Проблемным банкам нечем рассчитаться с клиентами

714

У Фонда гарантирования вкладов — тоска-печаль: оказалось, что в переданных под его опеку проблемных банках катастрофически пусто. Ну, мы подозревали, что там не очень много осталось для расчетов с вкладчиками. Но оказалось, что дело совсем дрянь.

После почти года метаний Фонд гарантирования обнаружил, что в Дельта Банке основательно почистили закрома — на 20 млрд гривен. Так прямо и говорят: «вывели активов на 20 млрд». Сейчас эти сделки оспариваются. Разгорается скандал, в общем — весело. Что происходит?

Осенью 2015 года было принято решение ликвидировать Дельта Банк. Согласно закону, после введения временной администрации деньги вкладчикам-физлицам платит Фонд гарантирования. Когда дело доходит до ликвидации, все, кому банк должен (вкладчики, Фонд гарантирования, государство, сотрудники банка, юрлица, имевшие в банке счета) выстраиваются в очередь. И юрлица стоят в той очереди одними из последних. А то, что принадлежит банку, включая кредиты физических и юридических лиц, начинают распродавать. Из денег, полученных в результате продажи таких кредитов, гасят долги банка перед его клиентами.

Но, поскольку юрлица в этой очереди за деньгами стоят последними, нередко предпринимаются попытки получить свое вне очереди, проведя своего рода «взаимозачет» с кем-то из должников банка. То есть встречаются кто-то, кто должен банку, а также тот, кому должен банк. И за счет взаимного погашения обязательств обе стороны (кроме банка, Фонда гарантирования и вкладчиков-физлиц) уходят довольными. Тот, кому был должен банк, уходит счастливым потому, что очередь до него дело просто не дошла бы — деньги за распроданные кредиты закончились бы раньше. Тот, кто умудрился выкупить свой кредит, счастлив оттого, что ему удалось выкупить свой долг с очень большой скидкой — собственно, ради этого он и включается в сделку.

Так вот Фонд обвиняет банк в том, что таким образом «Дельта» и его крупные клиенты попытались организовать расчет по обязательствам «вне очереди».

И тут возникает вопрос: почему вообще может не хватить денег, ведь в банке есть баланс и в нем объем обязательств равен объему активов (в том числе — кредитов, инвестиций в ценные бумаги и т.п.)? Для понимания этого феномена стоит процитировать заместителя директора-распорядителя Фонда гарантирования Андрея Оленчика, который заявил во вторник, 26 января, что балансы банков, переданных ФГВФЛ, составляют в сумме около 400 млрд грн, тогда как рыночная цена активов этих банков примерно равна 20-22% этой суммы.

Почему так? Отчасти по причине того, что упала гривна, на дворе финансовый кризис — оттого часть предприятий-заемщиков стали неплатежеспособными по совершенно объективным причинам. Еще отчасти потому, что активы были потеряны или уничтожены в зоне АТО и в Крыму. Но очень весомая часть потерь связана с выводом активов, вроде описанного применительно к «Дельте». А также в связи с тем обстоятельством, что в банке выдавались заведомо невозвратные кредиты структурам, близким к собственникам или руководителям банка.

Обычно проблемы в банке нарастали по мере того, как росла доля заведомо невозвратных кредитов, а также кредитов, «погибших на войне». Можно ли было в такой ситуации предотвратить смерть банка? Да, конечно. Если собственники «дольют» в банк капитала с таким расчетом, чтобы перекрыть большую часть понесенных потерь. И такое случалось много раз. О таком не принято говорить вслух, чтобы не распугать клиентов, так что обычно оздоровление банка происходит без огласки: «есть проблемы с кредитами, есть предупреждение от НБУ, пополнили капитал, работаем дальше».

Бывали времена, когда банк спасали не столько за счет собственника, сколько за счет государственных денег. Но сейчас подобное крайне маловероятно, если банк — частный. Против таких схем сейчас сам Нацбанк, а самое главное — против этого такой авторитет, как МВФ. Международный валютный фонд категорически против того, чтобы спасать частные банки за счет денег налогоплательщиков.

А вот все случаи, когда собственники не захотели или не смогли пополнить капитал, выливались в громкие скандалы — введение временной администрации, а также последующую ликвидацию. Слишком часто в тот момент, когда собственник понимал, что не сможет спасти банк «за свои», он принимал решение «так не доставайся же ты никому». После чего окончательно выжимал банк досуха. В ход шли «взаимозачеты» юрлиц-должников и юрлиц-вкладчиков, другие методы вывода денег. Собственно, отсюда в значительной степени растут ноги у тех 20-22%, о которых упоминал г-н Оленчик. Попробуем перевести на общепонятный язык: на четыре пятых проблемные банки уже растащены.

Что из всего этого следует для обычного вкладчика или клиента живого банка? Внимательно смотреть на фигуру реальных собственников такого банка. Если нет ясности в понимании того, кто на самом деле собственник, — уже имеется повод подумать, а стоит ли связываться с таким банком. Если фигура собственника понятна, есть смысл разобраться — способен ли он поддержать банк в трудную минуту.

Дальше есть смысл смотреть на то, кого и как банк финансирует, кому и на что дает кредиты. С этим рядовому клиенту разобраться сложнее, но тоже можно. Очень хороший признак надвигающихся проблем — сверхвысокие ставки по вкладам для физлиц. Ставки по таким вкладам — штука очень показательная. Они говорят о том, насколько банк страдает от нехватки ресурсов. Если ставки — поднебесные, это значит, что у банка дыра в балансе.

Заявления Фонда гарантирования о пустых балансах — это не только признак того, что проблемные банки беспощадно растаскивали «перед смертью». Это еще и признание в том, что платить их вкладчикам придется за счет денег госбюджета, которые получает Фонд гарантирования на эти цели.

Ну, еще и нам, вкладчикам, предупреждение — как и на что обращать внимание при выборе живого банка. Прислушаемся к нему.

Автор материала: Александр Крамаренко