Приспешники России рвутся к власти в ЕС. Цель №1: Германия

177

Весьма неожиданными оказались результаты региональных выборов в Германии. Традиционное доминирование двух наиболее влиятельных партий на немецкой политической арене — Христианско-демократического союза (ХДС) и Социал-демократической партии Германии на местном уровне потеснила ранее малозаметная евроскептическая партия «Альтернатива для Германии» (AfD) во главе с предпринимателем Ф. Петри.

«Альтернативщики» заняли третьи места по количеству набранных голосов в землях Баден-Вюртенберг (15,1%) и Рейнланд-Пфальце (12,6%). В Саксонии-Анхальте партия AfD заняла второе место (24,2%), дыша в спину ХДС. Партия действующего канцлера А. Меркель на первом месте с небольшим отрывом по количеству голосов (28,8%) только лишь в этом регионе. Хотя, по предварительным опросам, AfD поддерживали 19% саксонских немцев.

Повторить свой «успех» AfD имеет шансы в ещё одной немецкой земле —Гессен, где количество ее сторонников текущий момент составляет 13,2% среди электората. «Альтернативщики» позиционируют себя в качестве третьей по своему влиянию политической силы в данном регионе. И это не случайно, ибо в городе Будинген находится лагерь, где проживает 21 тысяча беженцев. Порядка 14% горожан испытывают симпатии к AfD.
Евроскептиков больше всего там, где много беженцев. Их станет ещё больше по мере увеличения количества беженцев и нелегалов в немецком обществе. Уже сегодня в Германии находится свыше 1 миллиона беженцев. На этом фоне порядка 60% немцев выступают за ужесточение миграционного режима и введение ограничений на приём беженцев. Рейтинги действующей немецкой власти заметно снизились. В 2015 году ресурс поддержки канцлера Ангелы Меркель немецкими гражданами скатился с позапрошлогодних 75% до 46%, а правящей партии ХДС — с 33,7% до 28,2%.

Не исключено, что AfD имеет «тёплые» отношения с Россией и её политическая активность является одним из пазлов стратегии Кремля по формированию рычага влияния на политику ЕС. В 2015 году проскальзывала информация о встречах функционеров AfD с представителями В. Путина в Берлине и достигнутых договорённостях о политическом сотрудничестве. Представители молодёжного крыла партии участвовали в прокремлёвских конференциях в Украине и Сербии. Любопытен ещё один факт. Одним из членов правления партии является гражданка России Ирина Смирнова, политолог и профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета (СПбГУ). Своего рода «русская душа» в теле немецкой политической силы. Весьма интересны для России и программные положения данной партии касательно введения прямого народовластия, дабы немецкие граждане принимали решения государственного значения на референдуме. Это касается и таких щекотливых для Кремля вопросов, как реализация положений соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли, введение безвизового режима, политики соседства между ЕС и Украиной, Грузией, другими странами СНГ, которые РФ пытается удержать в орбите своего влияния.

Цель России — повлиять на то, чтобы в государственных органах Германии, как одной из ведущих держав ЕС, неформально влияющей на принятие решений по ключевым вопросам, находились представители лояльных политических партий.

Германия в этом плане не является последней целью РФ. Популярность ультраправые набирают и в других странах ЕС. Это значит, что приспешники России могут оказаться в органах власти других европейских стран. Результативное участие AfD на региональных выборах в Германии создаёт для этого существенный прецедент.

Схожая ситуация наблюдается в Австрии, где «Партия Свободы» во главе с бывшим дантистом Г.-К. Штрахе набрала на местных выборах в Вене 32,2% голосов, заняв второе место после партии «Социал-демократы Австрии». Данная политическая сила отождествляется в СМИ с неонацизмом и стоит на антимигрантиских позициях. Выбор жителей Вены предсказуем. В Австрии планируется разместить 12 тысяч беженцев. В австрийском парламенте «Партия Свободы» занимает 22% мест.

Несмотря на то, что действующего президента Франции Ф. Олланда поддерживает 50% граждан, мощным авторитетом среди противников миграции пользуется лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая известна своими симпатиями к политике Владимира Путина в Украине и так называемой «российской модели» государственного развития. Её поддерживает 52% всех французов, которые так или иначе являются сторонниками правых политических сил. Сторонников у Марин Ле Пен может стать ещё больше, учитывая то, что 55 % французских граждан заинтересованы в прекращении расселения беженцев.

Далеко не ушли Нидерланды, где местные общественники в скором времени планируют провести референдум против соглашения об ассоциации и зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. Около 17% населения поддерживает политическую силу Partij voor de Vrijheid («Партия Свободы») во главе с Г. Валдерсом, который хорошо известен критикой выходцев из мусульманских стран.

Ультраправые партии имеют шансы усилить своё присутствие не только в государственных органах власти стран—членов ЕС, но и в некоторых институтах ЕС. На текущий момент лицом евроскептиков в Европарламенте является «Партия независимости Соединённого Королевства» британского популиста Н. Фарраджа, которая имеет 33% мест и стоит на антимигрантских и пророссийских позициях.

Кремль желает, чтобы европейцы сами отказались от политики санкций по отношению к РФ и дистанцировались от Украины и Грузии, возродили интерес к проекту газопровода «Южный поток», закрыли глаза на аннексию Крыма и неурегулированный конфликт на Донбассе. Этого можно добиться, лишь имея своё лобби в органах власти стран-членов. Наличия одной только сочувствующей РФ оппозиции не достаточно.

Автор материала: Георгий Кухалейшвили