Практика Верховного суда: дело о кредитном рабстве

207

Безнадежную ситуацию с выплатой валютных кредитов удалось переломить Верховному суду, который передал на рассмотрение Большой палаты ряд дел по кредитным спорам

Правоведы внимательно следят за практикой недавно созданного Верховного суда, особенно его Большой палаты (включающей в себя представителей всех четырех кассационных палат: гражданской, административной, хозяйственной и уголовной), потому что именно эти решения разрешают наиболее актуальные правовые проблемы и определяют дальнейшую судебную практику. Но только ли юристам должны быть интересны эти решения? Как подобные решения влияют или могут повлиять на жизнь других людей, которые не являлись стороной по делу, рассмотренному Большой палатой Верховного суда, но пребывали в сходных правоотношениях, сталкивались с аналогичными проблемами?

«Ракурс» начинает цикл статей о решениях Большой палаты Верховного суда и их влиянии на жизнь людей. Из всех функций Большой палаты акцент будет сделан на пересмотре в кассационном порядке дел, которые представляют собой исключительную правовую проблему, либо были приняты к рассмотрению с целью обеспечения одинакового применения норм права. Данные статьи будут адресованы прежде всего людям без юридического образования, поэтому я постараюсь не перегружать их цифрами и номерами дел, кроме тех случаев, когда это совершенно необходимо.

Большая палата Верховного суда: дело об окончании кредитного рабства

В период стабильного курса гривны (а с 2000-го по 2007 год курс доллара США по отношению к гривне даже немного падал, со среднего 5,44 в 2000 году до 5,05 в 2006 и 2007 годах) многие граждане успели набрать валютных кредитов. Когда в 2009 году курс национальной валюты упал до отметки 8 грн/долл., для части заемщиков это оказалось неподъемным, начались просрочки, обращение взыскания на заложенное имущество, взыскание задолженности в судебном порядке. Если в долгий период относительно стабильного курса гривны взыскание по валютным кредитам суды выносили в валюте Украины на день принятия решения, то с 2010 года практика поменялась кардинально — взыскание по валютным кредитам проводится в валюте договора, курс же пересчитывается на момент фактической выплаты.

Более того, практически повсеместное распространение получила практика, подкрепленная позицией действующего на тот момент Верховного суда Украины, — согласно ст. 1048 Гражданского кодекса Украины банк имеет право на получение процентов за пользование кредитом ежемесячно, до полного погашения кредита.

По умолчанию, если в договоре не предусмотрено иное, в случае неполного платежа (исполнения обязательства частями) сначала идет погашение затрат кредитора на получение платежа, потом — погашение процентов и неустойки, и лишь после этого погашение основного долга. Реальные кредитные договоры, как правило, дублировали положения Гражданского кодекса или делали условия погашения кредитов по частям еще более жесткими. Таким образом, массово возникли ситуации, когда добросовестные, но не сумевшие полностью погасить кредит из-за значительной девальвации гривны заемщики попадали в капкан договоров и судебных решений. То есть залоговое имущество, если только это не единственное жилье заемщика, полученное не за счет кредита, — продано, деньги пошли на возмещение расходов банка либо исполнительной службы по продаже имущества, выплату штрафных санкций и процентов. В дальнейшем, как ни старается заемщик погасить кредит, он может погасить лишь проценты, а потом — опять проценты, уже новые, но только не основную сумму долга, которая погашается в последнюю очередь. Курс гривны и дальше падает, а заемщик становится вечным должником, без надежды на погашение тела кредита и освобождения от задолженности.

Эту безнадежную ситуацию удалось переломить Верховному суду, который передал на рассмотрение Большой палаты ряд дел по кредитным спорам. Действительно революционным следует считать постановление Большой палаты ВС от 28 марта 2018 года (судья-докладчик Дмитрий Гудыма) по делу №444/9519/12. Данное решение появилось в открытом доступе лишь 23 июня 2018 года (видимо, тяжело согласовывался между судьями его полный текст), и практически за одну ночь информация о нем разлетелась по всем юридическим фейсбук-сообществам.

Большая палата Верховного суда пришла к выводу, что право кредитодателя насчитывать предусмотренные договором проценты по кредиту прекращается после истечения определенного договором срока кредитования, или в случае предъявления заемщику требования о досрочном погашении кредита в связи с просрочкой текущих выплат. Вдохновившись самим фактом передачи дел по кредитным спорам на рассмотрение Большой палаты и мотивами такой передачи (еще до публикации окончательного решения), с одними из клиентов, уже немолодой семейной парой, я отправилась в исполнительную службу для выяснения вопроса о сумме задолженности по их относительно небольшим валютным кредитам 2007 и 2008 года, которые, как им казалось, они никогда не смогут погасить, так как реальных и гипотетических доходов семьи даже при наиболее благоприятных обстоятельствах могло хватить только на сумму текущих процентов.

Как выяснилось, в материалах исполнительной службы начисто отсутствовали сведения о продаже автотранспорта заемщиков залогодержателем и исполнительной службой. Зато помимо первого решения в пользу банка, датированного апрелем 2009 года, было еще три заочных решения разных лет и различных судов в пользу банка по одним и тем же двум кредитным договорам. Как позже выяснилось, данные иски рассматривались без уведомления ответчиков, вернее, в одном из дел сведения об уведомлении вообще отсутствуют, в двух других — суд направлял уведомления на адрес заемщика, указанный в кредитных договорах, несмотря на то, что с 2009 года ответчики были зарегистрированы и фактически проживали уже по другому адресу. В одном из этих заочных решений также была искусственно создана территориальная подсудность по месту нахождения банка — якобы за заемщика поручился в пределах суммы 10 000 грн другой банк, совершенно неизвестный заемщику. И, что самое интересное, в двух заочных решениях из трех помимо взыскания процентов за период свыше срока кредитования истец «деликатно умолчал» о первоначальном решении 2009 года, которым уже было взыскано тело кредита, и взыскал его повторно.

Процессуальные нарушения банка и суда теперь сыграли на руку заемщику — суды уже отменили два из трех заочных решений, пересмотр третьего пока находится в производстве. По одному из отмененных заочных решений иск банка уже при производстве в обычном порядке оставлен без рассмотрения, в связи с хронической неявкой истца, с отдельным акцентом в определении суда, что истец злоупотребляет своими процессуальными правами. По другим решениям процессуальная борьба еще идет, но у заемщиков появилась надежда, что они наконец смогут рассчитаться по кредитам и забыть эту банковскую историю, как страшный сон.