого внутреннего спроса, вынуждающего экспортировать большую часть выплавляемого металла в виде полуфабрикатов. Зато за последние 2 года правительство А.Яценюка в 7 раз(!) повысило налоговую нагрузку на железорудный сектор.

Своевременно возвращать металлургам НДС при экспортных операциях Арсений Петрович и его подчиненные при этом забывали. Также несколько раз в 2014-2015 годах КМУ разрешал без должного обоснования повысить тарифы на перевозку грузов государственному монополисту, ПАО «Укрзализныця». Кроме того, вместо налаживания экономических связей с украинскими предприятиями, оказавшимися на неподконтрольной территории, Кабмин своими решениями блокировал кооперацию внутри ГМК, делая миллионы (с учетом занятых в смежных отраслях) украинцев заложниками политических игрищ.

В частности, речь идет о постановлении КМУ о ликвидации с 1 марта ГП «Донецкая железная дорога», в своей нынешней редакции означающего прекращение грузового железнодорожного сообщения с заводами и шахтами на неподконтрольной территории. Из-за этого возникла угроза их остановки – а ведь это активы с украинской юридической пропиской, которые исправно платят миллиарды гривен в украинский госбюджет. В условиях, когда премьер и президент по всему миру ездят с протянутой рукой и просьбами о новых кредитах, такое решение вызывает как минимум удивление.

Не вчера возникла и проблема низкой пропускной способности на железнодорожном участке «Камыш-Заря – Волноваха», из-за которой отраслевой лидер, холдинг «Метинвест», не может обеспечить сырьем полноценную работу меткомбинатов в Мариуполе. Отдельная эпопея – увеличение в 2015-2016 годах квоты на экспорт металлолома до рекордных значений, на фоне опять же рекордного падения ломосбора. Это привело к дефициту лома на внутреннем рынке, недозагрузке производственных мощностей ГМК и потере 2,7 млн тонн стальной выплавки. Что в свою очередь повлекло снижение валютных и налоговых поступлений. Одним словом, вопреки здравому смыслу, кричащему о необходимости поддержки национального производителя в условиях кризиса, правительство А.Яценюка все эти годы поступало с точностью до наоборот, добивая металлургов.

Неудивительно, что по итогам 2015 года выплавка стали в Украине упала до 23 млн тонн – хотя еще несколько лет назад было 37-39 млн тонн, т.е. почти вдвое больше. Такого кризиса, как сегодня, в истории украинского горно-металлургического комплекса не было последние 15-20 лет, подчеркивает президент объединения «Металлургпром» Александр Каленков. Несмотря на это, украинские компании не допустили массового увольнения рабочих, как их коллеги на британских и европейских метзаводах. Тем не менее ситуация более чем сложная.

А.Каленков отмечает, что сейчас предприятия ГМК не могут покрыть даже переменных затрат, не говоря о том, чтобы отбить себестоимость. «Фактически они сейчас сжигают деньги», – подчеркнул он, выступая на заседании «круглого стола» в комитете Верховной Рады по промышленной политике. Для сохранения украинского ГМК, который составляет основу национальной экономики, нужны государственные решения, убежден глава Федерации металлургов Украины Сергей Беленький. О первоочередных мерах, необходимых для спасения отрасли, идет речь в открытом письме, с которым «Металлургпром» и ФМУ обратились к президенту, премьер-министру, главе Верховной Рады и секретарю СНБО.

По сути, это детальный план вывода ГМК и всей экономики Украины из кризиса. Он предусматривает повышение пошлины при экспорте из Украины стратегического сырья – металлолома, до 35 евро/тонну и снижение ставки на импорт металлолома до 0%. Это улучшит обеспечение металлоломом отечественных предприятий, увеличит экспортную выручку на 150 млн долл. в год, а также позволит увеличить поступления в бюджет от экспортной пошлины и нарастить производство продукции с более высокой добавленной стоимостью.

Также металлурги считают необходимым расширение ПАО «Укрзализныця» пропускной способности железной дороги в направлении Мариуполь на участке «Камыш-Заря – Волноваха» до 22 грузовых поезда в сутки. Это обеспечит загрузку металлургических предприятий региона и дополнительные поступления валютной выручки около 1 млрд долл. ежегодно.

Предлагается урегулировать работу ПАО «Укрзализныця» на неподконтрольной территории Украины. Это обеспечит критически важные для государства перевозки энергетического угля для ТЭС, коксующегося угля и известняков для меткомбинатов на территории Украины, а также продукции меткомбинатов, расположенных на неподконтрольной территории, но с украинской регистрацией, которые платят налоги в бюджет Украины и выручка которых пополняет валютные запасы Украины.

Металлурги считают необходимым снизить тариф на транспортировку газа для промышленных потребителей до среднеевропейского уровня 10-12 долл./тыс. куб. м. Это поддержит конкурентность отечественных экспортеров в Европе по сравнению с европейскими производителями, работающими преимущественно на внутреннем рынке со значительно меньшими затратами на поставку газа и логистику в целом.

Необходимо также привести портовые сборы в Украине, которые составляют 2-3,5 долл./тонну, до экономически обоснованного уровня, сопоставимого со сборами в портах конкурентов – Китай, Турция, РФ, Австралия, Бразилия, где они равны 0,8 долл./тонну грузоподъемности судна.

Также металлурги настаивают на моратории на индексацию железнодорожных тарифов как минимум на 2016 год и возвращении на доработку Мининфраструктуры изменений в Сборник тарифов на железнодорожные перевозки, поскольку в нынешней редакции они значительно ухудшат положение грузовладельцев.

Еще одним фактором, стимулирующим выход ГМК из кризиса, станет восстановление возмещения НДС предприятиям, расположенным на Донбассе и перерегистрированным на подконтрольной Украине территории, которые платят налоги в бюджет Украины. При этом необходимо в апреле-мае возместить всю просроченную задолженности по НДС. Также следует продолжить применение понижающего коэффициента 0,25 к землям, которые находятся в пользовании предприятий горнодобывающей промышленности, отмечают в «Металлургпроме» и ФМУ.

Автор материала: Игорь Воронцов