Правила этического поведения государственных служащих

467

Любой чиновник, который будет наказан или уволен за критику власти, охотно обжалует это решение в суде. Поэтому юридически этот документ — просто абсурдные пожелания и ничего больше, говорит народный депутат Ольга Червакова.

Чиновникам больше нельзя публично критиковать действия руководства и высших должностных лиц страны, а также порочить честь госслужбы и имидж государства. За нарушение этих требований им грозит «дисциплинарное взыскание».

Требование лояльности

Из-под пера Кабинета министров вышел документ под названием «Правила этического поведения государственных служащих». По большому счету документ состоит из набора требований к чиновникам быть хорошими людьми. Т.е. честными, высокоморальными патриотами, служащими на благо общества и государства. Такой себе моральный кодекс коммуниста в украинской редакции.

Отдельным пунктом идет требование «лояльности». Под которым документ подразумевает добросовестное исполнение решений органов власти, корректные отношения с начальством и сослуживцами, а также отказ от публичной критики органов власти и представляющих их должностных лиц.

Из-за того, что принятые правительством документы публикуются на официальном сайте с опозданием, о существовании «морального кодекса чиновника» стало известно только сейчас, хотя датирован он 11 февраля. Первой о нем сообщила директор Департамента цифровой экономики Минэкономразвития Елена Минич. По ее словам, ей было предложено подписать бумагу о том, что она обязуется выполнять постановление Кабмина от 11.02.2016 №65.

«Документик коротенький, в лучших традициях коммунистического периода, а еще точнее — в традициях Сталина и Берии. При прочтении, так и думалось: «Жив еще, курилка». На первой странице сразу резанули, с точки зрения выпадения из логики Законов и служения стране и обществу, — требования к лояльности. Лояльности к чему? К кому? А на второй страничке «тайный смысл» стал явным. И этот лаконичный КГБшный и ГПУшный подход имеет только одну задачу — «спрятать» на самом видном месте одну единственную фразу: «п.7. Лояльність передбачає: … 2) утримання від будь-яких проявів публічної критики діяльності державних органів, їх посадових осіб;». Круто, а?» — написала она на своей странице в Facebook в минувшую пятницу 26 февраля.

Елена пишет, что подписывать бумагу отказалась, а ее появление связывает с состоявшимся накануне принятия документа демаршем ее начальника – министра экономики Айвараса Абромавичуса, подавшего в отставку и публично заявившего о коррупции в высоких кабинетах.

Можно предположить, что своим появлением документ обязан желанию руководства Кабинета министров избежать подобных эксцессов в будущем, т.к. они мешают правительству выглядеть в глазах общественности властным монолитом, успехами которого в реформировании страны каждую неделю с согражданами делится премьер-министр Арсений Яценюк в своих «десятиминутках добра».

Бумага не стоит гроша

Но, как это всегда бывает, в случаях, когда желание получить результат есть, а возможностей его обеспечить — нет, появление «Правил этического поведения» смело можно назвать очередным бумагомарательством в исполнении чиновников. Предусмотренная за несоблюдение перечисленных норм дисциплинарная ответственность вряд ли испугает очередного чиновника уровня министра, если уж тот решит уйти громко хлопнув дверью и резанув правду-матку. Человеку, подающему заявление об отставке, сложно грозить выговором, даже если он строгий и «с занесением». А взыскание штрафов с сотрудников у нас запрещено трудовым законодательством. Правда, чиновника можно лишить премии, но достаточно взглянуть на декларации министров и автопарк под Кабмином и другими ведомствами, чтобы оценить степень строгости такого наказания.

В результате под удар могут попасть разве что обычные клерки, работающие в госучреждениях при любой власти. Но как раз они в некорректных высказываниях собственного мнения о руководстве в публичном пространстве никогда замечены не были.

«Проблема в том, что дисциплинарная ответственность за нарушение этого правила будет давить на госслужащих совсем не тех, на которых надо давить. Проблема в том, что обеспечить выполнение этих правил так, чтобы выиграло государство, невозможно, потому что этика и работа в поте лица у нас для одних, а коррупция и хохот с «лохов» — для других. А других проблем я не вижу. Нормальные правила нормальной этики», — написал в соцсетях по поводу этических норм для госслужащих посол по особым поручениям Дмитрий Кулеба.

Бесполезной очередную нормотворческую деятельность Кабмина называет и народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Ольга Червакова: «Во-первых, оно (постановление, — ред.) не может быть выполнено, поскольку не предусматривает санкций за нарушения. Любой чиновник, который будет наказан или уволен за критику власти, охотно обжалует это решение в суде. Поэтому юридически этот документ — просто абсурдные пожелания и ничего больше. Во-вторых, многочисленные императивы Постановления о том, как должен и как не должен вести себя чиновник, — это бессмысленное дублирование закона «О государственной службе», пятая статья которого как раз и регулирует этот вопрос».

Но Кабмину есть куда расти. Подобные попытки обезопасить себя от публичных нападок украинские чиновники высшего уровня предпринимают далеко не впервые. Еще дальше, чем нынешнее правительство, в свое время пошла Юлия Тимошенко. В 2009 году по иску ВО «Батькивщина» в Украине был установлен судебный запрет на любую недобросовестную рекламу в отношении тогдашнего премьера Тимошенко. Причиной иска стала организованная гражданином Петром Пидлубным рекламная кампания, заключавшаяся в размещении по всей стране бордов с надписями «Вони кака – вона цяця» и т.п. в ответ на президентскую кампанию самой Юлии Тимошенко, соперничавшей с Виктором Януковичем за первое кресло в стране, и построенной на слогане «Вона працює». Теперь «працює» другой состав правительства во главе с другим премьером.

Автор материала: Павел Иванов