Правительство Швеции хочет депортировать мигрантов

315

Европейская политика открытых дверей для беженцев из Африки и Ближнего Востока, похоже, окончилась. Серия преступлений, совершенных в новогодние праздники мигрантами, не только изменила отношение к ним, но и подтолкнула многие страны ЕС к решительным мерам. Президент Евросовета Доналд Туск отвел два месяца на то, чтобы взять под контроль миграционный кризис. В противном случае он не исключил развала Шенгенского пространства и поражения ЕС как политического проекта.

Правительство Швеции хочет депортировать 60-80 тыс. мигрантов, а также увеличить количество пограничной полиции с целью усиления миграционного контроля. А в Бельгии возник громкий скандал в связи с высказываниями губернатора провинции Восточная Фландрия, который призвал земляков не подкармливать беженцев, чтобы не мотивировать других их соотечественников просить убежища в бельгийском королевстве. Стоит отметить, что на протяжении 2015 года из этой страны было выслано 10 тыс. мигрантов, из них 4 тыс. человек уехали добровольно.

В Великобритании, согласно проведенному компанией YouGov poll опросу общественного мнения, 54% граждан поддерживают идею о конфискации ценностей у беженцев, что уже внедрено в Дании.

Знаковым стало заявление Ангелы Меркель на съезде партии ХДС относительно возвращения мигрантов из Ирака и Сирии на родину после того, как в их государствах прекратятся военные действия. Также она инициировала ускорение механизма высылки тех, кому статус беженца не был предоставлен.

Содиректор программ по вопросам внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник в комментарии констатировал, что Меркель ранее сделала ошибку, объявив о политике открытых дверей. Тогда она не думала о последствиях. Сейчас же пришло время собирать камни.

К слову, в конце января в ФРГ был принят законопроект, упрощающий депортацию мигрантов за убийства, изнасилования, сопротивление полиции, угрозы, нанесение телесных повреждений и преступления против собственности, связанные с применением насилия.

3 февраля немецкое правительство ужесточило правила по размещению беженцев в Германии. Алжир, Тунис и Марокко признаны безопасными странами — это означает, что, за редкими исключениями, выходцы оттуда не получат вида на жительство в Германии. Их заявки будут рассматриваться по ускоренной процедуре в течение трех недель.

Будут созданы спеццентры приема, которые должны отвечать за процедуру предоставления убежища определенным группам мигрантов. К слову, непосредственно из приемного центра их могут и депортировать, если предоставленные данные окажутся ложными.

Лицам, получившим право на пребывание в стране, разрешено приглашать к себе родственников лишь спустя два года. Кроме того, беженцы ежемесячно будут выплачивать 10 евро за интеграционные или языковые курсы, таким образом взяв на себя часть расходов на свое обучение. Социальную помощь, которая, к тому же, будет урезана, беженцы смогут получать только в том случае, если проживают в районе, поставившем их на учет.

Правительство Германии существенно упрощает законодательные основания для депортации. Теперь отсутствие документов или наличие медсправки о болезни (за исключением недугов, представляющих угрозу для жизни) не будет препятствием для выдворения из страны.

Внештатный научный консультант Центра Разумкова по вопросам взаимодействия с ЕС Александр Шнырков в комментарии «ВВ» отметил, что ужесточение правил пребывания мигрантов — оправданные меры, хоть и приняты с опозданием.

«Данный шаг полностью не решит проблем. Однако Меркель озвучила самое главное политическое решение: как только окончатся военные действия, все беженцы должны вернуться на родину. Все остальное — инструменты, которые призваны защитить, оградить, сдержать», — уточнил он.

Алексей Мельник напомнил, что Германия традиционно принимала много беженцев и научилась сосуществовать с представителями этнических меньшинств. Поэтому в самом обществе очень противоречивые настроения относительно мигрантов. К тому же, быстрые решения не всегда могут привести к реализации долгосрочных целей. Наоборот, экстренные меры чреваты еще более тяжелыми последствиями. Именно поэтому необходим баланс и выработка стратегии, которой пока еще нет.

К слову, схожие меры предпринимались в Германии в 1990-х годах, когда в страну прибыло около 350 тысяч мигрантов, бежавших от войны в Боснии и Герцоговине. Худо-бедно проблема была урегулирована, но тогда желающих найти приют было значительно меньше.

Сегодня же, по словам Мельника, очень многое будет зависеть от работы правоохранительных органов. Также нужно применять выработанные критерии относительно мигрантов, хоть это и будет сложно.

«Должна быть «рассортировка» людей на тех, кто действительно нуждается в защите и чьей жизни угрожает опасность, и тех, кто хочет приехать в зажиточную Европу, пользоваться социальными благами, но при этом не желает придерживаться законов. Последним нужно будет жестко указать на двери», — уточнил эксперт.

По его словам, европейским политикам приходится одновременно сталкиваться с несколькими взаимосвязанными проблемами. В частности, речь идет о Великобритании, которая будоражит европейское сообщество своими угрозами выйти из ЕС.

Александр Шнырков отметил, что большой проблемой является также то, что Греция и Болгария не контролируют своих границ, через которые идут большие потоки беженцев. Еврокомиссия вынуждена была даже заявить, что страны ЕС могут получить право закрыть границы с Грецией, если та в течение трех месяцев не урегулирует эту проблему.

«Под угрозу поставлена свобода передвижения — один из главных принципов существования Евросоюза. Однако ЕС устоит, так же, как и Шенген, основная привлекательность которого — в отсутствии экономических барьеров между странами. Разрушение Шенгенской зоны чревато дополнительными затратами, увеличением себестоимости продукции, уменьшением эффективности производства. В этом никто не заинтересован», — констатировал Шнырков.

Он также добавил, что миграционный кризис никоим образом не коснется предоставления Украине безвизового режима.

Автор материала: Антонина Мирошниченко