Приватизация на базе «блокчейн». Как уничтожить госмонополию за несколько кликов

137

Система электронных государственных закупок ProZorro, которая уже помогла сэкономить 1,4 млрд грн, заработала в феврале 2015 года.

Одним из инициаторов ее создания была команда из «Фонда инноваций и развития» во главе с Георгием Вашадзе — соратником Михеила Саакашвили.

Сейчас команда грузинских реформаторов взялась за новый проект.

Они заканчивают работу над созданием eAuction 3.0 — площадки для проведения электронных аукционов на базе «блокчейн» — децентрализованной системы хранения баз данных, у которой отсутствует сервер-монополист.

Такое устройство системы полностью исключает даже малейшую возможность для манипуляции данными и коррупционных подтасовок.

По словам авторов eAuction 3.0, подобная система уникальна: пока европейские страны планируют перейти на «блокчейн», Украина уже это сделала.

Одесская инициатива

Изначально система децентрализованного аукциона по приватизации госимущества задумывалась для Одесской государственной администрации.

«В Украине не было унифицированного электронного аукциона для продажи госимущества, права на аренду. Саакашвили попросил построить такую систему для ОГА, чтобы она работала в открытом виде», — говорит глава «Фонда инноваций и развития» и один из создателей электронных аукционов Лаша Антадзе.

Однако проектом заинтересовались не только в Одесской ОГА, что позволило задуматься о начале работы над полноценной системой. К тому же, по словам Антадзе, работая с большим количеством органов, можно создать отдельную открытую и прозрачную информационную среду.

Сейчас, помимо Одесской области, во внедрении электронных аукционов заинтересованы также Киевская, Днепропетровская и Львовская области, Госгеокадастр, Фонд госимущества, Минагрополитики и ряд менее крупных органов, которые выводят лицензии на аукционы.

После запуска системы на площадке будут доступны все виды государственных и финансовых услуг, которые для проведения торгов используют принцип аукциона.

«Это аренда прав имущества, приватизация и продажа, имущество и земля отдельно, аренда рекламных мест, лицензии, которые выдаются на аукционах, государственные резервы, в дальнейшем — финансовый сектор: конфискованное имущество, залоговое имущество», — перечисляет Антадзе.

Основной код и программа были готовы в середине февраля, а с конца февраля — в марте разработчики работали с частными площадками, которые строят свои «юзер-интерфейсы» с сайтами, где можно будет зарегистрироваться.

«Работаем и над интеграцией госорганов, которые будут выставлять лоты в системе. Думаю, в апреле первый открытый торг произойдет», — говорит Антадзе.

Распространение системы будет зависеть от того, захотят ли госорганы ее внедрить, и от парламента, который должен принять закон о системе электронных аукционов, как это было с ProZorro и законом об электронных госзакупках.

Например, законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно активизации проведения земельных торгов», предусматривающий введение электронных аукционов, должен быть вынесен Минрегионом на рассмотрение в Кабмине, однако когда именно это произойдет пока не ясно.

«Противостояние будет. Когда мы начинали ProZorro, тогдашнее Минэкономики было против, но им пришлось подключиться. Те, кто нелегально зарабатывают деньги через схемы, не хотят подобных внедрений», — говорит Вашадзе.

ProZorro 2.0

Система, над которой работает «Фонд инноваций и развития», — это продолжение ProZorro. Когда в 2014 году вынашивалась идея создания последней, акцент делался на экономии бюджетных денег и частно-государственном партнерстве.

«Наша практика базируется на грузинском опыте, но мы в Украине делаем новое поколение реформ. ProZorro была из нового поколения. Там существуют частные площадки, которые присоединились к единому центру», — объясняет Вашадзе.

У ProZorro нет единого сайта — есть частные площадки, которые через центральную базу данных обмениваются информацией. Информация про тендер появляется на одной и тут же автоматически — на всех остальных.

Из-за наличия единого сервера, связывающего между собой площадки, у ProZorro по-прежнему существует минимальный риск вмешательства в систему.

«Исходя из украинских реалий, мы увидели большой риск. Риск того, что теоретически можно вмешаться в базу данных: остановить тендер или сделать неугодное предложение невидимым», — добавляет Вашадзе.

По его словам, система электронных государственных аукционов — это третье поколение реформ, когда нет централизованной базы данных, в которой можно манипулировать информацией. При этом для создания системы не понадобилось не только ни копейки бюджетных средств, но и ни копейки грантовых денег.

«Этот проект мы начали на волонтерских началах. Подключилась команда из Харькова Distributed Lab, которая работает с «блокчейн»-проектами. Они сами пришли к нам, услышав про такую инициативу», — говорит Антадзе.

Distributed Lab занимается исследованиями в области криптотехнологий и децентрализованных систем. Основные сферы интересов — финансовые инфраструктуры, распределенные системы управления контентом, системы управления анонимностью в сети.

«Мы взялись за проект бесплатно, потому что это уникальное применение децентрализованных технологий. Есть проблема, есть политическая воля, и нашлись банки, без которых было бы невозможно реализовать техническое решение», — говорит один из разработчиков Distributed Lab Павел Кравченко.

Среди таких банков — государственный Ощадбанк и частный Приватбанк. Они нужны для регистрационного и депозитного взносов участников аукциона. Также свою инфраструктуру бесплатно предоставила компания Microsoft.

«Microsoft предложила свою платформу и готова интегрироваться в «блокчейн». Для них это первый пример, и как раз на нашей системе», — говорит Вашадзе.

Будущее за «блокчейн»

«Блокчейн» — основная технология, которая позволяет создать систему, в которой отсутствует единственная централизованная база данных.

«Мы искали технологию, которая давала бы больше гарантий для пресечения манипуляций. Мы нашли «блокчейн», который используется в криптовалютах. В развитых государствах полагают, что за ним будущее», — говорит Вашадзе.

«Блокчейн» — это распределенное хранение баз данных, в которых нет ни одного монополиста, из-за чего манипуляция в системе невозможна.

«Фактически это не технология, а архитектурный подход к хранению, обработке и синхронизации данных. Информация защищается с помощью цифровых подписей и хранится неразрывно со всей историей изменений», — объясняет Кравченко.

Кроме того, использование распределенных систем на основе технологии Blockchain не потребует финансирования из государственного бюджета на создания соответствующего программного обеспечения и его администрирования.

По словам представителей «Фонда инноваций и развития», Украина будет первой страной в мире, которая запустит такую технологию в государственном секторе.

«Ни одной страны в мире нет: Великобритания хочет, страны ЕС заявляют, эстонцы собираются перейти на эту технологию, в США активно обсуждается, а в Украине это уже реализовывается», — говорит Вашадзе.

В фонде уверены, что эта технология полностью меняет функцию бюрократии.

«Если сравнить с футболом, то украинский бюрократ сейчас создает правила игры, судит и играет на поле. Если мы отнимаем у государства функцию игрока и оставляем лишь функции судьи и создания правил игры, то у них не будет возможности получить взятку от разных частных лиц», — говорит Вашадзе.

Его соратник Антадзе также оптимистичен.

«Мы построили часть децентрализованного электронного молотка. В дальнейшем это должно распространиться на все реестры. Их можно перевести на «блокчейн», и мы сможем построить весь цикл без человеческого вмешательства. Это даст нам возможность полностью убрать фактор коррупции», — говорит он.

Автор материала: Федор Попадюк